Главная / Статьи / Церковь / Слепая

В конце 1980-х меня пригласили нести пресвитерское служение в маленькой сельской баптистской общине. По спискам там числилось сорок четыре человека, приходить же в церковь по воскресеньям могли только двадцать два. Это все, что осталось от некогда цветущей церкви, насчитывавшей около двухсот человек в начале 1930-х. До войны церковь разогнали; часть еe руководителей и активных членов расстреляли, часть посадили, кто-то просто пропал, а оставшиеся разбежались.

Средний возраст в общине был далеко за шестьдесят. Из молодeжи – одна девушка, из мужчин – один больной старичок. До здания «церкви» – аккуратно выбеленной мазанки – нужно было добираться в сапогах, пешком, 3 км от райцентра. Так советские власти убирали с глаз долой «боговерующих».

Раз в месяц я посещал с причастием семь совсем больных верующих. Сначала ходил пешком, потом догадался купить велосипед, чтобы добираться до них по селам и околоткам, разбросанным по всему району. Приходилось ездить на велосипеде и посуху, и по весенней распутице. Нередко пробирался через осенние черноземные лужи, представлявшие собой деревенские улицы, мощенные прокисшими солеными огурцами и засохшей картофельной ботвой. А зимой научился ездить на велосипеде по снегу и даже через зимние сугробы. Их можно было преодолевать только с разгону.

Помню, как я в первый раз ехал на посещение слепой верующей старушки. Осень. Спустился по размытому проулку и застрял. Веду в руках велосипед по непролазной улице деревни Суходоловка, сетуя, что никакая она не Суходоловка в такую дождливую осень. Еду, а сам думаю: «Ну что я сейчас ей скажу? Как я смогу ее утешить и ободрить? Какие можно подобрать стихи из Библии, примеры из жизни? Чем я смогу помочь ей по дому?»

Спрашиваю у соседей, как найти ее дом. Все с доброй улыбкой подсказывают. Чумазые малыши в резиновых сапогах даже бегут вслед.

Оказывается, жила старушка не в доме, а во времянке. Ослепла она лет двадцать тому назад и решила отдать свой большой и плодородный огород местной молодой семье. В благодарность эта семья с тремя детками присматривала за старушкой и заботилась о ней: воды принесут, дров и угля заготовят, картошкой и овощами с огорода снабдят – сколько ей там одной нужно! Эта же семья построила на ее участке свой дом и содержала в порядке ее времянку.

Мужчина за тридцать встретил меня у ворот с улыбкой, проводил во времянку сестры Вали. Всё – с уважением.

Она уже ждала на пороге. Вся светилась от радости. Обняла и проводила «у хату». Внутри все было очень чисто и ухожено. Плита, посуда, стол, полы, застеленные самодельными ковриками, – все в полном порядке! Как будто здесь всегда наводит чистоту кто-то зрячий! Да и сама сестра предстала такой живой, радостной, аккуратно одетой, в чистом фартучке и белоснежном платочке. Вот так нежданная радость!

Она мне много рассказывала из своей жизни, а я – из своей. Разговор постоянно возвращался к Тому, Кто нам обоим был всего дороже: ко Христу, к Его любви, к жертве за нас на кресте и к Его воскресению.

Я даже спросил, как она готовит еду и кто прибирает в доме. «Варю сама, привыкла уже. И печку топлю, и посуду мою – все на ощупь. Все ставлю на место. А прибираю тоже на ощупь: потрогаю рукой под лавкой, все ли чисто, и все подметаю и мою. Все ползком, а как же. А семья эта мне не родная, но они заботятся обо мне, я им очень благодарна, слава Господу».

Вечеря наша прошла в состоянии глубокого сопереживания страданиям Христа и в благоговейном тихом восторге о Его и нашей победе. Не заметили, как свечерело.

Как на крыльях летел я по темной улочке, весело разбрызгивая лужи и грязь! И тут я увидел: это не я ее утешил и ободрил, а она меня вдохновила и порадовала! Она, светлый человек, эта незрячая со зрячей душой, видящей Христа яснее и отчетливее, чем многие из нас, зрячих.

Тэги:   мысли   жизнь церкви   Б   
Читать по теме