Главная / Статьи / Церковь / Как подготовиться к духовному пробуждению?
Как подготовиться к духовному пробуждению?
Как подготовиться к духовному пробуждению?
29.11.2016
646

«Иногда воображается кошмар: вот завтра пробудится широкий интерес к христианству, вот станут все расспрашивать о христианстве – и окажется, что мы к этому совершенно не подготовлены» (Сергей Алексеевич Желудков, «Почему и я – христианин»)

 

 

Что формирует наши будни? Похоже, в первую очередь сферу занятости определяют ценности. Причем не декларируемые, а подлинные. Даже если они в полноте не осмысленны. Кто-то инфицирован бытовым материализмом, а кто-то ожидает Второе пришествие Христа. Кто-то нервничает в виду приближения Великой скорби, массовой чипизации населения и прихода антихриста, окопавшись и пытаясь сохранить по-своему понятые истину и святость. А некоторые молятся о духовном пробуждении.

Жизнь так устроена, что нередко с нами случается то, чего мы страстно желаем, или то, чего панически страшимся. В глубокой древности многострадальный Иов сетовал: «Чего я боялся, то и произошло; чего страшился, то со мной и случилось» (3:25, МБО). А Бернард Шоу относительно недавно подметил, что «у оптимистов сбываются мечты, у пессимистов – кошмары».

Чего ожидаем мы? К чему стремимся или от чего бежим? Не программируем ли свое будущее?

К XXI столетию в евангельском христианстве под термином «пробуждение» обычно стали подразумевать периоды обновления и активизации духовной жизни в церковной среде с последующими массовыми обращениями ко Христу прежде неверующих людей, что, в свою очередь,  всесторонне преображает общество в масштабах целых стран и даже континентов.

Понятие «христианизация» не может выступать подходящим аналогом. Увы, нередко под этим знаменем осуществлялась политическая и культурная экспансия, колонизаторское миссионерство, причем порой путем применения насилия или административного ресурса. Евангельская же весть – это свидетельство об искуплении во Христе, проповедь необходимости рождения свыше в интересах расширения Царства Небесного, а не земного.

В конце XIX века – великого века миссий – многим христианам казалось, что еще немного евангелизационных усилий и последний обратившийся язычник войдет в число спасенных. Настанет период радости, мира и послушания Богу и весь мир плавно войдет в обетованное тысячелетнее царство, финалом которого будет триумфальное пришествие Господа Христа. Однако оптимистичный, постмилленаристский взгляд в будущее в течение жестокого XX века уступил место пессимизму эпохи постмодерна.

В начале третьего тысячелетия церковь растет количественно, но сокращается в процентном отношении. Мир апокалиптично сотрясается под ударами международного терроризма, неуверенно балансируя на грани третьей мировой войны, в условиях постхристианского Запада, исламизации, тоталитарных или тоталитарно-стремительных режимов и других угроз.

Никто из людей не в состоянии спровоцировать действие Духа Святого, Который дышит, где хочет, творит все, что хочет и наделяет дарами каждого по Своему усмотрению. Рик Уоррен сравнивал взаимодействие человека и его Создателя с серфингистом и волной. Спортсмен не может спровоцировать волну в океане, его задача терпеливо ожидать и быть готовым воспользоваться ее энергией.

Мы не можем манипулировать суверенным Богом, хотя желающих в наше время много. Мы не в состоянии спровоцировать излияние Духа. При этом важно учитывать, что Господь может действовать не только благодаря усилиям Его детей, но порой и вопреки этим усилиям. И это весьма отрадно в виду тотальной испорченности и ограниченности человеческой природы.

Тем не менее, мы можем просить Вседержителя согласно с Его волей о новых делателях на Его жатве и о спасении людей. Если мы целенаправленно не ищем способов исполнить волю Господа в своем поколении, мы рискуем не только оказаться не подготовленными к личной встрече с Богом или к периоду особого действия Святого Духа, но даже оказаться в числе религиозных богопротивников, которые убежденно идут против рожна. Волна пробуждения нужна только тем, кто ее ожидает всем сердцем, остальным она будет лишь мешать, хотя накрыть и вовлечь способна многих.

Проанализировав многовековой опыт Церкви, мы можем обнаружить семь специфических характеристик в состоянии Божьего народа в периоды духовных пробуждений. Осознавая свою степень ответственности и возрастая в этих сферах, христианское сообщество может готовиться к пробуждению. Такая подготовка фактически является лучшей почвой духовного возрастания и выполнения Божьего предназначения. Церковь, жаждущая глубокого внутреннего преображения, молящаяся о пробуждении погибающего общества, – это живая церковь.

 

Итак, пришло время назвать семь аспектов подготовки к пробуждению и духовного роста.

 

1. Малые группы для изучения Библии и совместной молитвы

Начиная от дня Пятидесятницы, то есть от самого своего основания, Вселенская Церковь прирастала домашними группами. Когда евангелист Лука и апостол Павел упоминают «домашние церкви», они не имеют в виду семьи определенных верующих людей. Они говорят о раннехристианских общинах, которые регулярно собираются по домам (см. Деян. 12:12; Рим. 16:4-5, 23; Кол. 4:15; Флм. 1-4). Общение вокруг Божьего Слова, совместная молитва и Вечеря Господня формировали атмосферу братского единодушия и духовного роста. В условиях современных городов полноценная христианская жизнь без домашних групп, пожалуй, просто невозможна.

Пробуждение практически всегда сопряжено с активным распространением Библии на современном и понятном языке. Например, после выхода Синодального перевода так называемые штундисты на юго-западе Российской империи еженедельно собирались для изучения Священного Писания, а книгоноши распространяли его по всей стране. Результатом таких процессов стал мощный рост евангельского движения. Во второй половине прошлого века в США Ральф Нейбор шлифовал свою концепцию ячеечных церквей. Практически в то же самое время в Советском Союзе малые группы прекрасно себя показали в приходе известного православного священника Александра Меня. Плоды этого служения очевидны и поныне.

 

2. Баланс между серьезным отношением к доктрине и к личному благочестию

Многие христианские движения впадали в крайности, либо рьяно увлекаясь ортодоксальностью учения, либо забывая об учении вовсе. Необходимо же и постоянное богопознание, и постоянное личное освящение. В действительности эти процессы неразрывны. В 1686 году в Лейпцигском университете Август Герман Франке организовал группу для углубленного изучения Библии в оригинале. При этом он старался являть собой образец христианского благочестия. Пытаясь исправить дисбаланс своей эпохи, Сергей Булгаков говорил: «Сначала жить, а потом богословствовать».

Ривайвелизм XVIII века (англ. revival – возрождение, пробуждение) был ответом на превращение христианства всего лишь в одно из моральных учений. Его сторонники придавали в религиозной вере такое же значение чувственно-эмоциональной стороне, как и стороне интеллектуально-рациональной. Параллельно с Великими пробуждениями развивалось так называемое Движение святости. Представители реформатской традиции в то время активно рассуждали о «втором обращении», методисты проповедовали идеи «полного освящения».

В 1904-1905 годах под влиянием проповедей Эвана Робертса на юго-западе Великобритании развивалось Уэльское пробуждение, затронувшее в последующие десятилетия до пяти миллионов человек в разных уголках планеты. Полиция столицы Уэльса Кардиффа сообщала, что в течение одного месяца с момента начала пробуждения уровень пьянства снизился на 60 %. На Рождество 1904 года главный констебль города надел белые перчатки, что символизировало отсутствие в городе тяжелых преступлений.

 

3. Баланс между активностью в благовестии и в социальном служении

Великолепной сбалансированностью развития характеризовался немецкий пиетизм XVII-XVIII веков. В течение одного поколения их движение влило в прежнее лютеранство новые силы и духовные рвения. Именно с пиетистами связаны самые смелые миссионерские проекты того времени. Они охватили проповедью Евангелия Европу, Африку, Америку, Азию и острова Тихого океана. При этом Франке превратил собственный дом в приют для бедных детей, основал приют для сирот, институт для подготовки учителей, а позже участвовал в создании издательства, медицинской клиники и других учреждений.

Распространяя Благую весть в Америке, Чарльз Финней отстаивал демократические свободы, отмену рабства, трезвость, образованность, отказ от роскоши. В Англии Возрождение святости привело в 1864 году к созданию Уильямом Бутом Армии спасения. Уже более полутора столетий эта организация выполняет Великое поручение Иисуса Христа с помощью проповедей, а также оказания нуждающимся социальной, медицинской, консультативной, моральной и иной поддержки, включая предоставление материальной помощи в чрезвычайных ситуациях. На сегодняшний день более чем в 127 странах мира Армия спасения содержит столовые для нищих, ночлежные дома для бездомных, молодежные клубы, работает с осужденными и другими асоциальными элементами общества.

К началу третьего тысячелетия христианская церковь постепенно нащупала баланс в служении погибающему миру в том, что улучшение социальных условий является результатом успешной евангелизации. Тело Христово – это единственная организация на земле, призванная служить тем, кто не является ее членами.

 

4. Осуществляемая на практике идея всеобщего священства

Разделение на клир и мир делает церковь нежизнеспособной, особенно во времена политических и социальных потрясений. В свое время это понимали кельтские монахи и францисканцы, затем вальденсы в Альпах, лолларды в Англии, стригольники в Новгороде, гуситы в Богемии, а затем и моравские братья. Всеобщее священство было одним из краеугольных камней учения Мартина Лютера.

В июле 1974 года около 2700 представителей евангельских церквей и гостей из более чем 150 стран собрались в швейцарской Лозанне для поклонения и молитвы, общения и дискуссий. Вскоре комитет этого гигантского христианского форума превратился в международное движение. Слова – «Вся Церковь несет все Евангелие всему миру» – составляют девиз Лозаннского движения. Церковь может быть влиятельной, только осуществляя на практике идею всеобщего священства.

 

5. В богословском образовании баланс между академичностью и практикой

В I веке апостол Павел организовал в Эфесе первый «библейский колледж». Там была реализована уникальная двухгодичная программа очной формы обучения с явной миссионерской направленностью: «Он [Павел] отделил учеников и ежедневно беседовал с ними в зале для лекций, принадлежавшем Тиранну. Так продолжалось два года, и все иудеи и греки, жившие в провинции Азия, слышали слово Господа» (Деян. 19:9-10, МБО).

Что объединяет таких великих реформаторов и христианских лидеров как Джон Уиклиф, Ян Гус, Мартин Лютер, Бальтазар Хубмайер, Филипп Якоб Шпенер и Август Герман Франке? Все это университетская профессура! Кембридж тесно связан в истории с активной реформационно-просветительской деятельностью пуритан, Оксфорд – со «святым клубом» братьев Джона и Чарльза Уэсли, Йельский университет и Принстон – с евангельским возрождением трех первых десятилетий XIX века в Америке.

Основатель пиетизма Шпенер считал, что надо реформировать образование, чтобы воспитывать пасторов в набожности и благочестии, а не только преподавать им академические знания. Основанный первыми пиетистами университет в Галле стал очагом подготовки служителей новой фармации, международным миссионерским центром, содействовал новым переводам Библии, стимулировал создание и поддержку множества учреждений социальной направленности.

Развитие образования и личное наставничество было одной из характерных особенностей Моравской церкви. Уникальный опыт христианского братства был получен в подпольной семинарии Исповедующей церкви в нацистской Германии. Этот опыт описан в книге Дитриха Бонхёффера «Жить вместе». Не случайно для семинарий и христианских университетов постсоветского пространства все большую актуальность приобретает тема миссии в богословском образовании.

 

6. Открытость к новаторству в формах служения

Основной девиз протестантской Реформации гласит «Ecclesia reformata sed semper reformanda», что в переводе с латыни означает: «Церковь реформированная, но всегда требующая реформ». Перманентное обновление предохраняет церковь от революционных и взрывных преобразований. Для церкви важно верно усвоить неизменную суть вечного Евангелия, но не менее важно суметь провозгласить Благую весть на языке культуры своего поколения.

Так методисты пренебрегли жесткой церковной организацией чопорного англиканства в пользу евангельской простоты и миссионерской направленности. Они и другие ривайвелисты стали использовать на своих богослужениях призывы к персональному и публичному отклику на Благую весть. Поскольку руководство традиционных церквей осуждающе смотрело на новаторов, двери многих домов молитвы для них были закрыты. Но желающих послушать новых проповедников было великое множество. Поэтому возникает «уличная» или «полевая проповедь», массовые богослужения под открытым небом.

Видя духовную жажду лондонцев, Чарльз Сперджен арендовал для проповеди концертные залы, а затем в целях безопасности вводил продажу билетов на богослужения по самым доступным ценам. Мартин Лютер в XVI веке использовал народные мотивы для новых церковных псалмов. Аналогичным образом свежую струю в прославление привнесут затем Чарльз Уэсли и сотрудник Дуайта Моуди Айра Сэнки.

В августе 1801 года в Кейн-Ридже (Кентукки) проходило самое известное полевое собрание с 20 000 участников. Плодами второго Великого пробуждения на Диком западе более остальных воспользовались методисты, баптисты и пресвитериане. Дело в том, что, видя огромный отклик людей на проповедь Евангелия, они своевременно ослабили образовательный ценз для проповедников, доверив собирать вокруг себя и наставлять новообращенных рожденным свыше и надежным фермерам среди переселенцев. Это лишь некоторые примеры колоссальной важности новаторства в формах служения.

 

7. Межконфессиональное сотрудничество

Участники движения духовного пробуждения или ривайвелизма по-прежнему уделяют большое внимание не только миссионерской и социальной деятельности, не только образованию, но и межконфессиональному сотрудничеству. Данный подход характеризует и объясняет успех величайшего евангелиста XIX века Дуайта Моуди и величайшего евангелиста XX века Билли Грэма. В их миссионерские кампании были вовлечены все евангельские церкви, открытые для взаимодействия. Многие церкви Евразии прекрасно помнят позитивный опыт участия в межконфессиональном проекте «Надежда есть», организованном миссией «Возрождение».

Узость сектантского мышления наделяет общины претензиями на исключительность, превращает в бастионы затхлой традиции, заводит в исторический тупик. Поэтому современная Церковь смиренно переосмысливает себя в качестве Божьего народа в окружении мира и общины, существующей ради блага мира.

Церковь на земле – не Божье Царство, а зародыш и начало этого Царства. Церковь – не посылающий, а посланник. Церковь – сама объект миссии Бога, следовательно, она постоянно нуждается в покаянии, обращении и переменах. Выступить единым фронтом для духовного преображения общества – достойная цель для взаимодействия и яркое свидетельство единства детей Божьих, заповеданное Основателем и главой церкви – Христом.

 

Итак, эпиграфом для данной статьи послужили удивительные слова псковского православного священника, сказанные в Советском Союзе. Прошло два десятилетия и стало очевидным, что слова отца Сергия Желудкова были пророческими. Режим пал, открылись двери для проповеди Евангелия, а наш народ возымел огромную духовную жажду. Но церковь, находящаяся в режиме выживания, с трудом справлялась с восполнением нужд своего народа. Слишком много людей прошло через незрелые общины транзитом. С тех пор время сильно изменилось. В каком режиме находятся наши церкви сегодня? И для чего?

Читать по теме