Главная / Статьи / Церковь / Церковь и насилие в семье
Церковь и насилие в семье
Церковь и насилие в семье
27.07.2017
198

Домашнее насилие – тема, о которой в церкви предпочитают молчать. Тема, о которой никто не хочет даже заикнуться, потому что по негласному соглашению «у нас такого нет». И вроде бы догадки проскальзывают в головах особенно наблюдательных, но тему лучше не затрагивать, так как нет у нас такой темы.

Темы такой нет, а вот женщины с синяками там, где не могут заметить окружающие, есть. Темы нет, а женщины с вымученными улыбками и страхом в глазах есть. И женщины, запертые дома, без возможности позвонить или выйти на улицу, и дрожащие руки, и затравленный взгляд, брошенный на мужа: «все ли я правильно сделала», и месяцы в больнице с сотрясением мозга – все это есть.

Это – домашнее насилие. Это мужчина, таскающий свою жену за волосы по кухне. Это мужчина, разбивающий о голову жены стулья. Это мужчина, пинающий свою жену ботинками. Это мужчина, шипящий в заплаканное лицо жены: «Кому-то скажешь хоть слово – убью».

И женщина молчит. Молчит, потому что ей никто не поверит. Молчит, потому что помощи ей не дождаться ни от кого. Молчит, потому что, если муж узнает, что она пожаловалась, ей снова достанутся побои и издевательства. Молчит, потому что в церкви женщины не позволят ей об этом говорить – тема неправильная и не святая, а пастор отвяжется общими словами: «Молчи и терпи. Христос терпел и ты терпи». Молчит, потому что идти ей, часто с детьми, некуда.

Так почему в церквях вопрос о домашнем насилии обходится стороной? Есть вопросы о социальной помощи и реабилитации жертвам насилия, терроризма, наркозависимости, а о жертвах домашнего насилия и не вспоминается. Я все пытаюсь понять, почему в церквах об этом не говорят. Ладно, простите, может где-то этот вопрос и стоит серьезно на повестке дня, но то, что я слышу и вижу, говорит об обратном - женщинам, страдающим от домашнего насилия, не в каждой церкви помогут.

Я пытаюсь понять... и не могу найти ответ. Служители церкви не знают, что посоветовать жертве домашнего насилия? Служители не говорят об этом, потому что не хотят бросить тень на церковь? Простые члены церкви не знают, что происходит в семьях братьев и сестер, а если и догадываются, то не знают, как помочь? Ведь понятно, что не все имеют диплом психолога, не все обладают достаточной мудростью и информацией, чтобы помочь жертве насилия физического и психологического.

И если вы думаете, что психологическое и словесное насилие менее разрушительно, то вы глубоко ошибаетесь. Попробуйте-ка вы хоть один день прожить под постоянным градом грязных слов, унизительных и незаслуженных оскорблений и насмешек: «Корова толстая... грязная и вонючая девка... что бы ты, безмозглая курица, без меня делала?»

А постоянные запугивания, вроде: «Дети подрастут, я им расскажу, где тебя подобрал... отберу детей... у меня есть доказательства, что ты плохая мать...»? А грубый или насмешливый отказ в ответ на робкую просьбу дать немного денег на предметы первой женской необходимости? К сожалению, такое насилие у нас и насилием-то не считается: подумаешь, обозвал! Мало ли, вырвалось у мужа! Сама, скорее всего, довела!

Но представьте, что каждое оскорбление измерялось бы ударом кулака. Сколько бы синяков и сломанных ребер пришлось насчитать на жертве уничижения.

Не слышала я, простите, не слышала в наших церквах, чтобы из-за кафедры ясно и доходчиво было сказано: «Мужья, не смейте поднимать на жену руки! Мужья, физически и словесно издевающиеся над женами, будут иметь дело с руководством церкви!»

А может быть, нужно снять пиджак и галстук и спуститься в зал, услышать затравленный шепот измученной женщины и увидеть застывшие слезы в глазах? Может, нужно перестать говорить высокопарные слова, перестать облекать правду в обтекаемые формы и просто назвать вещи своими именами? У всего на свете есть название и от того, что мы подберем более приемлемые для благочестивых ушей членов церкви синонимы, насилие не перестанет быть насилием и жестокость не перестанет быть жестокостью.

Где мужчины, которые бы встали на защиту сестер во Христе? Где мужчины, настоящие мужи Божьи, которые наставили бы на путь истинный мальчика, который научился водить машину, бриться и делать детей, что женщину бить нельзя. Нельзя поднимать руку на существо, которое слабее тебя. Ни одна женщина, какой бы недостойной она ни была, не должна испытывать насилие и побои вообще, а тем более от собственного мужа. Женщина, находясь под гнеетом страха, боли и напряжения, не в состоянии исполнять обязанности жены так, как предписывает Библия и не может отображать образ евангельской женщины.

Неужели еще не пришло время говорить о насилии мужей над женами? И если не сейчас, то когда? Надо, надо говорить...

Во-первых, женщина должна немедленно перестать испытывать боль, жестокость и унижение. Я все равно верю, что в церкви есть богобоязненные мужчины и женщины, которые смогут встать на защиту жертвы и, даже если сами не смогут помочь, то направят туда, где женщина обретет помощь. Кроме того, нам надо думать о детях, которые растут и формируются в такой обстановке. Как вы думаете, какими женами и мужьями они станут в будущем?

Во-вторых, муж-насильник также нуждается в помощи. Иисус пришел в мир, чтобы проявить любовь и сострадание к больным. Наш любящий Бог является Богом как для жертвы, так и для насильника. И если несчастный человек оказался в плену недовоспитания или ошибочных мыслей или попал в лапы дьявола, то не должны ли мы также сострадать и ему?

Дорогая церковь, разве нас не должен насторожить тот факт, что жертва домашнего насилия боится открыться, а жестокие мужчины чувствуют себя в нашей среде превосходно? Ведь почему-то так происходит! Может, любви в нас мало? Может, слепы к горю?

Может, мы, насытившись благодатью, жалеем ее для других? Или не хотим признать, что и другие нуждаются в высшей Божественной доброте? Нет, не должны мы сидеть на благодати, как собака на сене, чтобы другие не могли попробовать ее сладость, свежесть и целительную силу. Испытавший силу благодати должен проявлять ее к другим.

Когда Господь сделал нас Своими детьми и поместил в церковь, Он дал нам глаза, чтобы видеть, сердце, чтобы сострадать, и руки, чтобы помогать. Глаза, чтобы видеть проблемы и нужды, сердце, чтобы болело и жалело больных и страдающих, и руки, чтобы оказать любое возможное содействие. Мы все члены одного организма, мы все даны друг другу для помощи, любви, поддержки, духовного роста.

И вполне вероятно, что пастор и служители не знают, что происходит во всех семьях. Но мы с вами можем и должны радоваться с теми, кто радуется, и плакать с теми, кому больно. Откройте глаза, молитесь, просите мудрости и любви к своим сестрам и братьям, задавайте вопросы.

И если Господь пошлет женщину, которая откроется вам, не спешите ее обвинять, выслушайте, разделите с ней слезы. И потом помогите ей предпринять дальнейшие шаги, сначала поговорить с пастором или душепопечителем, а если не поможет, направить ее в социальные службы к светским властям. Они для того и поставлены Богом, чтобы наказывать делающих злое.

В случаях, о которых мы говорим, любая помощь может оказаться выходом из тупика. Этой помощью может быть время, проведенное в общении с жертвой, молитва, финансы, мудрый совет, элементарные знания о службах поддержки. Не всегда помощь женщине будет проявлена незамедлительно. Не всегда муж, испугавшись последствий, тут же перестанет издеваться над женой. Но для того чтобы болезнь вылечить, ее надо начать лечить. И для того чтобы вырезать опухоль, надо применить нож.

Мужья относятся жестоко к своим женам. От того, что мы будем делать вид, что такого безобразия в наших церквах не существует, проблема не исчезнет. Но если мы церковь Христова, если милость Христова проявилась к нам, то и мы должны проявлять милость к тем, кто рядом с нами. Церкви Христовой пора разорвать цепь молчания, пора начать говорить. И действовать.

 

www.natalyagurmeza.com

Читать по теме