Главная / Статьи / Церковь / Отступничество
Отступничество
Отступничество

Случаи отступничества от веры в общине евангельских христиан (пашковцев) (1874-1905 гг.)

09.09.2017
906

Фото: Петербургские протестанты. 1900-е гг. Фото Булла

 

Введение

Термин «отступничество от веры» имеет свои нюансы у разных богословов. Автор в данной работе ориентировался на определение, данное в «Большом библейском словаре» под редакцией Уолтера Элуэлла:

«Отступничество – отход от Бога, отказ и отрицание веры, ослабление религиозных убеждений, утрата стремления к благочестию или упадок морали».

Таким образом, этим термином охватываются не только случаи сознательного отречения от веры человека, прежде исповедовавшего веру, но и поведение члена общины, впавшего в сознательный грех и продолжающего, несмотря на обличение его церковью, вести нехристианский образ жизни. В этом случае отступник отрекается от веры не устами, а своими поступками или поведением.

Хотя евангельское богоискательство имело в Российской империи, и в частности в Санкт-Петербурге, давние корни, начало формирования общины евангельских христиан (пашковцев) (ЕХП) следует связать с узким кругом лиц столичной аристократии, осознанно принявших Христа верою в 1860-1870-е годы во время евангелизационных собраний в Европе. Среди них были великосветские дамы, по приглашению которых в начале 1874 года англичанин лорд Редсток прибыл в Петербург для проповеди Евангелия. Вокруг лорда и этих дам стала формироваться община, и вскоре к ней присоединились уверовавшие аристократы: полковник В.А. Пашков, граф М.М. Корф, граф А.П. Бобринский. По имени духовных наставников петербургское общество называло эту общину христиан редстокистами, затем пашковцами, но сами они стали называть себя евангельскими христианами (ЕХ).

Рассматриваемый исторический период – с 1874 по 1905 годы – характеризуется двумя тенденциями, каждая из которых стимулировала другую.

Во-первых, община постепенно двигалась в своем духовном развитии от православно-пиетистской самоидентификации к евангельско-христианской.

Во-вторых, по мере количественного роста общины и ее богословского развития, ЕХП стали испытывать на себе все больше стеснений со стороны Православной церкви и государства, действовавших в союзе друг с другом. Суровые гонения на общину в 1880-е и особенно в 1890-е годы были следствием религиозной политики, проводившейся под руководством обер-прокурора св .Синода К.П. Победоносцева. Только события 1905 года принесли евангельским верующим выстраданную религиозную свободу.

Исторического материала по данной теме дошло до нас немного, что легко понять. Архивы ЕХП почти не сохранились. Тема отступничества, в силу ее негативного характера, мало отражалась в конфессиональных печатных источниках, где обычно освещались лишь положительные примеры евангельской веры. По этой причине наша статья не претендует на полноту. Тема раскрывается на доступном автору материале. Приоритет был отдан первичным источникам, часть из которых никогда прежде не публиковалась. Основная часть собранного материала относится к Санкт-Петербургу – колыбели и центру духовного движения ЕХП.

 

Федор Густавович Тернер

Первые годы община ЕХП формировалась за счет, главным образом, православных людей. Неудовлетворенные формализмом в православии, они искали живой и осознанной веры, которую и находили в общине пашковцев. При этом они продолжали оставаться в душе православными людьми, что поставило их через несколько лет перед выбором.

В этом отношении интересен и показателен пример Федора Густавовича Тернера – чиновника высокого ранга, в интересующий нас момент – члена Совета министра финансов, а впоследствии – члена Государственного совета и сенатора.

В течение нескольких лет Тернер посещал собрания ЕХП. Он оставил воспоминания, в которых писал:

«Наша православная церковная жизнь отталкивала меня своим формализмом. (…) Я не находил ни утешения, ни духовной опоры в нашей церковной службе». (…) «Рэдсток считал своей задачей возбуждение христианского чувства вообще. Какие бы ни были различия вероисповедания, но всем христианам должно быть присуще чувство преданности Христу, которое и должно руководить их жизнью. (…) Убедившись в справедливости такого воззрения, я решился сознательно предать себя Христу, и день этого решения (11 января 1876 года) записал у себя на память. Это решение не осталось без влияния на мою последующую жизнь, я считал себя с тех пор действительно связанным с Христом».

По просьбе Пашкова Тернер около двух лет посещал одно семейство извозчика для чтения там Евангелия, о чем сам Тернер писал:

«Мы начинали и кончали беседу свободной молитвой, я им читал евангелие и объяснял прочитанное; при этом я старался оставаться на православной почве, чтобы не отклонять моих слушателей от церкви, а возгревать в них только истинное христианское чувство».

Редсток, а поначалу и Пашков, держались позиции пиетизма, главной целью которого было покаяние, духовное возрождение и общение верующих вокруг Слова Божьего, без смены церкви, к которой верующие принадлежали по факту детского крещения (Редсток – к англиканской, Пашков – к православной). Такой подход хорошо работал в лютеранской и реформатской церкви, которые в России относились к пиетизму терпимо или даже поощряли его. Однако в православии домашние молитвенные собрания мирян вызвали настороженность, а затем растущее противодействие. Духовенство не смогло распознать в пиетизме инструмент и шанс для назревшего обновления духовной жизни православия. Церковное начальство смущало и раздражало то, что миряне самостоятельно собираются без их санкции и при этом ими не руководят священники.

Весной 1880 года у Пашкова произошел первый серьезный конфликт с духовной и светской властью. Указом от 25 мая 1880 года ему было запрещено продолжать религиозные встречи, и вдобавок власти обязали его выехать из России хотя бы на несколько месяцев. Ф.Г. Тернер написал тогда Пашкову письмо, в котором говорилось:

«Я надеюсь, что этот временный перерыв Вашей христианской деятельности может способствовать успеху в борьбе за свободу совести и пробуждение веры, подавленной формализмом. Я только хочу умолять Вас об одном: не приписывайте грехи нашей местной Русской Православной церкви на счет Вселенской Православной церкви. К сожалению, исторические условия питали дух формализма и внешнего отношения к вопросам веры. Трудно выйти из этого состояния, но я надеюсь, что мы это сделаем… Я советую Вам ознакомиться с истинным православным учением. Почитайте Хомякова. Вы увидите, что истинное православие содержит все, во что Вы верите и что любите».

Пашков не мог согласиться с советами Тернера, поскольку для него, вслед за Редстоком, идеал церковной общины виделся в апостольском учении Нового Завета, а не в православном предании. Это расхождение позиций стало причиной разрыва Тернера с общиной Пашкова, о чем Тернер позже писал:

«Пашков, который все более и более склонялся в методистское направление Рэдстока, однажды сообщил мне, что он решился оставить православную церковь вследствие противодействия, которое он встречал со стороны нашего духовенства, в своих стремлениях служить христианскому делу. После этого сообщения я считал долгом заявить Пашкову, что я крайне сожалею, что он решился на такой шаг, а что затем я уже не буду посещать его собраний, так как они, очевидно, при таких условиях, должны были уклониться от первоначального направления и получить сектантский характер, который я не желал санкционировать своим присутствием».

Очевидно, Тернер был не одинок в своем решении, и какое-то количество православных верующих по той же причине, а также вследствие давления на общину пашковцев со стороны государства и Православной церкви, отошло от нее между 1880 и 1884 годами. С точки зрения ЕХП, решение этих людей оставить евангельские собрания ради лояльности Православной церкви могло трактоваться, по крайней мере, частью общины, как отступление от подлинной веры в Христа, о чем еще будет сказано ниже.

 

Община после изгнания ее руководителей за границу (1884-1889)

В мае 1884 года руководители движения Пашков и Корф были вызваны в Министерство внутренних дел. Им было предложено дать подписку не проповедовать Евангелие, не распространять брошюры и прекратить всякие отношения с южными братьями по вере (штундистами, баптистами, молоканами и др.). Вследствие несогласия с тем, что противоречило их совести, Пашков и Корф такую подписку не дали и потому были изгнаны из отечества за границу.

Весть об этом произвела потрясение в петербургском обществе. Если власти не пощадили представителей аристократической элиты, то уж точно не пощадят никого. Тогда многие ужаснулись и отошли от движения, в том числе из аристократии. Это массовое отступничество явилось не только уступкой страху, но и результатом дезорганизации, возникшей вследствие наступившего вакуума в руководстве общиной. В результате круг евангельских верующих заметно сузился.

Через пару лет, когда община потеряла надежду на скорое возвращение Пашкова, из ее среды был избран освобожденным служителем молодой брат Иван Розов. В письме, написанном в ноябре 1886 года, Пашков дает ему некоторые пасторские наставления:

«Дорогой Розов! (…) Как желал бы я, чтобы ты имел возможность побывать у некоторых когда-то постоянно посещавших собрания братьев, но ныне отпавших, охладевших и впавших в грех. Такое служение особенно должно быть благоугодно Господу, ибо возвращать отпавших есть именно дело доброго Пастыря, оно согласно с Его духом перевязывать раны, омывать ноги, хромлющее восстановлять – не то ли, что преимущественно дорого сердцу Христа. Наталья Николаевна может тебе указать многих. Прошу тебя передать всем братьям теплый любящий привет. Сердечно преданный тебе в Господе брат В. Пашков».

Из письма видно, что Пашков переживал за тех, кто некогда был братом, а потом отступил от веры. Нельзя не согласиться, что церковные служители хорошо поступают, если обращают внимание на этих людей в надежде вернуть их Христу.

Во второй половине 1880-х годов отступничество оставалось болезненной темой в общине ЕХП. «Русская газета» (2-е издание «С.-Петербургских новостей») в номере за 9 сентября 1888 года сообщала:

«Как говорят, за последнее время число последователей пашковского учения в Петербурге значительно уменьшилось. От секты отпали даже некоторые наиболее рьяные сторонники ее, и только небольшой кружок, по преимуществу из женщин, остается еще верен этому учению; есть однако основание думать, что и этот последний распадется в будущем».

 

Суровые преследования (1889-1904)

По человеческим меркам, реалий для выживания общины ЕХП оставалось все меньше. Нажим на общину усиливался. Преследования стали массовыми и особо жестокими после выхода секретного циркуляра Министра внутренних дел от 29 сентября 1889 г. за № 28. Циркуляр был адресован губернаторам и предписывал принять меры к преграждению распространения секты штунды. Он сыграл свою роль в усилении преследований не только штундистов, но и пашковцев, которых власти специально стали именовать штундо-пашковцами. Высылке из Санкт-Петербурга в разные губернии России, а также в отдаленные места Закавказья и Сибири, подверглись многие петербургские ЕХП. Особенно часто эта мера наказания применялась в первой половине 1890-х годов.

Другой мерой принуждения было подчинение активных верующих гласному надзору полиции, с внушением, что в случае продолжения сектантской пропаганды последует их высылка из Санкт-Петербургской губернии.

При этом широко применялся двойной надзор: полиции и православного духовенства. Их функции были разделены. Если священники вызывали пашковцев на собеседование и увещевали возвратиться в лоно православия, то полиция вторгалась в дома верующих для пресечения молитвенных собраний или производства обыска. Если при этом обнаруживались пашковские брошюры, то начинались допросы, и возбуждалось дело по обвинению в распространении пашковской секты. Обычно это приводило к печальным для обвиняемых последствиям.

Образно говоря, преследуемому пашковцу предлагалось сделать выбор между «тихой гаванью» православия и ожидающей его «бурей», если он не отступит от евангельской веры. Не все верующие, попавшие под эту двойную обработку, могли ее выдержать, и не все были готовы подвергнуть себя репрессиям.

В 1891 году после допроса в полицейском участке, в ходе последовавшего собеседования со священником, супруги Семен и Татьяна Долгополовы заявили, что были в прошлом увлечены пашковским учением, но теперь принадлежат к Православной церкви. Аналогичное заявление сделал в 1892 году Прокопий Ковалев. Кроме того, в «Отчете о состоянии Петербургской епархии за 1892 год» было отмечено, что в результате собеседований священников, происходивших на дому, один пашковец вернулся в лоно православия и еще двое были близки к этому.

Удивительно, учитывая тяжесть гонений тех лет, но результат – весьма скромный. К тому же возвращение в православие, происходившее под угрозой наказания, не всегда было искренним и окончательным. Например, в 1900 году вышеупомянутый Семен Долгополов являлся уже одним из восьми ведущих проповедников общины пашковцев в Петербурге, снова вернувшись из православия к евангелистам.

Кто-то спросит: в чем, однако проблема? Ведь сегодня евангельские церкви, если не с миром, то все же, без особого осуждения, отпускают своих членов в православие, если кто-то того пожелал. На это нужно сказать, что в конце XIX века ситуация была иной. ЕХП считали долгом совести выйти из православной церкви, в учении которой ими было обнаружено столь много явных отступлений от учения апостолов, что пребывание в православии воспринималось ими равнозначно отступлению от веры Христовой. Поэтому удалившиеся из общины в православие люди напоминали пашковцам тех галатов, к которым гремел пророческий голос апостола Павла: «О, несмысленные Галаты! кто прельстил вас не покоряться истине, вас, у которых перед глазами предначертан был Иисус Христос, как бы у вас распятый? Сие только хочу знать от вас: через дела ли закона вы получили Духа, или через наставление в вере? Так ли вы несмысленны, что, начав духом, теперь оканчиваете плотью?» (Гал. 3:1-3).

 

Порядок отлучения в общине пашковцев

Пришло время напомнить, что термин «отступничество от веры» включает в себя не только отказ от веры, но и утрату стремления к благочестию, упадок морали, нехристианское поведение.

Православный журнал «Богословский Вестник» содержит обстоятельное свидетельство о том, как осуществлялся в общинах ЕХП в Санкт-Петербурге и Москве церковный порядок увещеваний и наказаний за грех во второй половине 1880 – начале 1890-х годов. Это свидетельство исходит от брата, руководившего некоторое время собраниями Московской общины ЕХП.

Так, за грех, признанный общиной серьезным, верующий отлучался от участия в преломлении и от проповедования Слова Божьего, а также от назначения стихов для пения и участия в молитве за других. Присутствовать на молитвенных собраниях он мог, но ему разрешалось молиться только за себя. В некоторых случаях наказанному лицу не подавали руки для приветствия. Отлучение обосновывалось текстами Писания (Лев. 13-15; И.Нав. 7; Пс. 50:1, 2; 1 Кор. 5:1-13; Евр. 12:15-26).

Эта жесткая мера имела целью наказать падшего, дать ему осознать, что грех – дело вовсе не безразличное в жизни духовной. Отлучение совершалось в надежде возвратить падшему мир совести, радость спасения, а с другой стороны, чтобы не заразить других членов общины дурным корнем, как учит на примере случая в Коринфской церкви апостол Павел (1 Кор. 5:1-5; 2 Кор. 7:8-14). В качестве примера упоминается случай отлучения брата NN за прелюбодеяние. Отлучение могло длиться один или два года, а его снятие усматривалось надлежащей и устойчивой переменой жизни падшего.

Из другого источника известен случай, показывающий, что отлучение могло быть применено не только к рядовому верующему, но и к активному служителю. Речь идет о Василии Тихонове, совершившем первое групповое крещение петербургских ЕХП летом 1885 года в Черной Речке за Коломягами. Сам Тихонов на тот момент был уже крещен по вере. В том же 1885 году он активно распространял евангельскую веру в Новгороде. От его проповеди обратились там более десяти человек. Тихонов был хорошим проповедником, но не выработал в себе аккуратного отношения к деньгам, грешил неуплатой долгов, что и стало причиной его отлучения.

 

Лекарство от отступничества

Община понимала, что лучшей профилактикой отступничества является укрепление духа верующих, призыв к мужественному следованию за Христом. В качестве примера приведем концовку одной характерной проповеди, произнесенной в доме генеральши Е.И. Чертковой в Гавани (Большой пр., д. 79) в 1897 году:

«Тогда Пилат выдает им Иисуса на распятие. Они берут Иисуса, надругаются над Ним, плюют на Него и измученного всего в крови, ведут на место Его казни, положив на плечи Его крест, на котором Он должен был быть распят.

Смотрите, какое мужество! (…) Смотрите, как мужественно переносит Он насмешки, ругательства, пытки! Он видит орудия страшной Своей казни и не страшится их, Он не просит Своих палачей помиловать Его, не обещает отказаться от Своей цели, нет. Он мужественно переносит всё (…).

Так и каждый, последовавший за Христом и взявший крест, – торжественно говорил проповедник, окидывая суровым взглядом собрание, – должен быть тверд, мужествен, должен устранять все препятствия, оставлять, если это будет нужно, муж – жену и жена мужа; последовавший за Христом не должен останавливаться ни перед чем; ни страх наказания не должен поколебать того, кто раз решился идти намеченным путем, он должен быть тверд и непоколебим; ни оковы, ни заточение, ни даже казнь не должны поколебать его.

Враг ненавистен, он подстерегает повсюду, желая уничтожить свет, но ему должно показать мужество, твердость, энергию и не отступать от того пути, который раз избран. Должно бороться с врагом, взирать на тех, которые мужественно переносят наказания, оковы, заточение и умирают спокойно, но не отказываются от избранного им пути и не просят своих палачей помиловать их. (…)

Так и те, которые хотят быть достойными своего Господа, должны быть тверды, не должны иметь страха ни перед какою бедою, должны быть дружны, согласны, должны действовать единодушно против своих палачей, не должны страшиться их угроз. Легко может быть, что все, находящиеся здесь в этой комнате, не выйдут из нее свободно так, как взошли в нее, а будут выведены из нее врагом света и истины и лишены данной нам Христом свободы; но мы не должны страшиться и отступать от своей цели, но идти к ней, – тогда только мы будем достойны своего Господа.

Амен! – произнес проповедник, – «амен», – ответило ему все собрание. Он опустился на стул и опустил голову, его лицо приняло прежний мрачный вид. Слушающие все еще продолжали смотреть на него, как бы ожидая слышать еще его свободную, смелую и энергичную речь. Он говорил твердо, уверенно; каждое его слово было понятно каждому, оно так и врезывалось в слушателя, придавая мужество, энергию и безотчетную веру в слова проповедника. Под мрачною его наружностью скрывались сильная воля, твердость характера и непоколебимая смелость в деле».

Эта проповедь была записана православной журналисткой Агнией Двинской, приходившей тайком, под видом ищущей Бога, понаблюдать за тем, что происходило на пашковских собраниях. В своих репортажах, печатавшихся в православных журналах, она не скрывала своей антипатии к пашковцам, однако, находясь под впечатлением этой проповеди, против воли отдала должное твердому упованию и энергии проповедника. Не зная его имени, она одной лишь фразой сообщила, что это был «суровый господин с красноватым лицом».

 

Заключение

И поскольку пашковцы, любя Иисуса, твердо следовали за Ним и старались быть достойными Своего Господа, как призывал тот проповедник, евангельское движение выжило. Более того, что-то непостижимое, немыслимое, невероятное случилось в первой половине 1890-х годов. В этот самый жестокий период гонений, вместо уничтожения движения, на что были направлены усилия полиции и Православной церкви, произошло не просто выживание, а бурный рост его численности! В 1896 году в официальном отчете о состоянии Петербургской епархии было сказано, что пашковцы имеют в Петербурге до 5000 (!) последователей и рассылают миссионеров по всему городу, на фабрики и в деревни.

Из маленького, преимущественно женского, кружка, которому архиереи во главе с Победоносцевым прочили скорый конец во мраке суровых гонений, за неполные 10 лет разгорелся огонь пробуждения. Когда Бог явил Свою силу, противники поняли, что бессильны остановить рост евангельского движения. Как тут не вспомнить слова апостола Павла: «Нас почитают умершими, но вот, мы живы» (2 Кор. 6:9).

Еще скажем, что судьбу Церкви определяют не отступники, а верный остаток, посредством которого Бог осуществляет Свою волю. Вслед за Василием Пашковым и Модестом Корфом административной или судебной высылке за верность Христу и Евангелию подверглись десятки петербуржских братьев и сестер. Вот установленные имена некоторых из них:

Василий Кирпичников (1887)
Иван Розов (1888)
Савелий Алексеев (1890)
Илья Фролкин (1892)
Марья Семенова (1892)
Дарья Меркурьева (1892)
Михаил Кузьмин (1892 или 1893)
Павел Давыдов (1894)
Яков Квашенинников (1901)

Однако пострадавших в «победоносцевское» время пашковцев было существенно больше. Задача историков – вернуть их имена, ибо написано: «В вечной памяти будет праведник» (Пс. 111:6).

 

Библиография

 

Альманах по истории русского баптизма. Вып. 2/ Сост. М.С.Каретникова. – СПб.: Библия для всех, 2001.

Архив Пашкова, 2/1/c/124.

Большой библейский словарь (под ред. Уолтера Элуэлла). - СПб.: Библия для всех, 2012.

Двинская А. На богомоленном собрании у столичных Пашковцев//Миссионерское обозрение, январь 1899 г.

Дик И. Становление евангельско-баптистского братства в России (1860-1887)//140 лет российскому баптизму. Прошлое, настоящее, перспективы. – М.: 2008.

Заметки по истории Ев. Х. [евангельских христиан] (рукопись). – Пг. – Л.: [1923-1926]//Личный архив автора.

Корабель А.И. Via sacra. Святой путь. – СПб.: Любавич, 2012.

Пругавин А. С. Раскол вверху. – СПб.: 1909.

Пузынин А. Традиция евангельских христиан. – М.: ББИ, 2010.

РГИА. Ф.796, оп.442, д.1407.

РГИА. Ф.796, оп.442, д.1632.

«Русская газета» (2-е издание «С.-Петербургских новостей»), 9 сентября 1888 г.

Сахаров Н. Рассказ нововера//Богословский вестник, апрель 1893 г.

Тернер Ф.Г. Воспоминания. Т. 1. – СПб.: 1910.

ЦГИА СПб. Ф.19, оп.81, д.15.

ЦГИА СПб. Ф.19, оп.83, д.9,

ЦГИА СПб. Ф.19, оп.92, д.23.

ЦГИА СПб. Ф.254, оп.1, д.1784.

 

Тэги:   жизнь церкви   
Читать по теме