Главная / Статьи / Церковь / «Я не хочу так!»
«Я не хочу так!»
«Я не хочу так!»

Памяти Владимира Григорьевича Мурашкина (1944-2017)

08.05.2018
550

16 декабря 2017 года скончался епископ Объединенной Церкви христиан веры евангельской (ОЦ ХВЕ) Владимир Григорьевич Мурашкин, многолетний друг и соратник начальствующего епископа Ивана Петровича Федотова (1929 – 2011). Обоих можно назвать легендами русского протестантизма. К сожалению, об этом печальном событии я узнала лишь несколько месяцев спустя.

Впервые фамилия В.Г. Мурашкина встретилась мне в книге Л. Шоховой об Иване Федотове «18 лет ГУЛАГа» (М., 1992). Да и в других публикациях эти имена часто стояли рядом.

В 2003–2004 гг. я узнала о журнале «Евангелист», который сразу покорил тем, что регулярно печатал статьи по истории общин ХВЕ России. Начав переписку с секретарем редакции Ириной Петровой, а через нее и с главным редактором В.Г. Мурашкиным, я помогла подготовить материал о пятидесятниках С.-Петербурга, потом прислала статью об общинах ХВЕ на Северо-западе. Все больше хотелось мне своими глазами увидеть легендарную церковь ХВЕ в городе Малоярославец, а главное – людей, творивших ее историю.

И вот вечером 31 декабря 2006 года московская электричка подъехала к станции Малоярославец. Людей на платформе много, но, видимо, и впрямь протестанты узнают друг друга «флюидами». В сумерках я безошибочно «узнала» стоявшего у лестницы беловолосого мужчину, а он «узнал» меня. Вскоре я уже сидела за столом в гостеприимном доме Владимира Григорьевича и Ольги Алексеевны Мурашкиных; в качестве «новогоднего подарка» вручила хозяевам копию документа с подробным «рапортом» уполномоченного по культам об их бракосочетании (что их очень повеселило).

Позже я настойчиво уговаривала Владимира Григорьевича написать воспоминания о своей жизни; понимая его огромную занятость, предлагала помочь в подготовке рукописи. После раздумий он объяснил, что пока не готов к этому (до воспоминаний действительно надо «дозреть»). Надеюсь, кому-то повезло больше меня, или Владимир Григорьевич сам сделал записи.

Статья о нем, как и биография И.П. Федотова, включены в готовящуюся сейчас научную Энциклопедию протестантизма. Но история этой жизни интересна не только «выдающимися заслугами». Необычно светлая, несмотря на горести и испытания, она волнует и удивляет сама по себе.

Владимир Григорьевич Мурашкин родился 19 января 1944 году на Дальнем Востоке в поселке Раздольное Владивостокского района Приморского края. С детства он увлекался рисованием, уходил с мольбертом на природу, любил рассказывать ребятам интересные истории и однажды получил от маленькой девочки странный для тех времен комплимент: «Проповедник!»

Владимир закончил художественное училище во Владивостоке и поступил в Московское высшее художественно-промышленное училище (бывшее Строгановское). Учиться ему нравилось, особенно юноша увлекался художественным литьем, ездил по заброшенным церквям и монастырям, мечтая найти какую-нибудь редкость.

Образцом для студентов был тогда преуспевающий скульптор Е.В. Вучетич. Завидовали не его творчеству, которое ценили невысоко, а деловым успехам: выгодные госзаказы, куча денег, огромная мастерская... Считалось, что именно к этому должен стремиться художник.

Однажды Вучетича спросили: "Как вам удалось всего достигнуть?" Тот докурил сигарету и метким щелчком двух пальцев закинул окурок в дальнюю урну. Потом перевел взгляд на вопрошавшего: "А вы так можете?"

Услышав эту историю, Владимир почувствовал грусть: неужели и впрямь единственный смысл жизни – деньги и карьера? Неужели в ней нет ничего более высокого? В его душе родилось нечто вроде первой молитвы: "Я не хочу так!"

В те годы многие интеллигенты из любопытства посещали храмы разных конфессий, называя это в шутку "хождением в народ". Студенты "строгановки" не были исключением. Владимир и его друзья побывали в православных храмах, а однажды добрались и до молитвенного дома евангельских христиан-баптистов (ЕХБ) в Маловузовском переулке. Собственно, там не было ничего, что могло бы пленить молодых художников – ни картин, ни изысканных украшений. Но именно в молитвенном доме ЕХБ несколько студентов, в том числе и Владимир, обрели веру в Христа (может, не одновременно).

Это был 1969 год. Владимир учился на 3-м курсе. Креститься в Москве оказалось невозможно (по негласному указанию властей студенты к крещению не допускались). Тогда один из друзей, Вениамин Пузанков, пригласил товарищей на праздник Пасхи в церковь ЕХБ в Горьком, в семью старшего пресвитера. А осенью того же 1970 года молодые люди приняли там крещение.

Власти быстро узнали о студентах. Кто-то из "доброжелателей" донес: дескать, людей крестилось больше, чем было подано заявлений. Владимиру Мурашкину, Вениамину Пузанкову и Павлу Савельеву дали доучиться до последнего курса. Преддипломную работу Владимира признали одной из лучших. А незадолго до выпуска (1971 г.) молодым людям было предложено: или Бог, или диплом... Все трое избрали Бога и остались без высшего образования.

К тому времени Владимир познакомился с пятидесятниками и присоединился к нелегальной общине ХВЕ. Верующие собирались по домам друг у друга, в воскресенье ездили за город. Владимир приглашал единоверцев и в свою полуподвальную конурку с постелью, составленной из досок, где он жил, подрабатывая дворником.

Однажды, на собрании общины, он впервые услышал об Иване Федотове, недавно освободившемся из заключения. 10 лет назад этот молодой проповедник, не будучи рукоположенным служителем, сделался неформальным лидером пятидесятников Москвы и Подмосковья. В 1961 году Федотов был осужден на 10 лет лишения свободы: его обвинили не только в нелегальной религиозной деятельности, но и в подстрекательстве к жертвоприношению ребенка (через много лет Федотов будет реабилитирован, а главная свидетельница обвинения покается в клевете).

После исключения из «строгановки» Мурашкин уехал в Вильнюс, где работал маляром (совсем как интеллигент-романтик из рассказа А.П. Чехова «Моя жизнь»). Его «библейским институтом» стало служение в местной общине.

Покинул Москву и Федотов, из-за судимости не имевший права жить в столице. В 1972 году он вместе с семьей поселился в городе Малоярославец Калужской области. Там имелись церковь ЕХБ и маленькая группа пятидесятников. Благодаря активной деятельности Федотова, группа стала расти. Туда перешли 17 баптистов, принявших пятидесятническое учение и отлученных за это. Среди них были Анастасия Ивановна Захарова с дочерью Ольгой, медсестрой по профессии.

Пятидесятникам приходилось собираться тайно: зимой по домам, а летом в лесу. Когда об этом проведали власти, богослужения стали разгонять милиция и дружинники. Верующих штрафовали. Федотова и других служителей вызывали на «беседы»: предупреждали, грозили, склоняли к сотрудничеству...

В том же году Федотов был рукоположен на епископское служение. Когда ему потребовался помощник, кто-то рассказал ему (или напомнил) о молодом проповеднике, исключенном из «строгановки». В 1974 году Федотов пригласил Мурашкина возглавить небольшую группу ХВЕ в Калуге, состоявшую из 8-10 пожилых женщин. По дороге Владимир заехал в Белоруссию к одной пятидесятнической пророчице, которая сказала, что он найдет там и свое место в жизни, и страдания за Христа (что и вышло).

Два ярких одаренных человека, с сильными характерами, не всегда способны поладить друг с другом – между ними могут возникнуть непонимание, соперничество, борьба самолюбий. Но Федотов и Мурашкин на всю жизнь стали друзьями и соратниками, вместе работали строителями и служили в церкви, каждый по-своему дополняя другого. Кроме того, Иван Петрович, как более старший и опытный, стал для Владимира духовным наставником и учителем.

Появление в Калуге образованного, красноречивого проповедника изменило жизнь общины. На богослужениях стала появляться молодежь. Владимир также вел в Малоярославце занятия по разбору Библии. О женитьбе он не помышлял, мечтая всю жизнь посвятить Богу.

Не думала о браке и Ольга Захарова. 27-летней девушке казалось, что ее время ушло. Да и жизнь была слишком тяжелой: разгоны собраний, штрафы, давление на работе... Зато она мечтала и молилась, чтобы Бог дал ей великий труд.

Однажды Федотов, отправляясь в Калугу, взял с собой группу верующих, в том числе Ольгу. Когда электричка остановилась, и медленно открылись двери – девушка увидела на платформе, прямо напротив себя, встречавшего их молодого человека. Очень серьезный, он тогда почти не взглянул на приезжих «сестер».

Бракосочетание Владимира Мурашкина и Ольги Захаровой. Калуга.

… А 4 августа 1974 года состоялась свадьба Владимира и Ольги. Они мало знали друг друга. Любовь, крепкая и единственная на всю жизнь, пришла потом. Став женой незаурядного служителя, будущего епископа, Ольга получила свой «великий труд». На торжество в Калуге собрались многочисленные гости из Малоярославца, Москвы, Московской области...

Незадолго до этого события Федотов получил очередное предупреждение. В день бракосочетания за ним была установлена слежка, свадьбе пытались помешать милиция и сотрудники КГБ. Однако, в конечном итоге они удалились, оставив для порядка двух милиционеров. До позднего вечера звучали поздравления, проповеди, молитвы, христианские гимны, которые слышали через открытые окна окрестные жители. Это стало для властей «последней каплей»: 15 августа Федотова арестовали и осудили на 3 года.

В его отсутствие общиной руководили Владимир Мурашкин и Николай Костяной. Пятидесятников Малоярославца поддерживали единоверцы из других городов. Например, ярким событием стал приезд из Киева целого хора под руководством Адама Озерчука. Это побудило верующих организовать собственный хор.

В 1977 году, после возвращения Федотова, Мурашкин был рукоположен в дьяконы, а затем в пресвитеры. Чтобы помогать товарищу в служении, он переехал в Малоярославец. В конце 1970-х гг. они вместе организовали подпольную воскресную школу для детей и молодежи из верующих семей. Не имея учебников и пособий, Мурашкин самостоятельно разрабатывал программы, методики, учебные курсы и циклы тематических проповедей.

В апреле 1981 года за Федотовым и Мурашкиным пришли прямо на их рабочее место. По тем временам организация подпольной воскресной школы считалась преступлением, почти «религиозным экстремизмом». Судебный процесс стал громким событием в райцентре. Местная газета «Маяк» писала: «Мурашкин под судом впервые, он не имеет такого ''послужного списка'', как Федотов, да и возрастом помоложе. Но в руководстве группой стремился дополнять Федотова... Мурашкин пытался играть роль ''теоретика'' группы, опираясь на свое незаконченное высшее образование...»

К сожалению, рукописи В.Г. Мурашкина, кроме статьи о движении трезвенников-«колосковцев», были изъяты при обыске. А сам он, несмотря на более скромный ''послужной список'', получил один срок с Федотовым: 5 лет лишения свободы.

Оба отсидели «от звонка до звонка» – Федотов в Коми АССР, Мурашкин на Урале. 37-летний мужчина покинул дом темноволосым, назад вернулся седым. За 5 лет он перебывал в 5-ти «зонах», каждый раз не имея времени «обжиться», приспособиться к новому месту и людям. Может, его противники надеялись таким образом сломить «мягкотелого интеллигента»...

В 1986 году начиналась перестройка. Федотов и Мурашкин сразу включились в активное служение, много ездили по России, участвовали в зарубежных пятидесятнических конференциях.

Епископ Иван Федотов и Владимир Мурашкин вместе работали в одной строительной бригаде. Малоярославец, 1970-е гг.

1990-е годы, очень трудные для страны и народов России, были одновременно эпохой невиданного духовного подъема. В 1992 году консервативные пятидесятники, после нескольких лет разделений, организовали Объединенную Церковь ХВЕ. В том же году Владимир Григорьевич Мурашкин был рукоположен на епископское служение епископами В.И. Белых и И.П. Федотовым. И если раньше он совершал служение в рамках одной или нескольких общин, то теперь вошел в число руководителей братства нерегистрированных пятидесятников.

Мурашкин был организатором Российской ассоциации миссий ХВЕ, работал в христианском университете АГАПЭ (1994–1997), занимался евангелизациями, созданием новых церквей, тюремным служением... В 1997 г. его избрали заместителем начальствующего епископа ОЦ ХВЕ России И.П. Федотова, секретарем Правления ОЦ ХВЕ.

По инициативе Мурашкина возродился журнал «Евангелист», основанный И.Е. Воронаевым. Преемственность проглядывалась не только в названии: здесь уделялось особое внимание пятидесятнической истории и наследию. Владимир Григорьевич и сам очень любил историю, понимал важность ее сохранения и изучения.

Показателен такой случай. В 1989 году в Финляндии ему подарили видеокамеру. Вернувшись, он сделал уникальные съемки подпольной типографии ХВЕ, устроенной в Саратове, в квартире обычного дома. На дворе еще была советская власть, уполномоченные по культам писали отчеты, но человеку открылось, что грядет иное время. И он, получив в руки видеокамеру, сразу позаботился заснять уходящие реалии, сохранить историю для потомков.

Мурашкин написал много статей на духовные, исторические, церковные темы. В течение пяти лет (2002-2007 гг.) он был главным редактором издательства «Евангелист», журналов «Евангелист» и «Вестник ХВЕ». Уже будучи пожилым человеком, он окончил магистратуру Московского теологического института РЦ ХВЕ (какой пример для молодых служителей!).

Занимая в церкви высокое положение, Владимир Григорьевич был скромен и прост в общении с людьми, открыт и гостеприимен; не ссылаясь на занятость или усталость, уделял внимание каждому, кто к нему обращался (редкость для церковного служителя высокого ранга).

С группой гостей во время экскурсии по Малоярославцу, январь 2007. Автор, Татьяна Никольская, - вторая справа. Фото из архива Т.Никольской.

Тогда, в рождественские «каникулы» 2007 года, он много времени провел с маленькой группой церковных гостей, самых обычных, не «почетных», показывал нам достопримечательности Малоярославца – и не только Свято-Никольский Черноостровский монастырь со следами картечи на стенах, но и неприметную избушку рядом, где когда-то тайно собирались пятидесятники, место на реке Лужа, где проводятся крещения...

С ним можно было говорить обо всем – от духовных вопросов до военной истории. С женой Ольгой Алексеевной они были под стать друг другу: гостеприимные хозяева, интересные собеседники, умеющие не только рассказывать, но и внимательно слушать. И для обоих главным в жизни был Христос. Это открывалось само собой, без всяких объяснений, без высоких слов и без знания их биографий.

Владимир Мурашкин жил на износ. Износ наступил на исходе семьдесят четвертого года. Он ушел скоропостижно, для многих неожиданно, в результате сердечного приступа. 19 декабря 2017 года родные и близкие, церковь ХВЕ г. Малоярославец, приехавшие со всего мира друзья, единоверцы проводили Владимира Григорьевича Мурашкина в последний путь, похоронив на местном кладбище недалеко от могилы его друга и соратника Ивана Петровича Федотова.

Мы не знаем, чего бы достиг Владимир Мурашкин, если б ему дали закончить вуз, стать художником или скульптором. Жизнь сложилась так, как сложилась. Слава Богу, современным христианам не надо жертвовать институтом ради веры или проводить богослужения в лесах. Но остается закономерность, на которой, собственно, и держится мир. Жив народ и жива страна, пока в ней есть юноши, кто в ответ на цинизм и продажность «века сего» способен крикнуть прямо в небо: «Я не хочу так!»

Фото из архива издательства "Евангелист"

Телеграм канал газеты "Мирт" - https://t.me/gazetaMirt​ 

Читать по теме
Быть собой
16.07.2018
57