Главная / Статьи / Церковь / Таинственные древние христиане
Таинственные древние христиане
Таинственные древние христиане
24.08.2018
435

Камень на Левашовской пустоши в память о "древних христианах" - жертвах репрессий (фото автора)

 

Это название мне впервые встретилось в документе совсем не древнем. Оказывается, в 1970-е годы такие общины имелись, как минимум, в двух областях СССР – Ленинградской и Псковской. Кто же они – древние христиане? Можно предположить, что верующие хотели подчеркнуть этим наименованием свою духовную преемственность с первыми учениками Христа.

Ленинградский уполномоченный Совета по делам религий Г.С. Жаринов писал, что вероучение древних христиан основано на Библии и поклонении Иисусу Христу. Они не имели церковной иерархии, культа святых, икон, а из обрядов признавали водное крещение, «крещение духом святым», брак и причастие. Верующие отмечали христианские праздники – Рождество, Пасху и Троицу.

Они не отказывались от исполнения гражданских обязанностей, но в остальном вели довольно строгий образ жизни (что, впрочем, было распространенным явлением среди верующих советского времени): они не посещали театров и кино, избегали слушать радио, смотреть телевизор, читать газеты и светские книги. На богослужениях древние христиане использовали сборник духовных гимнов «Песни детей Сиона», а из книг читали Библию и проповеди Л.Л. Лестадиуса, которого признавали «своим первоучителем».

Стоп! Вот она – «зацепка»! Ведь Ларс Леви Лестадиус – известный скандинавский служитель и ученый XIX века, основатель целого духовного движения, получившего по его имени название лестадианство.

Ларс Леви Лестадиус (1800-1861)

Лестадиус служил лютеранским пастором в шведской Лапландии, как и два его брата. По матери он имел саамские корни и сам женился на лапландской девушке. Вместе они вырастили двенадцать детей. Лестадиус любил саамский народ и всей душой желал ему спасения.

Саамы, или лопари, – небольшой этнос, живущий на севере Европы, – в XIX веке пасли оленей, занимались охотой, рыболовством. В тяжелой северной жизни было мало радостей и отдыха, а единственным видом развлечения становилась выпивка. Народ вымирал от повального пьянства и алкоголизма.

Саамы были «двоеверами». Они обращались к шаманам, но верили и в Христа, посещали лютеранскую церковь и даже добросовестно жертвовали десятину. В доме Лестадиуса имелась специальная дверца, за которой прихожане могли в любое время оставить приношение.

Начав служение, Лестадиус поставил целью «высушить» от пьянства родной край. Он писал проповеди обличительного характера и зачитывал их в церквях. Не всем прихожанам это нравилось. Кое-где его просто изгоняли, но другие люди внимательно слушали.

Огюст Биар. Пастор Лестадиус проповедует саамам. 1840 г.

Перелом наступил в середине 1840-х годов. Под влиянием проповедей Лестадиуса среди саамов начались массовые покаяния. Целыми селениями они бросали пить, становились полными трезвенниками, ведущими благочестивую жизнь. Торговцы прекращали продажу спиртного: одни по убеждению, другие – из-за отсутствия покупателей.

Вскоре о событиях в Лапландии заговорили как о духовном пробуждении. Правда, находились и скептики. Саамы каялись столь эмоционально, со смехом, плачем, что это вызывало у свидетелей неоднозначную реакцию. Противники считали экстаз проявлением психической болезни, наподобие «полярной истерии».

Но со временем отношение к Лапландскому пробуждению изменилось к лучшему. У Лестадиуса появились последователи за пределами Лапландии. Его книги и проповеди переводились на другие языки. Движение стали называть лестадианством. Его последователи уделяли особое внимание не внешним обрядам, а духовному обновлению и строгой благочестивой жизни.

Лестадиус был не только пастором, но и ученым-биологом. Он исследовал природу Лапландии, собрал большую коллекцию местных растений, писал научные статьи, причем, чернила делал сам из сажи и сока черники. Он участвовал в научных экспедициях, за что французы наградили его орденом.

Живя «на краю земли», Лестадиус был в курсе политических событий. Он считал, что христианские служители несут долю ответственности за революционные восстания в странах Европы. Вот как он в 1854 году обличал своих «коллег»:

«Когда большинство народа из-за их [христианских служителей — Т.Н.] лени и невыполнения своих обязанностей окунулось в духовную темень и моральную слепоту, то не пройдет и время, как эта дикая толпа... начнет кричать: «''Ура, ура! Все люди, возьмитесь за веревку, а вор в конце. Задушите последнего царя кишкой последнего попа!''».

Получается, что Лестадиус знал строки нашего Александра Сергеевича Пушкина:

Мы добрых граждан позабавим
И у позорного столпа
Кишкой последнего попа
Последнего царя удавим.

Ученики Лестадиуса появились и в России. В Санкт-Петербурге это была община древних христиан. Верующие собирались в лютеранской церкви святой Марии (здание храма не сохранилось). При советской власти, в 1926 году, «Древне-Христианское общество» было зарегистрировано, но в 1932 году молитвенный дом закрыли. Многие верующие подверглись репрессиям. На Левашовской пустоши, где в 1937–1954 гг. находился секретный полигон по захоронению жертв политических репрессий, а теперь открыто мемориальное кладбище, поставлен памятный камень с именами верующих из «Древне-Христианского общества».

Однако отдельные группы древних христиан сохранились в послевоенные годы. В Ленинграде община насчитывала 40–45 человек, по преимуществу женщин. Среди них были уроженки Псковской и Новгородской областей.

В конце 1950-х годов нелегальные собрания древних христиан проходили в г. Ломоносове Ленинградской области на квартире у Сивашенковой. Позже верующие переместились в п. Володарский (ныне – Сергиево). В советское время это был своеобразный центр русского протестантизма: там проводили собрания нелегальная община ХВЕ, руководимая братьями Ковалевыми, община баптистов-инициативников, а в конце 1980-х годов построили молитвенный дом адвентисты седьмого дня.

Весной 1975 года древние христиане собрали около 8 000 рублей и купили в п. Володарский дом на имя главы общины Матвея Герасимовича Орлова (в ту пору ему было 89 лет). Здесь, в его доме на Пролетарской улице, стали проходить воскресные богослужения древних христиан.

Ленинградская община была самой крупной в СССР, но не единственной. Ленинградцы поддерживали контакты с единоверцами из 11 областей страны. Точно известно о группах древних христиан в Псковской области. В 1967 году группа из 7 человек была выявлена властями и взята под контроль в Палкинском районе. Группу в с. Гудово Порховского района возглавлял Михаил Никифорович Никифоров, который в 1933 году был выслан на 3 года из Ленинграда в Западную Сибирь за принадлежность к древним христианам.

Ленинградская община неоднократно пыталась добиться регистрации. В 1975 году почти одновременно с ленинградцами и, возможно, по согласованию с ними, такое же ходатайство подала группа с. Гудово. В обоих случаях власти не имели причин для отказа в регистрации, но не спешили дать согласие в надежде на постепенное вымирание пожилых верующих.

А Порховский райисполком даже привлек к административной ответственности древних христиан из с. Гудово. Правда, когда верующие отправили жалобу в Совет по делам религий и газету «Сельская жизнь», местная администрация была вынуждена признать наказание необоснованным. В дальнейшем власти, видимо, не запрещали древним христианам проводить молитвенные собрания.

Я не знаю, возродилось ли Древне-Христианское общество в наши дни, но камень на Левашовской пустоши свидетельствует не только о тех, кто когда-то был репрессирован за «древнюю» веру, но и о наших современниках, кто сохранил память о погибших, отыскал в архивах и запечатлил на камне имена своих единоверцев.

Не забыт в России и Лестадиус: о нем и его движении выходят книги, в последние годы возрос интерес к его богословскому наследию и практическому опыту. Ведь и сейчас остается немало мест в мире, которые требуется «высушить» от грехов – были бы «делатели». А значит, история, начатая когда-то в Лапландии, еще не закончена.

Читать по теме