Главная / Статьи / Церковь / НАС ПОЧИТАЮТ УМЕРШИМИ, НО ВОТ, МЫ ЖИВЫ
НАС ПОЧИТАЮТ УМЕРШИМИ, НО ВОТ, МЫ ЖИВЫ
НАС ПОЧИТАЮТ УМЕРШИМИ, НО ВОТ, МЫ ЖИВЫ
24.09.2011
959
Эти слова принадлежат апостолу Павлу (2 Кор. 6:9). Они относились к первоапостольской Церкви, а потом многократно были подтверждены на протяжении 2000 лет существования христианства. Главное, что поражает честного исследователя истории Церкви, — это ее сверхъестественная способность к возрождению. Много раз за свою историю Церковь умирала, давая повод торжествовать своим врагам, но всегда за этим следовало возрождение и новый расцвет Церкви. Это противоречит здравому смыслу скептиков, но исполнились слова Христа: "Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф. 16:18). В данной статье использованы некоторые выводы работ А. Меня "Пасхальная тайна Церкви" и А. Сорокина "Очерки по истории Церкви".

С самого начала евангельская история связана с катастрофой, из которой рождается победа. Ученики связывали со своим Учителем большие надежды, оставили все и пошли за Ним. Но последовала позорная смерть Иисуса на Голгофском кресте, вызвавшая разочарование, уныние, растерянность учеников. После чудесного воскресения Иисус Христос является своим ученикам, наставляет их и посылает Духа Святого в помощь. И небольшая группа разочарованных и напуганных людей становится Церковью, мужественной, твердой, несущей весть о великой Божьей любви и победе над смертью из Иерусалима по дорогам обширной Римской империи. И римский историк Тацит, противник христианства, писал с сожалением, что основатель этого суеверия был некто Христос, распятый при Понтии Пилате, и подавленное на время суеверие, однако, все равно вспыхнуло.

Изначально иудейские вожди и римские власти не оставляли попыток силою разрушить Церковь. Три века гонений, временами жесточайших. Нерон (54-68) обвинил христиан в поджоге Рима, волна казней прокатилась по всей империи. Погибли великие ученики Христа — апостолы Петр и Павел, а с ними тысячи христиан-мучеников были распяты на крестах вдоль дорог или отданы на съедение хищникам на аренах римских цирков. Домициан (81-96) преследовал христиан, которые отказывались воздать ему почести как божеству; при нем апостол Иоанн был сослан на остров Патмос. Марк Аврелий (161-180) считал, что христианство является опасным и аморальным учением, и закрывал глаза на жестокие на местах выступления толпы против христиан, сопряженные с насилием. В третьем веке то, что происходило ранее периодически, стало систематическим. Последний император-гонитель был Диоклетиан (284-305). Он издал четыре эдикта, целью которых было полное уничтожение христианства. Он приказал жечь церкви, конфисковать Писания, лишать гражданства христиан, мучить их и, если не отступят, казнить.

Однако вопреки прогнозам гонителей христианство не только не погибало в гонениях, но распространялось все более и более. Это подметил еще древний апологет Церкви Тертуллиан: "Убейте нас, замучьте нас, прокляните нас, сотрите нас в порошок... Чем больше вы нас мучите, тем больше нас будет; кровь христиан является семенем". Преследования очищают Церковь, но не разрушают ее. Это единство Церкви со Христом в Его страданиях.

Не меньшим испытаниям Церковь подвергается изнутри. Бывали моменты, когда казалось, что ереси разрушат Церковь. Особенно опасна во 2-3 вв. ересь гностицизма. Ответом на эту опасность стало появление учителей и апологетов, которые сумели своими трудами не только защитить учение Церкви, но и сделать его понятным для греко-римского мира.

Обращение в христианство римского императора Константина положило конец массовым преследованиям и казням первых христиан. Постепенно Церковь становится государственной. Казалось бы, долгожданная победа, Церковь завоевала великую Римскую империю. Но, на самом деле, империя переделала ее по своему образцу. Церковь начинает тяжело болеть. Если раньше быть христианином значило подвергаться дискриминации, порой быть в опасности, то теперь, чтобы стать царедворцем, надо было быть христианином, даже ревностным. И люди в погоне за чинами, наживой, милостью императора стали креститься, посещать храмы, жертвовать на базилики, воздвигать алтари вокруг мощей... Казалось, Церковь, зараженная лицемерием и карьеризмом, будет разрушена изнутри, произойдет то, чего не могли сделать внешние враги. Но снова начинает сиять свет правды, который не может объять тьма. Отцы Церкви (Иероним, Иоанн Златоуст, Августин и др.) возвышают свой пророческий голос, бесстрашно обличают пороки, нередко гибнут в неравной борьбе, но сохраняют в Церкви то русло, по которому течет здоровая кровь. Кто не мог бороться открыто, уходил в пустыню. Монашество стало тем ковчегом, где сохранился дух Церкви.

V век — новое испытание. Под натиском готов, варваров, гуннов пал великий Рим. Империя пала, но разрушение государства не повлекло за собой гибели Церкви! Завоеватели принимают христианство. VIII век — очередное испытание. Новая религия — ислам, используя силу оружия, стремительно распространяется, завоевывая пространства Передней Азии, Северной Африки и части Европы (Пиренейский п-ов). Угроза нависает над всей Европой, над существованием Церкви как таковой. Многие в тот момент верят в победу ислама, она кажется близкой. В тот драматический час полководец Карл Мартель, имевший прозвище Молот, нанес поражение мусульманам в историческом сражении при Туре около Пуатье в 732 г. Эта победа совершенно явно спасла Европу для христианства. Повторная попытка мусульман покорить Европу была предпринята в XVI веке. Турки завоевывают Балканы, Венгрию, угрожают Австрии. Императору Карлу V потребовалось много усилий, чтобы остановить их.

Римская церковь, управляемая папой, с 756 г. владеет землями в центральной Италии. Дух Римской империи ожил в папском государстве. Чрезмерные заботы о земном могуществе в ущерб духовному здоровью Церкви со временем привели к коррупции, упадку морали и кровавым заговорам в среде ее иерархов. Вражда Рима с Константинопольским патриархатом завершилась в 1054 г. разделением Церкви на восточную и западную. Поэт Данте, посетивший Рим во время правления папы Бонифация III (1294-1303), назвал Ватикан столицей разврата и поместил папу в своей поэме в круг ада, предназначенный для наиболее отвратительных грешников. Римская церковь активно торгует индульгенциями, отпускавшими грехи за деньги, что потворствовало любым преступлениям и способствовало падению нравственности. Казалось, что языческий Ренессанс навсегда затушевал собою истинный лик Христа.

Но и в это темное для Церкви время Господь говорит через пророков. Уиклиф, Гус, Савонарола показали противоречие учения Священного Писания практике Римской церкви. Гус и Савонарола были казнены, а Уиклиф избежал расправы, но впоследствии его прах был выкопан и сожжен. Эти люди подготовили Реформацию, очистительное движение внутри Церкви, возродившее дух апостольской Церкви и силу веры в тысячах ее последователей. Вождями Реформации, начавшейся в XVI веке, стали Лютер, Цвингли, Кальвин, Губмайер. Последний, будучи вождем анабаптистов, соглашался с Лютером и Кальвином в том, что Библия является единственным авторитетом и что человек оправдывается только верой, но пошел дальше их, отвергнув государственный характер Церкви и крещение младенцев. Возникшие в результате Реформации новые протестантские церкви: лютеранская, реформатская, пресвитерианская, англиканская, менонитская, баптистская более 100 лет боролись не только за чистоту учения Церкви, но и за физическое выживание. Попытка пуритан (радикальных реформаторов) в Англии основать гражданское общество на фундаменте новозаветной морали не увенчалась успехом, и после смерти Кромвеля (1658) и восстановления монархии они вынуждены были эмигрировать в Америку. Там им удалось сделать больше. Конституция США, позволившая этой стране стать наиболее процветающей страной в мире, вобрала в себя мировоззрение пуритан и присоединившихся к ним христиан из лютеранской и реформатской церквей Германии и Франции, бежавших в Америку от преследований Римско-католической церкви.

В XVIII веке новая опасность грозила Церкви со стороны идеологов Просвещения. Обожествляется человеческий разум, христианскую веру в душах людей вытесняет материалистический взгляд на мир. Мощные атаки просветителей на Церковь убедили многих в закате христианства. Главный идеолог Просвещения Вольтер говорил, что через сто лет Библию найдут только у антикваров как памятник глупости предшествующих поколений. Знаменательно, что после смерти Вольтера именно в его доме было основано отделение Британского и иностранного библейского общества, распространяющее Библию в тысячах экземпляров по всему миру.

Церковь не только не умерла, но нашла в себе силы к возрождению. Оно, зародившись в Германии, прокатилось по всей Скандинавии и Швейцарии. Движение обновления было названо пиетизмом. Пиетисты убеждали христиан в необходимости личного опыта общения с Господом и призывали к самоотверженному миссионерскому труду и благотворительной деятельности во славу Его. Крупнейшей фигурой возрождения был английский проповедник Джон Уэсли (1703-1791). Протестуя против коррупции церковных лидеров и их безразличия к духовным и социальным нуждам прихожан, Уэсли стал обращаться к людям со страстными проповедями прямо на улицах, что возымело огромный успех. И вскоре сотни тысяч новообращенных присоединились к уже существовавшим евангельским церквам или вновь созданным "обществам", которые затем стали основой методистской церкви. Деятельность Уэсли оказала ощутимое влияние на моральный климат Великобритании и способствовала отмене рабства и реформе тюрем. Некоторые историки Церкви убеждены, что проповедь Уэсли спасла Англию от революции, подобной Французской при Робеспьере.

В XIX веке началась новая атака на Церковь. На этот раз были использованы такие направления человеческой мысли как позитивизм, вульгарный материализм, марксизм и поднятая на щит дарвинистская концепция эволюции. Мир больше не нуждался в Творце для объяснения своего бытия. Казалось, победа в спорах была за материалистами, аргументировавшими свою позицию научными данными и обещавшими с помощью одной лишь науки достичь общественного благоденствия. Но общество ждало горькое разочарование. Науки успешно развивались, но это не делало людей счастливее. Напротив, в ХХ веке мировые войны, тоталитарные режимы, разгул жестокости принесли неисчислимые беды целым народам.

Как реагировала Церковь на спекулятивные заявления о том, что Библия полна ошибок, что наука и Библия несовместимы? На этот вызов Церковь ответила созданием целой науки — библеистики. Исследования были начаты в XIX веке и успешно продолжены в ХХ столетии. Тщательное изучение оригинальных текстов Писания помогло богословам придти к более глубокому пониманию Библии. Больших успехов достигла библейская археология. Буквально из-под земли в Палестине и сопредельных регионах были выкопаны десятки библейских памятников, подтвердивших истинность и историчность библейских повествований. В ХХ веке в науке, в таких фундаментальных дисциплинах, как математика, физика, биология, был совершен ряд выдающихся открытий. Они подтвердили основополагающие доктрины Библии. Возникла целая наука — библейский креационизм. Враги христианства хотели сделать науку противницей Церкви, а она стала союзницей. Теперь мало кто сомневается, что христианство и наука не исключают друг друга, но прекрасно согласуются и дополняют друг друга. Разум не противоречит вере, он углубляет веру.

Несмотря на эти успехи христианской мысли, западный мир в ХХ столетии все более отходил от Церкви. Этот процесс обмирщения общества стал именоваться "секуляризацией". Большинство современных западных людей по сути своей являются гедонистами, то есть потребителями благ, которые им предоставляет общество. Они не против христианства, они о нем просто не думают.

Одним из наиболее важных ответов Церкви на секуляризацию западного мира стал невиданный прежде размах миссионерской деятельности. Еще в XIX веке стали создаваться миссионерские общества, деятельность которых перешагнула традиционные географические рамки — миссионеры впервые направились во многие страны Азии, Африки и Америки. В ХХ веке возникли пятидесятнические и харизматические церкви, многие люди откликнулись на благовестие. Обновление затронуло Римско-католическую церковь, что явилось следствием исторических решений второго Ватиканского собора. Христианство быстро распространяется после второй мировой войны. Больших успехов благовестие достигло в Индии, Китае, Южной Корее, Заире, Нигерии, странах Латинской Америки. В начале 70-х годов по числу верующих центр христианства переместился с Запада в страны третьего мира. Там ныне проживает две трети всех христиан планеты. Вместе с тем, во многих странах с тоталитарной идеологией (например, коммунистических и мусульманских) христиане продолжают подвергаться гонениям и нередко мученичеству. Разбитому на множество деноминаций христианскому миру противостоит в большей мере сплоченный исламский мир, число приверженцев которого так же неуклонно растет.

Но, как мы увидели, каждый кризис Церкви вызывал новое возрождение веры, явление новых апологетов и святых, новых миссионеров и подвижников, новых мучеников. Честертон сказал, что всякий раз, когда отцы были не очень ревностны, дети пылали огнем веры. Он посвятил Церкви слова: "Ждите, что она оступится; ждите, что она заблудится, но не ждите, что она умрет". Много раз Церковь переживала кризисы и всякий раз погибла бы, если бы могла погибнуть, если бы была человеческим институтом. Но Церковь есть Тело Христово, она не принадлежит себе. Последние слова Христа апостолам были: "Се Я с вами во все дни до скончания века" (Мф. 28:20). Сейчас многие задаются вопросом, что ждет Церковь в третьем тысячелетии? Наша надежда на Бога позволяет нам уверенно смотреть в будущее, откуда навстречу нам идет Христос.