Главная / Статьи / Общество / Утопия влиятельного меньшинства
Утопия влиятельного меньшинства
Утопия влиятельного меньшинства
01.11.2016
616

За последнее время наши представления о большинстве и меньшинстве как силах, движущих историю, серьезно изменились. Мы уже привычно оперируем понятием влиятельного меньшинства, усматривая в нем не слабость, но силу – силу той малой закваски, которая квасит все тесто (1 Кор. 5:6). Слава Богу, мы уже поняли, что путь истории – не путь большинства; что путь большинства – путь злой (Исх. 23:2).

Но теперь мы видим, что и меньшинства бывают разные. Некоторые меньшинства стали очень влиятельными, но они развращают большинство и манипулируют им. Поэтому вопрос о меньшинстве нужно уточнить: мы говорим о христианах, усматривая именно в них ту здоровую силу, которая может не просто сотрясать общество, взрывая его серией революций, но способна вести вперед, по пути целостного развития, руководствуясь идеалом Царства Божьего.

Если задуматься, в христианстве не много сил, течений и групп, задающихся вопросом развития, преобразования, реформации. Чаще всего на повестке дня стоят вопросы сохранения, защиты, удержания, контроля, противостояния. В самом деле, если мы не движимы видением Царства Божьего, нам трудно даже помыслить себе возможность развития того, что на глазах гниет и распадается.

И все же этот вопрос – о нас. Можем ли мы быть влиятельным меньшинством?

Скажу так: нам нельзя присваивать себе роль влиятельного меньшинства и нам нельзя от нее отказываться. Мы не можем принимать на себя эту роль сами (Ин. 3:27), если не увидим в ней призвание Божье. И если увидим, то не можем не принять.

Но кроме призвания Божьего есть еще наша, человеческая, христианская сторона. Есть некоторые требования времени, есть компетенции, есть волевые усилия, есть ряд решений, без которых поспешные и самоуверенные слова останутся одними лозунгами. Здесь я назову лишь несколько самых простых вызовов для тех, кто решится думать о себе как о призванном быть и служить частью влиятельного меньшинства.

Во-первых, нам нужна скромность. Меньше пафоса и общих фраз. Здесь сила – не в костюмах, а в горящих глазах. Мы безумны Христа ради. Нам нечего сказать о себе. Мы говорим о Боге и Его Царстве. Мы слуги, мы рыцари Царства, мы «рабы, ничего не стоящие» (Лк. 17:10).

Во-вторых, мы должны дорожить свободой. Влиятельное меньшинство не претендует стать частью системы. Оно проникает всюду, но ничто не может его удержать и приручить, прикормить, прикарманить (2 Кор. 6:9-10).

В-третьих, мы должны понимать знаки времени, анализировать своим умом и слушать пророческий голос Духа. Никто не знает будущего и не понимает, как оно прорастает внутри истории. Но ученикам Христа дано знать тайны Царства (Мк. 4:11).

В-четвертых, нам нужно дать место силе Божьей действовать в нас и через нас. Мы должны говорить как власть имеющие (Мф. 7:29), потому что нам будет дано, что сказать, и уже не мы будем говорить, а Дух нашего Отца будет говорить в нас (Мф. 10:19,20). Люди любят популистов и краснобаев, но они все еще способны отличить голос Бога. И единственный наш шанс выделиться на этом фоне – не соревноваться в риторике, но дать место Богу и передать Его Слово, каким бы оно ни было: сладким или горьким, мягким или острым.

Уже эти четыре характеристики приоткрывают логику, в русле которой влиятельное меньшинство изменяет мир.

Здесь очень мало нас, и очень много Бога.

Здесь нет приспособления к миру; здесь есть радикальный вызов ему.

Здесь нет желания поменяться местом с правящими элитами земных царств; здесь есть другая цель – созидать Царство Божье и растить его элиту.

Здесь нет попытки удержать прошлое или текущий момент; здесь есть четкая ориентация на будущее.

Здесь нет места насилию, зато много силы.

Здесь больше веры и дерзновения, чем стабильности и контроля.

Здесь не говорят о деньгах и выгоде, здесь спрашивают самих себя о посвящении и служении.

Вы скажете: так не бывает, это утопия. Но разве не утопии придают смысл нашей жизни? Разве Царство Божье не есть величайшая из утопий, которую мы пока еще не видим, но в которую уже верим и внутри которой уже живем? Разве это не задача влиятельного меньшинства – сделать утопию видимой, воплотить Царство Божье в реальности нашей повседневной жизни?

Только утопии могут преодолеть притяжение истории. Только верой можно подняться над нашей печальной действительностью и изменить ее. Только влиятельное меньшинство может знать об утопии и спорить с реальностью, примиряя их между собой.

Только так, усилием веры и силой верующих можно остановить страну и мир, себя и других на краю исторической пропасти, сойти с опасной колеи, увидеть возможность иного, нового.

Наконец, только здесь можно найти достаточную мотивацию для самоотверженных усилий, которых потребуется немало, ибо «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12).

Как и в древние времена, нам приходится считать праведников по пальцам. Авраам не смог найти десяти, чтобы спасти Содом и Гоморру.

Есть ли влиятельное меньшинство в нашей стране? Можем ли мы, готовы ли мы быть его частью? Хватит ли нас, чтобы спасти страну, заступить собой от беды и побороться за лучшее будущее?

Читать по теме