Главная / Статьи / От редактора / Молитва об Отце

В Евангелии от Луки описан случай, когда Иисус молился в присутствии Своих учеников. Возможно, что это была обычная практика для Христа, но этот случай выделен Лукой особо:

«Случилось, что когда Он в одном месте молился, и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих (Лк. 11:1).

К сожалению, мы ничего не знаем о том, как и каким молитвам научил своих учеников Иоанн Креститель. Но этот вышеупомянутый ученик Иисуса знал об этом и, возможно, слышал, как молятся ученики Крестителя. Ведь некоторые из них перешли, так сказать, из одной команды в другую: с разрешения Иоанна стали учениками Иисуса.

Чем же зацепила молитва Иисуса Его учеников? Что в ней было такого, что люди, воспитанные с детства в иудейской традиции, - традиции, насыщенной молитвами из Писаний Ветхого завете (один Псалтырь чего стоит), просят научить их молиться?

В Евангелии от Матфея (гл. 6) Иисус перед тем, как представить ученикам молитву «Отче наш», делает несколько замечаний, касающихся нашего, человеческого, подхода к молитве.

Во-первых, Иисус резко выступает против лицемерных, показных публичных молитв. Буквально одними и теми же словами Он описывает как показную милостыню, так и показную молитву, не приемля ни того, ни другого.

Молитва – это не инструмент для создания своей «духовной» репутации или демонстрации своих особых отношений с Творцом. Молитва – это тайное, интимное действие за закрытой дверью. Там только двое: я и мой Небесный Отец. Это общение тет-а-тет с Ним, это возможность высказать всё, что наболело, всё, что страшит, всё, что никому другому не скажешь, не поделишься, не откроешь.

Во-вторых, Иисус не поощряет многословия в молитвах, и не просто не поощряет – Он четко говорит: «Не говорите лишнего».

Молитва – это не способ управлять Богом. Признак язычества, которое никуда не делось со времен Христа и спокойненько живет вокруг нас и даже в наших церквях, - рассматривать молитву как способ заставить богов или Бога пойти по нами проложенному маршруту. Либо умастив их/его жертвами, либо заговорив им зубы.

Многословие здесь, как и в наших человеческих отношениях, спасает от необходимости слушать другого или Бога. Возможно, потому, что страшно услышать что-то в ответ? А вдруг Бог скажет что-то такое, что придется нам не по вкусу?

В молитве более важно не говорить, а слушать. Не сообщать Богу все наши новости, не перечислять Ему все наши трудности, нужды, потребности, но прислушаться в тишине, пытаясь различить Его голос.

Всё, что с нами происходит, всё, в чем мы нуждаемся, Бог знает задолго до того, как мы Ему об этом сообщим. В конце концов, Бог посылает дождь и солнечное тепло и тем, которые не просили Его об этом и не планируют просить. А уж Своих детей Он обеспечивает и обеспечит, будучи настоящим Отцом.

Научиться молчанию в молитве не так просто, как кажется. Как только я замолкаю, сотни, если не тысячи, мыслей начинают метаться в моей голове. Обрести внешнюю тишину значительно проще, чем внутреннюю. Для последнего нужна практика, терпение и концентрация. Нужно освободить определенное пространство в своей душе и услышать то, что пророк назвал «тихим веянием ветра».

«Молчание, которое открывает нас голосу Духа, воздыхающего в нас, забивается шумом слов – случайных, поверхностных, безответственных. Поэтому в наши дни нужно учиться тишине. Учиться ждать. Учиться обуздывать свой язык. Учиться наблюдать. Учиться размышлять. Учиться удивляться.

Молчание возделывает почву наших сердец, в результате чего могут прорасти и дать корень истинные, живительные слова. И тогда настанет время говорить. И слова потекут подобно воде из чистейшего тихого источника» (Ричард Фостер).

О молитве «Отче наш» знает или хотя бы слышал, наверное, каждый в нашем народе. Незамысловатая, очень короткая, - 64 слова, включая заключительное «аминь», она, на первый взгляд, не кажется ни глубокой, ни духовной, ни эффектной. Неужели именно эта или подобная ей молитва могла так понравиться ученикам, что они захотели научиться именно так молиться?

Возможно, главное, о ком рассказывает эта молитва, чью сущность раскрывает, - это Тот, к Кому она обращена.

Отче наш, сущий на небесах. Мало того, что Всевышний – это наш Отец, но Он еще и всегда рядом, близко, с нами. Небеса не было чем-то высоким или далеким для иудеев того времени. До них было рукой подать. При крещении Иисуса они разверзлись, открылись – это было так близко!

Да святится имя Твое. Бог – непорочен и безупречен. В Нем нет ничего злого и нечистого. Он не может ни грешить, ни быть причастен злу. На Отца можно положиться – Он не бросит, не обманет, не забудет. Он останется верным и тогда, когда мы предадим Его.

Да придет Царствие Твое. Наш Отец – Царь царей, президентов, премьер-министров (даже если все они думают по-другому). Он управляет Землей, небесами, всей Вселенной. Он – всемогущ. Это приятно и полезно осознавать.

Хлеб наш насущный дать нам на сей день. Бог заботится о нас, Он - дающий и любящий давать. Он получает удовольствие, снабжая и обеспечивая нас, Своих детей, всем необходимым «для жизни и благочестия».

И прости нам грехи наши. Наш Бог – Бог прощающий, и еще раз прощающий, и так до бесконечности. В сердце Бога живет неистребимое желание прощать и отдавать. Он любит прощать даже больше, чем мы смеем рассчитывать.

И не введи нас в искушение. Наш Отец спасает нас от зла и смерти. Он – наш Защитник. Да, здесь в нашей жизни мы встречаемся со скорбями, бедами и трагедиями, но последнее слово всегда за нашим Богом. И это слово всегда в нашу пользу.

Возможно, что ученики Иисуса в Его молитвах увидели и услышали то, чего всегда так искало их сердце, - близких, доверительных, искренних отношений с Небесным Отцом.

Молитва не для проформы, не потому что «так надо», не надоевшая обязаловка. А образ каждодневной жизни, когда к Отцу можно обратиться в любой момент и в любом месте. Когда Он включен в сам процесс нашей жизни, наших размышлений, наших эмоциональных переживаний. Когда Он вместе с нами принимает важные и просто решения, когда вместе с нами Он работает и отдыхает, плачет и смеется.

Когда Его не надо звать или призывать, потому что Он здесь и сейчас, потому что Он слушает сердце наше, а не наши слова. Впрочем, и слова наши Он слышит, когда они идут от сердца.

 

 

Научи меня остановиться и слушать,

Научи меня быть здесь в эту минуту,

Научи меня внимать молчанию,

Научи меня найти мир и покой.

 

Научи меня слышать Твой зов,

Научи искать Твое Слово,

Научи слышать в тишине

То, что я никогда не слышал.

 

Научи быть собранным,

Научи быть настроенным,

Научи видеть верный путь –

Ведь скоро тишина кончится.

 

И настанет время идти.

Помоги же мне наполнять

Каждый день и каждый мир

Миром из тихого источника…

(Кен Медема)

Читать по теме