Главная / Статьи / Писания / История Закхея
История Закхея
История Закхея

Реконструкция

23.08.2016
551

Закхею не повезло с самого начала. Он родился маленьким. И когда подрос и позже всегда оставался маленького роста и имел проблемы с лишним весом.

Со школьных лет он столкнулся с насмешками и отвержением. С ним никто не хотел дружить, его старались избегать, иногда снисходительно брали в компанию, но только для того, чтобы сделать объектом насмешек и унижений. Он видел, как люди по-особенному и даже заискиванием относятся к тем, у кого есть деньги и положение. И он дал себе клятву, что станет сильным, богатым и влиятельным, чтобы те, кто его унижал, стали бояться его и заискивать перед ним.

В 13 лет, когда по обычаю проводится обряд посвящения в мужчины «Бар-мицва», было организовано торжество. Собралась вся община и все его сверстники. Все мужчины собрались на трапезу, и каждый из отцов с гордостью отмечал достоинства своего сына. Его же отец стыдливо отмалчивался, потому что стеснялся того, что у него родился такой недоделанный сын.

Вечером, напившись, отец поссорился с матерью и кричал, что из сына никогда не получится ничего хорошего, что она виновата в том, что он уродился таким. Это было так больно - не оправдать ожидания отца. Это было невыносимо осознавать, что самый близкий тебе человек стыдится тебя. И он дал себе клятву стать успешным назло и вопреки отцу, во много раз превзойти своего отца, чтобы однажды прийти и вернуть ему с презрением все его горькие слова.

В 17 лет он влюбился. Ему казалось, что если девушка полюбит его, это станет для него как бы искуплением, она восполнит его жаждущее любви и уважения сердце. Но девушка с презрением отвергла притязания неуклюжего, непопулярного среди сверстников коротышки. Боль пронзила сердце Закхея, и он снова поклялся, что никогда больше не откроет своего сердца ни одной женщине. Он станет богатым, чтобы его женщины зависели от него, он будет использовать их, будет покупать их любовь, но никогда больше не позволит разбить своего сердца.

Повзрослев, он никак не мог продвинуться, потому что столкнулся с тем же пренебрежением, с которым жил всю свою жизнь. Его презирали, с ним не хотели работать, за ту же работу ему предлагали меньше, чем другим, его могли кинуть в делах. И он решил, что его единственный способ продвинуться - взяться за ту работу, за которую никто не хотел браться. Он стал сборщиком налогов и служил римской оккупационной власти.

Люди этой категории были презираемы всеми, но ему нечего было терять, он и так бы всеми презрен. Это все они, все общество вытолкнуло его в этот мир. И он стал самым жестоким и бескомпромиссным сборщиком податей. Его не трогали слезы бедняков и вдов.

Такое рвение очень быстро оценили римские власти, и он стал самым молодым руководителем городского департамента по сборам и налогам в Империи. Он добился того, чего хотел, деньги потекли рекой, знатные люди заискивали перед ним, платили ему откуп, чтобы получить послабления по налогам. Бывшие одноклассники приходили и умоляли снизить сборы или дать отсрочку, но он был неумолим.

Отец взял большие деньги в долг под дорогие товары из Греции, но весь товар погиб при крушении торгового корабля, и отец, унизившись, пришел просить денег у сына. Закхей, поизмывавшись над отцом и припомнив ему все его слова, снисходительно бросил на пол мешок с монетами.

Он так и не женился. У него была одна молодая вдова на содержании. Она материально зависела от него, и он делал с ней, что хотел. Иногда он пользовался любовью продажных женщин или принимал «подарки» в виде «красоток на ночь» от богатых клиентов. Он добился всего, чего хотел. Это был его час расплаты за все годы унижений.

Но именно в этот момент, когда он добился всего, он наиболее полно, острее, чем раньше, ощутил внутреннюю пустоту. Он был одинок, рядом не было ни единой близкой души, он всеми презираем, отвергнут обществом и Богом.

Но вот однажды от одного из клиентов он услышал о некоем Иисусе Назарянине. О том, что Тот творит чудеса, проповедует Царство Божье, принимает всех отверженных, не гнушается даже общением с мытарями и грешниками, чем даже настроил против себя книжников и фарисеев. Ходили слухи, что он и есть долгожданный и обещанный пророками Мессия.

Закхей стал собирать слухи и новости о новых делах Назарянина. И чем больше он узнавал о Нем, тем больший интерес вызывала эта личность у Закхея. Его отношение к людям, особенно к потерянным, «лузерам» и неудачникам. Его милосердие и вера в людей, дававшая им второй шанс и вселявшая в них надежду, затронули что-то давно забытое и глубоко спрятанное в его душе. Жажда любви и признания, тоска по прощению и принятию с плачем и стоном прорывались наружу из глубины его души. Возродилась надежда снова обрести радость быть любимым и принятым.

Он стал неотступно думать о Назарянине. Странная навязчивая мысль поселилась в его сознании. Что если бы ему только удалось встретиться и поговорить с Ним или даже просто увидеть, то он понял бы для себя что-то очень важное, что могло бы раз и навсегда изменить его жизнь.

Он искал возможности встречи с Иисусом, но дела не позволяли ему надолго оставить город, а Иисус постоянно путешествовал и нигде не оставался подолгу.

Вот, наконец, дошли слухи, что Иисус идет на праздник в Иерусалим и пройдет через его родной город Иерихон. Он заранее занял место на главной улице, чтобы увидеть проходящего Иисуса, но постепенно растущая толпа оттеснила его. Из-за своего роста он не видел ничего, кроме спин и затылков. Досада поднялась волной в его душе. Пугающая мысль пронзила его сознание, что если он сегодня не встретит Иисуса, то, возможно, уже не встретит никогда. Он стремительно рванул вперед по ходу процессии и взобрался на дерево, забыв о приличиях и своей репутации. Ему во что бы то ни стало надо было увидеть Иисуса.

Он услышал нарастающий гул приближающейся процессии. И вот появился Иисус в окружении толпы и учеников. И когда процессия приблизилась, Иисус вдруг поднял голову и посмотрел на Закхея. Иисус улыбался. В этой улыбке и в этих глазах было столько любви, приятия и радости узнавания. Иисус обратился к нему: «Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме».

В этих словах было столько теплоты, простоты и даже задора, словно они были старыми школьными приятелями и встретились после долгой разлуки. Закхей от неожиданности даже внутренне вздрогнул. Неужели сам Иисус обратил на меня внимание и хочет быть у меня в доме, готов разделить со мной трапезу?

Его сердце до самого последнего уголка наполнилось радостью и восторгом. Он поспешно слез и повел Иисуса к себе в дом. В этот момент по толпе пронесся ропот недовольства и самые возмущенные стали выкрикивать: «Как так, Иисус идет к этому грешнику!»

Закхей испугался, не дрогнет ли Иисус под натиском толпы, не постыдится ли его, Закхея, перед толпой. Но Иисус, не обращая внимания на ропот, уверенно вошел в дом Закхея. Это стало моментом истины для Закхея, его столько раз стыдились и предавали, столько раз предпочитали других ему, что когда Иисус перед всеми не постыдился разделить пищу с ним и почтил его своим вниманием, это окончательно обезоружило в нем бунтаря и человека, привыкшего защищаться от других.

За обедом можно было бы ожидать от Иисуса, что он будет учить из Писания или изрекать что-то невероятно мудрое. Но они просто дружески разговаривали о совсем простых вещах. И в этом было столько простоты и близости, что Закхей сидел, смотрел на Иисуса и у него в голове всплывали строки писания: «Господь Пастырь мой, я ни в чем не буду нуждаться… Ты приготовил трапезу ввиду врагов моих, умастил елеем голову мою, чаша моя преисполнена». Сам Господь почтил меня и разделил со мною трапезу.

Наступил момент, когда они снова посмотрели друг на друга и Иисус как-то немного дольше задержался взглядом. И тут Закхей осознал, что Иисус знает его так, как он себя не знал. Что от Иисуса не скрыт ни один закоулок его души, что Иисус знает и непостижимым образом переживает всю ту боль, которую пережил Закхей, и более того, Иисус знает и скорбит обо всем зле, которое натворил сам Закхей.

Перед внутренним взором Закхея пронеслись сцены, когда он причинял боль другим, когда он был жесток и непримирим, когда он был полон обиды и непрощения на отца, когда он был похотлив и использовал женщин как вещи. Обжигающий огонь стыда опалил его сердце. Ему стало так нестерпимо стыдно, что захотелось убежать, спрятаться от Иисуса, от других, от себя, захотелось, как говорят, провалиться на месте.

И он испугался, что Иисус, зная такое про него, в презрении отвернется. Но взгляд Иисуса смотрел дальше его грехов, Иисус видел, что за всеми грехами стояло глубокое, утробное желание быть любимым и ценным, быть принятым и ценимым. В этот момент он почувствовал во взгляде Иисуса что-то еще, смысл чего он не мог уловить или описать словами. Словно тень какого-то грядущего потрясения или трагедии набежала на мгновение на лицо Иисуса, но тут же быстро сменилась еще большим теплом и радостью. И он ощутил исходящее от Иисуса милосердие и прощение, словно весь его стыд, все уродство его души и вся его боль были покрыты и утешены. И он каким-то непостижимым образом понял, что именно Иисус может и имеет силу и право дарить это прощение. Это было так невероятно пережить такую любовь к себе. Любовь, которая видит тебя, таким, как ты есть, и при этом не отвергает тебя.

Невероятное чувство ответной любви и радости настолько наполнило все его существо, что ему казалось, что даже его тело радуется: «От того возрадовалось сердце мое и возвеселился язык мой; даже и плоть моя успокоится в уповании…»

Он оглянулся на всю свою жизнь и понял, что, наконец, нашел то, к чему стремился все эти годы. И в это момент для него потеряло значение все, что его влекло и терзало до этого: все желания, все страсти и устремления, жажда денег и положения, все страхи, вся обида и боль отступили от него и потеряли всякую власть над ним. И он почувствовал растущее откуда-то изнутри, но набирающее силу и охватывающее все его существо сильное непреодолимое желание как-то выразить свой восторг, как-то сказать Иисусу, что с ним происходит, как он благодарен и счастлив. Но он никак не мог подобрать слова, более того, он мучительно сознавал, что нет таких слов, чтобы выразить то поклонение и восторг, которые наполнили его сердце. И не в силах больше себя сдерживать он вскочил и сказал: «Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо».

Иисус еще раз посмотрел на него со своей дающей жизнь и надежду улыбкой и сказал: «Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее».

 

 

Тэги:   Писание   
Читать по теме