Главная / Статьи / Рецензии / Помоги, Господь. Шагаю
Помоги, Господь. Шагаю
Помоги, Господь. Шагаю

Джон Ортберг "Шаг за порог"

13.03.2017
437

В издательстве «Виссон» вышла очередная книга Джона Ортберга «Шаг за порог». В США она стала финалистом конкурса «Лучшая христианская книга 2016 года» в категории нон-фикшн. У нас Джон Ортберг не так известен, как у себя на родине. Попробуем познакомиться с ним немного ближе.

 

Кое-что об авторе

Джон Ортберг — представитель многочисленной династии пасторов. Его прадед услышал призыв стать проповедником, подметая в лавке, где работал. Церковь, в которой Джон служит на момент написания книги, находится в Силиконовой долине, и некоторые из ее обитателей являются прихожанами церкви. Что неизбежно накладывает отпечаток на характер его проповедей и стиль написания книг. Ортберг получил богословское и психологическое образование, обладает широкой эрудицией и знанием современной культуры и ее тенденций. То и дело на страницах своих книг он весьма тонко отмечает — в языке ли современников, в публикациях ли в социальных сетях — те или иные уродливые явления и идеи, искажение смыслов, подмены понятий — и довольно остроумно их высмеивает. Хорошая богословская подготовка позволяет ему, рассуждая о тех или иных страницах Библии, приводить огромное количество исторических фактов, демонстрировать знание культуры и контекста описанных событий. А психологическое образование дает возможность весьма глубоко и точно говорить о проблемах, с которыми сталкиваются в процессе духовного роста разные типы людей.

 

Чуть-чуть о стиле

Как и другие книги автора, «Шаг за порог» наполнена как знанием библейской культуры, так и современными реалиями. Написана самоиронично. Иногда трогательно. Местами очень смешно. Хочется отдельно сказать о качестве перевода и редакторской подготовки. Любой автор, обладающий таким достоинством, как собственный стиль, при переводе на другой язык может напрочь это достоинство утратить. Ведь ни для кого не секрет, что переводчик переводит текст не только на другой язык, но и на другую культуру. Однако Джону Ортбергу с русскими издателями повезло. Читая «Шаг за порог», получаешь истинное наслаждение от легкого слога, искрометного юмора и удачных языковых находок.

 

Немного о проблеме выбора

Установлено, что среднестатистический человек ежедневно сознательно принимает около 70 решений. Таким образом, за более чем семьдесят лет жизни он принимает 1 788 500 решений. Альбер Камю сказал: «Жизнь — это сумма всех наших решений». Сложите вместе все 1 788 500 решений, и вы узнаете, кто вы такой и что собой представляете.

Принято считать, что, имея более широкий выбор, мы обладаем большей свободой. Но чрезмерное разнообразие выбора не освобождает, а скорее парализует человека. Наш волевой ресурс исчерпаем. Принимая ежедневно столь большое количество решений, мы утомляемся. Вот почему самые успешные современные бизнесмены, такие как Стив Джобс, стремились максимально упростить свою жизнь в таких вещах, как выбор одежды или автомобиля, чтобы не растрачивать попусту далеко не безграничный волевой ресурс и сохранить его для принятия более важных решений.

 

Кратко о книге вообще

Эта книга — 350-страничное размышление автора об одной библейской метафоре. В Библии дверь — это образ возможностей, которые дает человеку Бог. Приглашение куда-то пойти и что-то сделать. О выборе, который мы совершаем ежеминутно. О том, что Бог всегда приглашает нас сделать что-то, что изменит нас. Что изменит жизнь других людей.

Как отличить призыв Бога от сотен и тысяч других призывов? Войдем ли мы в открытую Им дверь или проигнорируем ее, а то и вовсе убежим со всех ног в противоположном направлении, как сделал пророк Иона?  Как мы входим в эти двери: робко или решительно? Сомневаясь или безрассудно? Что ждет нас за этим порогом и на что не стоит рассчитывать?

Каковы популярные мифы и заблуждения относительно открытых Богом дверей? Что нового мы узнаем о себе, переступив этот порог?

И как именно Бог приглашает нас войти в те или иные двери? Видим ли мы горящий куст? Слышим ли громкий голос с небес? Присылает ли Он к нам специального человека, чтобы сообщить о Своем волеизъявлении?

И что будет, если мы ошибемся дверью? Будет ли с нами навсегда покончено? Сможем ли мы реализовать себя и прожить угодную Богу жизнь?

Всегда ли открытая Богом дверь — это приглашение к великим делам? Двигать горы, покорять Евангелию народы, собирать стадионы — это все об этом?

 

Некоторые библейские толкования

Джон Ортберг, как и многие другие хорошие проповедники, обладает даром переводить Библию и ее истории на язык современности, объясняя попутно неизвестный нам контекст и наполняя современными культурными реалиями. Чтение довольно увлекательное. Итак, кого мы встретим на страницах этой книги? Авраама (в главе, посвященной двум типам людей: решительно входящих в открытые Богом двери и замирающим на пороге). Моисея (в отрывке, посвященном самопознанию входящих в открытые Богом двери). Руфь (в размышлении об одной из главных особенностей открываемых Богом дверей: они всегда открываются не только и в общем-то не в первую очередь для нас, о любви к ближним и заботе о них). Соломона (в главке, посвященной основному способу распознавания открытых Богом дверей: стяжанию Божьей мудрости). Иону (этому персонажу посвящена целая глава, которая так и называется: «Комплекс Ионы» — это уклонение от духовного роста и попытка спрятаться от своего призвания). А также множество других персонажей и эпизодов.

Чего стоит один только пересказ автором эпизода, когда к Иисусу обратилась мать сыновей Зеведеевых. Как только Иисус объявил, что Он будет предан, осужден, осмеян, избит и распят, она говорит: «Пока все это не произошло, могу я обратиться к Тебе с небольшой просьбой?» Что называется, удачно выбрала время. Боялась не успеть. «Иисус, сделай одолжение. Ты ведь знаешь моих мальчиков, Яшу и Ванюшу. Прежде, чем Ты подвергнешься унижению и примешь мученическую смерть, принеся Себя на алтарь жертвенной любви к человечеству, не мог бы Ты похлопотать о теплом местечке для моих мальчиков? Могу ли я надеяться на их повышение? Я знаю, у Тебя двенадцать учеников и все такое, но я хочу быть уверенной в том, что мои сыновья займут первое и второе место среди Твоих последователей».

 

Всего одна история

В то же самое время я познакомился с пастором Джоном Ф. Андерсоном. Как-то раз он попросил меня проповедовать, но не успело пройти и пяти минут с начала проповеди, как я грохнулся в обморок. Кафедра стояла на мраморном возвышении, на него-то я и рухнул. Бабах! Я принес Джону свои извинения, особенно потому, что его церковь была баптистской, а не харизматической, где репутация проповедника лишь окрепнет, если он падает во время проповеди.

— Я пойму, если ты больше не захочешь, чтобы я у тебя проповедовал.

— Не глупи, — сказал он и предложил мне проповедовать снова.

Во время следующей проповеди я снова упал в обморок. Я не сомневался, что это — конец моей карьеры проповедника. Но Джон удивил меня, сказав: «Это еще не конец. На следующей неделе ты опять будешь проповедовать. Ты будешь проповедовать, пока не перестанешь падать в обморок или пока не расшибешься насмерть». И он сдержал слово. Правда, от моего внимания не укрылось, что Джон все же покрыл мраморное возвышение толстым мягким пушистым красивым ковром. И я продолжал проповедовать.

Не так давно я получил из этой церкви письмо с предложением прочитать проповедь в честь семьдесят пятой годовщины церкви. Джон уже давно вышел на пенсию, а нынешний пастор мне написал: «Здесь все Вас помнят, — эти слова очень мне польстили, пока я не прочел окончание фразы, — как пастора, который падал в обморок. Да, Вас не забыли». Я решил ехать и проповедовать на праздновании юбилея церкви, а заодно — в память о старых добрых временах — снова упасть в обморок. Я надеялся, что ковер там все такой же пушистый.

 

Немного цитат

"Ни один замысел не может быть настолько велик, чтобы не нуждаться в содействии Бога, и ни один замысел не может быть настолько мал, чтобы Бог не обратил на него внимания".

Двери в Библии никогда не открываются лишь для блага тех, для кого они предназначены. Они подразумевают возможность, но возможность благословить кого-то еще. Открытая дверь может меня волновать и завораживать, но она открыта не только для моего блага".

"Бог редко подсказывает, какую нам выбрать дверь. Это одна из наиболее досадных особенностей Бога. Гарантированный результат — это не главное. Главное — увлекательное приключение, ожидающее их на новом витке жизненного пути."

"Очень часто Божья воля для вас будет выражена словами: «Я хочу, чтобы ты решил это сам», потому что принятие решений является неотъемлемой частью формирования характера. Бог занят формированием прежде всего характера человека, а не его жизненных обстоятельств".

"Лучше иметь маленькую веру в безграничного Бога, чем безграничную веру в маленького бога. Вот почему Иисус сказал, что нам вполне достаточно веры с горчичное зерно. Нас спасает не качество нашей веры, а ее объект".

"Бог взращивает людей, способных думать своей головой, а не просто исполнять чужие приказы. Встав перед выбором и желая узнать «Божью волю для своей жизни», я не должен допытываться у Бога, какое из моих решений Он бы одобрил, — я должен попросить у Него мудрости".

"Настоящая, глубинная причина существования страха что-либо упустить заключается в том, что мы были созданы для большего и действительно многое упускаем. С одной оговоркой: «большее» не относится ни к деньгам, ни к успеху, ни к волнующим впечатлениям, которые можно описать в Facebook. Наша жажда большего становится неутолимой, если сводится к попытке удовлетворить исключительно собственные желания. С библейской точки зрения открытые двери не что иное, как Божье приглашение с Божьей помощью «ради ближнего своего» наполнить свою жизнь смыслом".

 

И одна параллель

В этой книге еще встречаются стихи. И знаете, не самые плохие стихи в не самом плохом переводе. Одно из них напомнило мне отрывок из «Сретенья» Иосифа Бродского. И это совсем не удивительно, ведь сретенье и есть встреча. В данном случае — встреча с Богом, которая ожидает тех, кто отважится сделать шаг за порог. В общем, сравните сами:

 

Дейвид Чурч:

 

Сделать шаг боюсь я в пропасть,
Что два мира разделяет.
Оглянувшись напоследок,
Что ждет впереди, не знаю.

Мир забыть придется прежний:
Все, что было так знакомо.
Предо мною настежь двери.
Должен я уйти из дома.

Мне в лицо прохлады ветер
Лоб вспотевший обдувает.
Впереди маячат тени.
Неизвестность так пугает!

Но, отвергнув приглашенье,
Можно ль к прежнему вернуться?
Не узнав, что ждет за дверью,
В безразличье окунуться?

Сердце бешено грохочет,
К Божьей помощи взывая.
Должен я шагнуть за двери.
Помоги, Господь.
Шагаю.

 

 

Иосиф Бродский:

Он кончил и двинулся к выходу. Вслед
Мария, сутулясь, и тяжестью лет
согбенная Анна безмолвно глядели.
Он шел, уменьшаясь в значеньи и в теле

для двух этих женщин под сенью колонн.
Почти подгоняем их взглядами, он
шел молча по этому храму пустому
к белевшему смутно дверному проему.

И поступь была стариковски тверда.
Лишь голос пророчицы сзади когда
раздался, он шаг придержал свой немного:
но там не его окликали, а Бога

пророчица славить уже начала.
И дверь приближалась. Одежд и чела
уж ветер коснулся, и в уши упрямо
врывался шум жизни за стенами храма.

Он шел умирать. И не в уличный гул
он, дверь отворивши руками, шагнул,
но в глухонемые владения смерти.
Он шел по пространству, лишенному тверди,

он слышал, что время утратило звук.
И образ Младенца с сияньем вокруг
пушистого темени смертной тропою
душа Симеона несла пред собою

как некий светильник, в ту черную тьму,
в которой дотоле еще никому
дорогу себе озарять не случалось.
Светильник светил, и тропа расширялась.

Читать по теме