Главная / Статьи / Рецензии / Через молчание к вере
Через молчание к вере
Через молчание к вере

Фильм Мартина Скорсезе "Молчание" Культурный код Игоря Попова

28.03.2017
563

 Ему было 33 года. Как Христу. Он был молодым и одаренным проповедником, когда 5 февраля 1597 года его вместе с другими 25 христианами распинали, подобно Христу, на холме близ города Нагасаки.

Накануне, после многочисленных пыток и призывов отречься, их привезли в город Мияко, где по приговору им должны были отрубить уши и носы, однако приговор был смягчен и им отрезали только часть левых ушей. Затем их провели по разным городам, чтобы вид их кровоточащих щек заставил христиан отречься от веры. Отрубленные уши показывали в других городах, чтобы запугать остальных. Когда их привели на место казни, каждый из «верных» взглянул на свой крест, на котором предстояло умереть, и обнял его…

Фильм Мартина Скорсезе «Молчание» затрагивает самые трагические страницы истории христианства в Японии. Свою кинокартину знаменитый режиссер поставил по одноименному культовому роману классика японской литературы Сюсаку Эндо. Будучи правоверным католиком, Эндо погружает читателей в болезненную тему гонений на японских христиан и отступничества.

Мама писателя была католичкой, именно поэтому отец мальчика и развелся с ней, после чего она вернулась в свой родной город Кобо. Там мальчик вместе с матерью регулярно посещает богослужения в местной католической церкви. В 12 лет Эндо принимает водное крещение и становится католиком (в крещении ему дали имя Павел). Там же он заканчивает среднюю школу.

Принятие католицизма сразу же повлекло за собой неприятные последствия. В предвоенные годы в Японии усиливается национализм, и Эндо подвергался всяческим унижениям из-за своей веры. Но эти гонения не сломали мальчика, а еще больше укрепили его веру.

Страдания сопровождали всю жизнь Сюсаку Эндо, он даже стал себя сравнивать с библейским Иовом и хотел написать комментарий к этой библейской книге, но смерть от пневмонии вмешалась в его творческие планы. Всю жизнь Эндо интересовала тема взаимоотношений христианства и традиционной синтоистко-буддисткой Японии. Этому посвящен один из самых значительных романов писателя «Молчание» (1966), который и принес ему всемирную славу.

Роман основан на реальных событиях середины XVII века, когда японские власти, искореняя новую религию, обрушили жесточайшие гонения на христиан. Три молодых португальских священника, прекрасно сознавая, чем рискуют, пробираются в эту грозную, наглухо закрытую для иноземцев страну, чтобы опровергнуть слухи о позорном отступничестве их учителя падре Феррейры и продолжить в Японии тайную проповедь христианства. Этот знаковый для писателя роман показывает, через какие страдания и трудности приходилось проходить христианским миссионерам в Японии.

Вопрос «где Бог, когда страдают люди» становится одной из самых важных тем искусства после Второй мировой войны. Этому посвящает один из самых своих сильных и любимых романов - «Сила и слава» - Грэм Грин. Этим вопросом и задается католик Мартин Скорсезе в своем фильме, к съемкам которого он шел 30 лет.

В 1988 году в Нью-Йорке состоялся специальный показ фильма «Последнее искушение Христа», на который были приглашены религиозные деятели города. На этом показе Мартин Скорсезе познакомился с архиепископом Полом Муром. Именно он и подарил режиссеру роман Сюсаку Эндо «Молчание».

Роман произвел на Мартина Скорсезе невероятное впечатление. Ему казалось, что японский писатель написал о нем самом. «Вопросы, которые задает читателю Эндо, не давали мне покоя с раннего детства, – сказал режиссер в одном из интервью. – Я вырос в семье ревностных католиков, поэтому религия играла в моем воспитании далеко не последнюю роль. Восприятие теологических догм Римско-католической церкви глубоко въелось в детское подсознание и сформировало основы того, что мы называем верой».

Скорсезе добавляет, что книга открыла ему глаза на многие глубокие аспекты христианства, которые, по его признанию, «по сей день тревожат его». «Я нахожусь в том возрасте, когда невольно начинаешь задумываться о противостоянии веры и сомнения, о человеческих пороках, о бренности человеческого тела и бессмертии души, – признался 74-летний режиссер. – Эти темы стали своеобразными струнами, на которых Эндо виртуозно сыграл музыку своей книги».

Действие романа Эндо происходит в Японии в расцвет эпохи «какурэ-кириситан» (тайных христиан). Роман приобрел невероятную популярность и был признан одним из величайших литературных шедевров XX века. В 1966 году «Молчание» получило одну из самых влиятельных литературных премий в Японии – премию имени Танидзаки.

В Японии «Молчание» моментально стало бестселлером – было продано более 800.000 копий книги. Роман вызвал сильнейший общественный резонанс, став поводом для дискуссий. Дело в том, что иезуитский падре Кристован Феррейра, один из героев романа, - это реальный человек, который прибыл в Японию в качестве миссионера. В 1635 году он был отлучен от Католической церкви, принял буддизм и женился на японке.

Героями романа Эндо становятся два ученика падре Кристована Феррейры – падре Себастьян Родригес и падре Франсиско Гарупе. Священники отправляются из Португалии в Иезуитский университет в Макао, чтобы оттуда попасть в Японию. Они готовы подвергнуть себя невероятному риску, пытаясь выяснить истинную судьбу своего учителя. Феррейру, который организовал христианскую миссию в Японии, обвиняют в отступничестве от веры. Ученики убеждены, что их наставник продолжает проповедовать в тайне, поскольку открытое признание христианской веры может стоить жизни.

Эндо – один из немногих японских авторов, который предлагал читателям взглянуть на мир глазами японского христианина. Всю свою жизнь Эндо мучился от различных заболеваний, включая туберкулез, и много времени проводил на больничной койке. И не зря его творчество сравнивали с книгами Грэма Грина. Большинство персонажей книг Эндо сталкиваются с непростыми морально-нравственными вопросами, решение которых зачастую приводит к драматичным последствиям. Кстати, сам Грэм Грин называл Эндо одним из лучших писателей своего времени.

В конце 1980-х годов Скорсезе приступил к работе над сценарием вместе с Джеем Коксом и рассчитывал, что «Молчание» станет его следующим фильмом. Однако работа над фильмом растянулась на долгие годы. В общей сложности ушло более 15 лет на то, чтобы завершить сценарий, который соавторы сочли наконец удачным.

Свои идеи сам режиссер сформулировал так:

«Христианство основано на вере, но, если изучить историю вероисповедания, нетрудно заметить, что религии приходилось снова и снова меняться и подстраиваться под общество, чтобы быть безупречной. И каждая такая метаморфоза была весьма болезненной. Опишу один парадокс, приготовьтесь, он может оказаться столь же мучителен и для вас. Вы можете думать, что вера и сомнения – диаметрально противоположные понятия. Я же считаю, что они идут рука об руку. Одно подпитывает другое. Сомнение может привести вас к одиночеству, но если сомнение сосуществует с верой – истинной верой, безусловной верой, – то симбиоз может стать основой для радостного чувства общности. Этот переход, безусловно, болезнен: от уверенности к сомнениям, затем – к одиночеству и, наконец, через веру к общности. Эндо эту цепочку отлично понимал».

Главный герой фильма Себастьян Родригес (его играет актер Эндрю Гарфилд) не одиночка в мировой литературе. Достаточно вспомнить метания героев романов французского писателя Жоржа Бернаноса «Дневник сельского священника» и «Под солнцем сатаны» (тоже экранизированных).

Скорсезе защищает своего героя:

«Если бы Родригес остался в Португалии, он бы сделал впечатляющую карьеру и снискал бы славу человека стойкого, непоколебимого в своей вере. Вместо этого он оказывается в самом сердце чуждой, враждебной страны, жители которой отчаянно пытаются искоренить малейшие остатки христианства. Родригес верит всем сердцем, что станет героем истории, которая хорошо известна каждому из нас: христианской аллегории о Христе со своим Гефсиманским садом и со своим Иудой – несчастным японцем по имени Китидзиро».

Интересно, но именно в XX веке фигура Иуды в мировом искусстве начинает выходить на передний план. Так тема сомнений и предательства беспокоит писателей и режиссеров, словно именно она отражает мятущегося человека конца XX и начала XXI века.

Скорсезе очень точно и емко сформулировал то, почему для него важна фигура падре Родригеса:

«Неторопливо, мастерски Эндо ломает Родригеса. «Молчание» – история о человеке, который через страдания постигает истину. А истина заключается в том, что любовь Господня настолько же неисповедима, насколько и Его пути. Бог дает человечеству намного больше, чем мы можем себе представить. Он всегда рядом с нами... даже когда хранит молчание… Я впервые прочел роман Эндо почти двадцать лет назад, – продолжает режиссер. – С тех пор я перечитал его несметное количество раз... И всякий раз книга вызывала во мне чувства, которые могли вызвать лишь редкие произведения искусства».

Когда я смотрел фильм, то постоянно задавал себе вопрос, где эмоционально и духовно находится сам режиссер. Какую задачу он себе ставил, когда снимал фильм и думал над всеми сюжетными поворотами? Поэтому так важно прислушаться к тому, что говорят сами герои фильма.

Особенно меня поразила работа японских актеров, которые сыграли Кичихиро, Мокичи, Ичизо и, конечно, «инквизитора» Инуэ. Кстати, насчет «инквизитора». Ошибка в трактовке должности Инуэ, скорее всего, произошла благодаря английским переводчикам романа и таким образом просочилась в фильм. Никакой он, конечно, не инквизитор, а дознаватель, но Скорсезе использует эту ошибку, чтобы добавить фигуре Инуэ особый смысл. Ведь именно диалоги между Инуэ и Родригесом и открывают для зрителей весь конфликт картины.

Во время подготовки к съемкам актер Эндрю Гарфилд немало времени провел в беседах с консультантом фильма отцом Мартином – иезуитским богословом и писателем, который живет и работает в Нью-Йорке. «Мы с падре Мартином по-настоящему сдружились, – рассказал актер в одном из интервью. – Он познакомил меня со своей жизнью во Христе, рассказал об ордене иезуитов и, в конечном итоге, он вдохновлял меня на работу над ролью».

Гарфилд утверждает, что в процессе бесед со священником он понял, какой была душа Родригеса:

«Падре Родригес в начале фильма предстает идеалистичным, но узко мыслящим человеком, который наивно полагает, что знает, что собой представляет наша жизнь. Ему предстоит на собственном примере понять смысл человечности и сделать это качество неотъемлемой частью своего характера».

Всякое талантливое искусство - это поиск человека в окружающем нас мире. Этим и ценен стал лично для меня фильм «Молчание». Я наблюдал, как зрители реагируют на картину, и понял, что многие просто пришли на именитого режиссера, поэтому им было неуютно, когда режиссер вырвал их из уютного мира киноиллюзий и шаг за шагом их разрушил.

То, что ощущал лично я, можно назвать чувством абсолютной беспомощности. Невероятно тяжело смотреть на то, как христиан подвергают пыткам и казнят: распинают, подвешивают вниз головой, сжигают на кострах, обливают кипятком, топят. Именно во время этих эпизодов я вспоминал утверждение Тертулиана: «Кровь мучеников есть семя Церкви». Но что можно чувствовать, когда ты три часа смотришь на боль и страдания верующих? О каком искусстве тут вообще можно думать и холодно оценивать мастерство оператора (несомненное) или актерскую игру?

Скорсезе постоянно заставляет зрителя погружаться в состояние молчания. Это он делает через тишину и минимализм съемок. Здесь нет прямых манипуляций эмоциями, хотя большое искушение воспользоваться этим при такой-то теме. Здесь важна честность: режиссера и зрителя. Очень сильные образы усталых японских христиан, которые ценой своих жизней спасают священников, их руки, тянущиеся к четкам Родригеса, простые лица, грязные руки, утружденные от тяжелой работы.

На самом деле «Молчание» - это фильм о том, в чем смысл нашего следования за Христом, даже среди отчаяния и боли, а может быть и вопреки им. И этот путь проходят не супермены с особыми способностями, а обычные люди - в слабости, сомнениях, страдании. Интересно, как мы часто забываем, что Воскресение Христа, Его Пасха, проходила через темные аллеи Гефсиманского сада, когда все ученики оставили Его, и даже позже Петр отрекся от Него трижды.

Но хочу вернуться к той истории, которую я начал рассказывать вначале статьи. Эта история канонизированного позже Католической церковью японского проповедника Павла Мики, которому было 33 года, и его друзей. Рядом с ним распяли 19-летнего иезуита Иоанна де Гото.

Палачи не пригвождали христиан к крестам, а прикрепляли их к ним железными кольцами за руки, за ноги и за шею. Но палачу Павла Мики досталась трудная задача: христианин был мал ростом, поэтому его ноги не доставали до нижней перекладины. Тогда палач привязал Павла к кресту полосой ткани. Чтобы потуже завязать узел, он грубо наступил Павлу на грудь. Один из миссионеров возмутился таким обращением, но лежавший на земле Павел остановил его: «Оставьте его, отец. Ничего страшного».

Когда все было готово, двадцать шесть крестов поднялись почти в один и тот же миг. И Павел Мики произнес свою последнюю проповедь:

«Я - японец и брат Общества Иисуса. Я не совершил никакого преступления и умираю только за то, что проповедовал Господа нашего Иисуса Христа. Я рад, что умираю за это. Это великое благословение, дарованное мне Богом. Заверяю вас, что нет иного пути к спасению. Поскольку же христианство учит меня прощать всякого, кто причиняет мне зло, я от всего сердца прощаю сёгуна и всех, кто ответственен за мою смерть, и очень прошу их принять крещение».

Затем он обратился к своим собратьям, находившимся поблизости, и призвал их доблестно встретить последний миг. Вскоре палачи начали добивать мучеников копьями. Всего на холме близ Нагасаки приняли мученическую смерть еще свыше 650 японских христиан.

Сюсако Эндо и Мартин Скросезе в своих произведениях заставляют нас задуматься над непростыми и важными вопросами, самыми главными вопросами этой жизни. Мы можем с ними не соглашаться, спорить, но убежать от них нам не удастся.

Очень хорошо это выразил оператор фильма Родриго Прието:

«Я вырос в католической семье и в юности моя вера в Господа была безусловной. По прошествии многих лет у меня начали появляться определенные сомнения в церковных догматах. Я вижу, как крепкая вера помогает людям в жизненных ситуациях. Но что вкладывается в понятие «вера»? Нужна ли нам церковная иерархия и вообще какая бы то ни было религиозная организация для того, чтобы верить? Съемки фильма «Молчание» заставили меня вновь задуматься над этими и многими другими вопросами, не дававшими мне покоя. Больше того, я постарался сделать так, чтобы визуальный ряд подтолкнул к этим размышлениям и зрителей».

И, как мне кажется, у создателей фильма это получилось.

 

Читать по теме