Главная / Статьи / Творчество / НОВОГОДНЕЕ ИСКУШЕНИЕ
НОВОГОДНЕЕ ИСКУШЕНИЕ
НОВОГОДНЕЕ ИСКУШЕНИЕ
24.09.2011
1112

Неожиданное поручение

    Прежде чем закончилось воскресное богослужение, слово для объявления было предоставлено нашему брату. Мы давно предполагали без достаточных, впрочем, оснований, что в миру Игорь принадлежит к каким-то таинственным структурам. На этот раз наши предположения подтвердились. С серьезностью, соответствующей статусу работника правоохранительных органов, но и не без некоторой торжественности Игорь сообщил собранию, что начальство возложило на него чрезвычайно ответственную миссию. Он назначен командиром специального оперативного отряда. Всю следующую неделю, оставшуюся до Нового года, этот отряд будет обезвреживать злостных губителей леса, конфискуя порубленные елки на всех подступах к городу и главным образом в электричках. Часть изъятых таким образом зеленых красавиц, согласно распоряжению городского начальства, должна пойти в приюты, детские дома и благотворительные организации. Некоторая часть трофеев, согласно уже личной договоренности Игоря, будет предоставлена членам нашей церкви, по тем или иным причинам еще не решившим елочной проблемы.

    Конец сообщения вызвал легкое, но довольно заметное оживление среди наших прихожан. Стало ясно, что эта проблема далеко не у всех решена. Тогда Игорь завершил выступление, сообщив, что ему потребуется помощник из числа прихожан. Тут снова наступила тишина. Каждый был согласен хоть сейчас ехать в лес сражаться с зелеными браконьерами, но дома всех ждали неотложные дела. Кроме того, у многих были чрезвычайно важные церковные поручения.

    Все знали, что я не был обременен домашними делами. Никогда не блистал вероучительными, душепопечительскими или другими богослужебными способностями. По правде говоря, я и не припомню, чтобы когда-нибудь от меня был для церкви хоть какой-то прок. Поэтому справедливо было ожидать, что все члены церкви обернутся и дружно на меня посмотрят. Так бы и случилось. Но когда уже чей-то взгляд первым обратился в мою сторону, я поднялся с места и вызвался к Игорю в помощники. Собрание вздохнуло облегченно. Так мне показалось. С этого момента я поступил в полное распоряжение спецотряда.

Искушение

    До Нового года оставалось два дня, когда по договоренности с начальником отряда, братом Игорем, я прибыл к месту действия. Встреча была назначена на Витебском вокзале, где расположился командный пункт, оперативный штаб и склад конфискованных зеленых насаждений.

    Когда я вышел из метро и направился к зданию вокзала, на город уже опускались в меру промороженные сумерки. Предпраздничное настроение на улицах выражалось каким-то лихорадочным кружением. Все были озабочены и куда-то спешили. Из стоящих тут и там киосков звукозаписи громче чем обычно вырывались звуки радостных мелодий. Многие прохожие, видно успевшие уже что-то отметить, проявляли самые неожиданные и удивительные признаки веселья. Только мне было не весело.

    Встречать Новый год я был совершенно не готов. Внезапно рухнул основной финансовый проект – на работе не дали премиальных. Занять у кого-нибудь перед самым Новым годом, сами понимаете, – полный абсурд. Даже своим близким я не в состоянии купить подарки – вообще нет ничего! С такими безрадостными мыслями я и направился к зданию вокзала. Но вдруг остановился у ларька с елочными украшениями и, почти уткнувшись в стекло, разукрашенное изнутри серпантином, взмолился: «Господи, пошли мне что-нибудь... я не знаю что, но хоть что-нибудь пошли... Ты же видишь, как мне грустно!»

    Своды вокзала выглядели мрачно. Я нашел штаб в маленькой каморке под мраморной лестницей, ведущей наверх в залы ожидания. Молодые люди, похожие, скорее, на учителей воскресной школы, чем на группу захвата, что-то оживленно обсуждали. Доблестного Игоря среди них не оказалось, мне вежливо ответили, что он находится в рейде, а может, куда-то поехал... Все правильно, командир не обязан отчитываться перед подчиненными в своих действиях. В ожидании начальства я решил прогуляться по вокзалу.

    В багажном отделении было пустынно, у окошка несколько пассажиров получали свою кладь. Вдруг один из них, мужчина среднего роста и возраста, направился в мою сторону. «Не хотите заработать?» – спросил он напрямик, оглядев меня с ног до головы. Надо сказать, что, приготовившись к схваткам с браконьерами, выглядел я совсем не по парадному. Возня с елками и палками предполагала стиль одежды самый невзыскательный. Одним словом, я смахивал немного на бомжа. Тем не менее мужчина разглядел во мне что-то внушающее доверие, или, скорее, выбор у него был невелик. От неожиданного предложения я был в некотором замешательстве: «Собственно, я здесь... жду...» Мужчина решительно перебил: «Скоро подают мой поезд. Вы только поможете донести до платформы пару сумок. Делов-то пять минут!» Пять минут, конечно, ничего не решали, я согласно кивнул и получил в руки две весьма тяжелые сумки.

    Из багажного отделения наверх к перронам вела старинная винтовая лестница. Крутой подъем по узким металлическим ступенькам, огражденным винтообразными перилами, отполированными до блеска многими поколениями пассажиров. Мой работодатель взгромоздил себе на плечи огромную коробку с телевизором «Панасоник», пытаясь втиснулся с ней в лестничный пролет. Сразу стало очевидным, что этот вариант подъема с коробкой отпадает. «В общем так! – сказал решительный мужчина. – Я пойду через главный вход, а вы поднимайте сумки здесь. Встречаемся на выходе к поездам». Отдав распоряжения, он тут же исчез из поля зрения.

    Я, попотев, благополучно преодолел крутой подъем и стал ждать хозяина сумок где и договорились, у платформ междугородних отправлений. Прошло четверть часа, пассажир не появлялся. Ожидание становилось все более томительным. Вот уже и полчаса прошло, а загадочный пассажир как в воду канул. Караулить сумки мы не договаривались. На душе стало неспокойно, вспомнилось, что на всех транспортных маршрутах без конца звучат призывы относиться к подобным предметам крайне осторожно. И я решился... проверить содержимое сумок. А вдруг там бомба? Обе они были жутко тяжелыми и внушительных размеров. Расстегнув молнию, я увидел платиновую поверхность дорогого видеомагнитофона. Во второй сумке сверху лежал компьютер-ноутбук, также рекламного вида. Дальше обследовать я не стал, понимая, что и внизу находятся не взрывчатые вещества, а очень ценные вещи.

    Конечно, это было искушение. Какой-то голос, не знаю, извне или изнутри, настойчиво твердил: «Вот дар, о котором ты просил! Вот то, что тебе нужно! Всего-то и осталось – спуститься в метро. Чего ты ждешь? Где твой пассажир? Он давно уехал!»

    Пока я боролся с искушением, хозяин сумок находился в опорном пункте милиции. Он требовал от милиции срочно прочесать весь вокзал, чтобы найти похищенные у него сумки. Унылый дежурный вяло отбрыкивался от настырного потерпевшего: «Где теперь искать?.. Столько краж! Да и поезд ваш уйдет». И несчастный пассажир отправился к поезду, вслед за дежурным уныло повторяя: «Где теперь искать... поезд ведь уйдет... столько краж».

    В старинном вокзале дверей много. На сей раз расстроенный коммивояжер вышел к платформам через ту, где и я проходил полчаса назад. Он наткнулся на свои сумки и на меня, от счастья чуть не потеряв голову. Хорошо хоть времени на объятия и другие проявления восторга у него уже не оставалось. Мы бегом устремились к отбывающему поезду, и как только незнакомец загрузил багаж в свое купе, тут же протянул мне пачку крупных купюр. Затем, порывшись в карманах, достал еще кучку купюр помельче. «Зачем же столько?» – спросил я ошеломленно. «Они мне больше не нужны, у нас рубли не котируются», – был ответ. Поезд тронулся, пассажир с подножки помахал мне рукой и прокричал: «С Новым годом!»

Елочка, гори!

    Снова я отправился в глубину вокзала, но его своды не были такими мрачными, как полчаса назад. Я понимал, что получил благословение, и ощущал обновление сердца, как это всегда бывает, если только удается устоять перед искушением. Но благословения того дня не закончились. Игорь уже поджидал меня возле штаба. Лицо его было сильно исцарапано, что, однако, объяснялось не сражениями с елочными бандами, а неосторожностью в обращении с колючими ветвями. «Вот ты где! – вскричал наш доблестный командир. – Скорее, нас ждет машина!» Оказывается, все это время он был вовсе не в рейде, а искал машину и загружал ее самыми лучшими, источающими дивный аромат елками. К моему приходу их уже погрузили. Таким образом, все мое участие в елочной кампании равнялось абсолютному нулю.

    Как только мы устроились в кабине небольшого автофургона, Игорь не без гордости показал мне официальную бумагу со множеством печатей, подтверждающую наше право на хранение и транспортировку определенного количества этих самых елок. Машина тронулась с места и, набирая скорость, помчалась по улицам в предпраздничном убранстве. «А теперь куда?» – спросил я. «В детский дом» – ответил Игорь. Там нас уже ждали.

    Мы оставили детям самые лучшие елки, по одной на каждую комнату. Члены церкви тоже получили неплохие экземпляры. Что же касается подарков своим близким, то в этот раз я сделал им подарки не просто хорошие, а замечательные!