Главная / Статьи / Бог / ЧТО ТАКОЕ ПОБЕДА?
ЧТО ТАКОЕ ПОБЕДА?
ЧТО ТАКОЕ ПОБЕДА?
24.09.2011
798
Недавно мне довелось слышать проповедь, неплохую по содержанию, посвященную той бесспорной мысли, что с Господом человек всегда оказывается победителем. Приводился ветхозаветный пример битвы иудейского царя Иосафата, когда он выставил впереди своего войска не опытных бойцов или мощное оружие, а певцов, левитов, которые шли и славили живого Всесильного Бога, перед Которым никто не устоит. Все это так, но меня несколько смутило утверждение проповедника, что верующий всегда должен побеждать. И если драматическая ситуация не меняется годами, значит что-то не в порядке с нашим христианством, с нашим хождением перед Богом.

Что есть победа? Победоносная жизнь во Христе, о которой все мы мечтаем? Как быть с молитвами, на которые не пришли ответы? – неверующие мужья; дети, ушедшие в мир; роковой диагноз; смерть близких?

Само слово по-беда, – после беды, после испытания, – достаточно прозрачно. Беда кончается, а после грозы всегда солнце?

Но как же эта правильная мысль согласуется с фактами жизни? Может быть, победа далеко не всегда означает торжественный въезд победителя под звуки фанфар и восторженный рев толпы, как мы это недавно видели по телевидению при победе Ющенко в борьбе за пост президента Украины? Думаю, у многих при виде этих триумфальных кадров родились мысли: чему радуетесь, люди добрые? Не пришлось бы скоро плакать… Стремительные взлеты политиков так недолговечны. Знаем это и по старой, и по недавней истории. Сегодня тебе рукоплещет весь мир, а завтра ты в полном одиночестве на острове Эльба…

Думаю, понятие «победа» в человеческом понимании и Божьем промысле – две большие разницы. Христос истекал кровью на Голгофе. Долгожданный Мессия скончался – рухнули надежды на спасение Израиля, не говоря уже обо всем человечестве. Забитый камнями Стефан. Казненные апостолы. Первые христиане, разорванные дикими львами на римских аренах. Наши героические предшественники, расстрелянные и замученные в сталинских лагерях за проповедь Евангелия. О чем думали они? Что было в их душе? Горечь поражения? Молитвы за своих мучителей? За будущее России?

Очень часто драматическая ситуация не только не развеивается, но тьма словно сгущается. И ничего победоносного кругом не видно. Моя мама, обратившаяся к Господу в 14 лет, пламенный благовестник, после ленинградской блокады заболела туберкулезом. Привычно говорить, что вера испытывается «переплавкой». Да, что мы, люди, можем сказать о мыслях Великого Горшечника, Который мнет Свою глину, меняет назначение сосудов? Видит намного вперед, в отличие от нас? Мы же видим жестокую очевидность – туберкулез, полное истощение, потеря голоса, преждевременная смерть. Сейчас, в мои солидные годы, возвращаясь мыслями к маминой жизни и смерти, понимаю, что она была победительницей. Она не уходила в свою болезнь, в диагноз, в анализы, она смотрела как бы сквозь ту печальную реальность, которая ее окружала – коммуналка, неверующие дочери, нищета и собственное бессилие (мы пришли в церковь много лет спустя, после маминой смерти, она ничего не увидела, никаких результатов своих молитв).

Как это редко бывает, в том числе и среди христиан, когда человек не уходит в свою беду, в свою болезнь, непонимание близких, а занят тем, что в своей немощи помогает другим. У маминой кровати вечно были люди, пришедшие к этой слабой, кашляющей женщине за утешением, – наши школьные учителя, соседи, жены ссыльных. Я не слышала их разговоров, но видела, какими окрыленными они уходили…

Рядом со мной в собрании сидит вдова, постарше меня, ей уже 77, а то и побольше. Познакомились мы с ней лет тридцать назад, еще до моего крещения. Жизнь жмет ее со всех сторон сызмальства. Подростком угнали в Германию, где батрачила. Перенесла все лихолетье войны, разруху советских времен, гонение за веру. Похоронила мужа, сына; дочь больна. Постоянные заботы о внуке, дом – на ней, умеет сготовить обед из ничего. Болеть просто некогда. Бодра, свежа, улыбчива, сердечно участлива. В любую погоду, на трех транспортах, добирается до церкви. Всегда приходит раньше меня, никак ее не опередить. Сказать, что у нее победоносная жизнь укорененного христианина? Замахает руками: не любит громких слов, тем более о себе. Но ведь это так. И таких примеров, думаю, можно привести очень много. Как мы поем: «Но чем нас давит жизнь сильней, тем наша слабость нам ясней». Иосафат ставил певцов впереди, прекрасно понимая – вся надежда только на Господа и Его силу.

Сейчас все спрашивают друг друга о здоровье. Обычно отвечают: «По погоде». Я говорю: «По востребованности». Знаю по опыту – у меня будет отличное самочувствие, несмотря на слякоть, вьюгу и бессонницу, если надо выступить у внуков в школе или прочитать лекцию. Как тут не вспомнить живительную манну, которая давалась только на один день, ее нельзя было запасти на будущее. Или про чудесный кувшин масла, который не иссякал, пока подносили сосуды, пока было куда наливать. Поэтому всегда советую тем, кто жалуется на тяжелую жизнь или плохое самочувствие, просить у Господа востребованности, нужности для чего-либо – и силы, вопреки врагам, появятся обязательно.

Много есть историй – про Николая Островского, Маресьева, про тех, кто силой воли победил свой недуг, переборол паралич напряженными упражнениями. Можно вспомнить йогов, которые вообще делают чудеса с человеческим телом. Возможно ли подобные случаи назвать победой над плотью? Опять же вспоминаю блокаду. Как мама нас с сестрой била, чтобы мы двигались, отправлялись за водой или за дровами. А нам не хотелось двигаться. Те же, кто оставался лежать, – тихо умирали. Мама преодолевала жалость к нам, дистрофикам, и я думаю, что у нее совершенно не было внутренних сил – кричать на нас, заставлять куда-то идти. Вот она, сила, чудо материнской любви, не думающей о себе… Мой покойный зять был болен с детства, что-то вроде паралича. Подобно Островскому или Маресьеву, он заставлял работать онемевшие члены, стал даже потом спортивным мужчиной, любил теннис, горные лыжи. Другое дело, что многие, победившие недуг силой воли, результат приписывают только себе, начинают гордиться. Впрочем, это уже другая тема.

Так вот, возвращаюсь к той мысли, что в жизни верующего якобы не должно быть такой ситуации, когда не происходит ничего хорошего и «сжимание» не сменяется радостной эйфорией. Да, слово «побеждающий» очень часто звучит в Новом Завете, особенно в Откровении, и все же мне думается, что состояние победы – это скорее противостояние, чем реальная перемена жизненных обстоятельств. Посмотрим вокруг себя. Беслан, цунами в Таиланде, нищета русских пенсионеров, фарисейство политиков, неутешительные прогнозы о нашей земле – то всемирное потепление, то конец запасов нефти и угля, то с Солнцем творится что-то непонятное. Что делают христиане? Восклоняют головы и повторяют: «Ей, гряди, Господи!» Но здесь не только радость второго пришествия. Людей жалко всегда. Даже в Таиланде, хотя, судя по всему, Бог не случайно выбрал этот «райский уголок», где все предаются всевозможным развлечениям и не думают ни о чем… Впрочем, не нам судить, почему и отчего пагуба приходит именно к тем или другим людям.

Недавно моя близкая родственница, совсем молодая девушка, на которую мы всегда только радовались, – попала в жестокую аварию, лобовое столкновение машин. Внуки, естественно, спрашивают меня: за что? почему? зачем? Отвечать очень трудно, хотя и объясняю, что жизнь – это не перепрыгивание со ступеньки на ступеньку только вверх, успех за успехом, сплошные аплодисменты. Подростки неохотно воспринимают такие мои объяснения. Напоминают про обещание Бога хранить Своих детей во всех обстоятельствах. Что и как сможет победить, понять, приобрести моя потерпевшая, несмотря на мою фантазию журналиста, не знаю – смолкаю. Говорила внукам: лучшее, что сделали друзья Иова – то, что они сидели рядом со страдальцем и молчали целые семь дней и ночей. Вот бы и дальше молчали…

Но звучат, никуда не деваются торжественные, строгие слова: «Побеждающий наследует все…», и никак их не обойти, никак! Господи, дай смотреть сквозь, поверх всех огорчительных обстоятельств, видеть Тебя, будущее, знать, что все Твои Слова исполняются в свое время.