Главная / Статьи / Бог / ПОМНИ ПРО ПОКОЙ

«Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой - суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его» (Исх. 20:8-11).

Эта заповедь нередко бывает предметом споров среди детей Божьих. Одни утверждают, что, раз мы более не под законом, а под благодатью (Рим. 6:14), то и заповедь эта более не имеет значения. Тут, конечно же, вслед за апостолом, сразу хочется спросить: только эта, или остальные тоже – Бог Один; не убий; не служи идолам и т.п.? Абсурдность такого предположения, собственно, и отвергают последующие стихи (Рим. 6:15 и дальше).

Важно понять, что Павел говорит не об упразднении Закона, а об освобождении от проклятия Закона, неспособного на оправдание, то есть – об освобождении от господства греха. С точки же зрения домостроительства благодати Божьей, Закон – уже благодать.

Народы, не имеющие Закона, блуждают во тьме. Им неведомо ни их собственное происхождение, ни предназначение. Беззаконники не знают ни устройства мира, ни принципов построения отношений с Богом и с людьми.

Но Своему народу Господь по благодати Своей открыл все это, призвав Израиль от тьмы к свету. Те же, кто до конца, до полноты, последовали за Святым Израилевым, признав в Иисусе из Назарета Его Помазанника, Христа, те «приняли благодать на благодать, ибо закон дан чрез Моисея; благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа» (Ин. 1:17).

Иные, напротив, считают воздержание от работы в субботу самой важной из всех заповедей. Но и это не очень-то убедительно. Как учит раввинистическая традиция, Десятисловие является расширенной формой Шма, «Слушай» («Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть; и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими» – Втор. 6:4-8), а Тора, «Закон», – расширенной формой Десятисловия.

Эту точку зрения поддержал и Иисус, добавив: «вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Лев. 18:19; ср. Мф. 22:39; Мк. 12:31; Лк. 10:27 – заповедь, названная Иаковом (2:8) «закон царский»).

Тем не менее, четвертая заповедь имеет ряд признаков, выделяющих ее в ряду остальных десяти.

В первую очередь это – самая длинная из Десяти заповедей. Вряд ли на этом можно построить глубокое богословское учение, но факт остается фактом.

Еще знаменательно то, что заповедь эта – одновременно и положительная, и побудительная. Всякий раз, думая о заповедях, мы в первую очередь представляем их как отрицательные, запрещающие указания типа «не делай того-то и того-то». Эта же – положительное утверждение. Как и первая («Я – Бог твой»), она отличается от остальных положительным характером исходного утверждения, но, в отличие от первой, содержит побудительное наклонение, как и прочие заповеди.

С другой стороны, ее нарушение, как и в случае с десятой заповедью, не имеет, в отличие от прочих восьми, прямого проявления действием. Десятая заповедь гласит: «Не пожелай», четвертая же учит: «Помни». Она исключительно духовна, ведь память – это состояние духа.

Несомненно, всем одушевленным существам на уровне рефлексов присуще запоминание чего-либо ранее произошедшего. Но сколько мой знакомый не учил своего пса: «Помни, обои обдирать нельзя!», эффект был, в конце концов, достигнут, лишь усвоением факта, что ободранные обои влекут наказание.

Также в некотором смысле можно говорить о запоминании у неодушевленных предметов на уровне отображения. Кафельному полу надолго «запомнится» трещина от однажды уроненного на него молотка.

Но помнить о чем-то абстрактном могут только духовные существа – человек, бесы, ангелы, Бог (говоря, конечно, по человеческому рассуждению, ведь Сам Бог пребывает вне времени; для Вечного и Всеведущего всё – в настоящем, в то время как мы памятью называем знание о чем-то прошедшем или озабоченность чем-то предстоящим).

Но что это значит: «Помни»? В каких действиях исполнение этого указания может быть выражено?

Непонятно. А соблюдать надо. Поэтому, если исполнение не поддающееся какому-либо внешнему контролю десятой заповеди блюстителями внешнего благочестия просто игнорировалось (недаром Господь посвятил этой заповеди целую проповедь, получившую название Нагорной), то четвертая заповедь была превращена ими в сложную систему правил и предписаний, с которыми даже Господину субботы неоднократно приходилось сталкиваться.

И, наконец, самое важное: Бог дал нам пример ее соблюдения. Если Сам «вечный Господь Бог, сотворивший концы земли, Который не утомляется и не изнемогает», в шесть дней «совершил дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал, и благословил Бог седьмой день, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал», то кто мы, чтобы рассуждать о целесообразности дня покоя?

В любом случае, заповедь о дне субботнем в некотором смысле освобождает нас от кабалы, в которую мир хочет заключить нас через нарушение первых трех заповедей. Так барабаны старых колонн или каменные ядра, замурованные в крупноблочную каменную кладку средневековых крепостных стен, придавали стенам антисейсмическую и противоударную устойчивость.

Масса повседневных проблем стремится затмить Бога в нашем сознании. Это – угроза соблюдению первой заповеди.

Мы рискуем сотворить себе кумира из работы, из карьеры, из ответственности или, напротив, из нежелания отвечать за что-либо; из себя самих, из желания помочь другим, из хождения в церковь, из чтения Библии. Это – угроза соблюдению второй заповеди.

Мы склонны прикрывать свои своеволие и безответственность, амбиции и пораженчество рассуждениями о Божьей воле. Это угрожает исполнению третьей.

От всего этого всего нас защищает четвертая заповедь. Итак, заповедь гласит: помни день субботний. Не организовывай день субботний, не следи за его исполнением. «Помни!» Что это значит? В чем должно выражаться это памятование?

Для начала стоит сказать, что это, судя по всему, не значит. Это не значит, что только один определенный день недели может быть отделен от повседневных забот. Ни день с русским названием «суббота»; ни день имени какой-либо планеты или звезды, как в большинстве европейских языков; ни день с определенным порядковым номером, как у иудеев.

Один из семи. Какой именно? Все зависит от того, в какой вы начали работать.

Пожалуй, наиболее ясным переводом этой заповеди было бы: «Помни день покоя». Хотя «покой» – не единственное значение еврейского слова «шаббат». Как глагол, оно значит «прекратить делать то, что делал». Как говорится – «пошабашить».

Еще одно значение этого слова восходит к временам, когда евреи, будучи пастухами, постоянно кочевали, ища новые места для выпаса своего скота. «Почить» значило осесть, расположиться, создать временное поселение. Потому землю, обетованную Израилю, Бог называет «покой Мой» (Пс. 94:10-11).

Чтобы яснее понять смысл этой заповеди, необходимо различать в ней нравственный и культурный аспекты. Нравственный аспект состоит в непреложной необходимости отделить один день из каждых семи для покоя. Какой именно? Это уже аспект культурный. Он зависит от различных факторов. Примером тому – понятие «обрядов», вводимое Лисом в «Маленьком принце» Антуана Экзюпери:

«Назавтра Маленький принц вновь пришел на то же место.

- Лучше приходи всегда в один и тот же час, - попросил Лис. - Вот, например, если ты будешь приходить в четыре часа, я уже с трех часов почувствую себя счастливым. И чем ближе к назначенному часу, тем счастливее. В четыре часа я уже начну волноваться и тревожиться. Я узнаю цену счастью! А если ты приходишь всякий раз в другое время, я не знаю, к какому часу готовить свое сердце... Нужно соблюдать обряды.

- А что такое обряды? - спросил Маленький принц.

- Это тоже нечто давно забытое, - объяснил Лис. - Нечто такое, отчего один какой-то день становится непохож на все другие дни, один час - на все другие часы. Вот, например, у моих охотников есть такой обряд: по четвергам они танцуют с деревенскими девушками. И какой же это чудесный день - четверг! Я отправляюсь на прогулку и дохожу до самого виноградника. А если бы охотники танцевали, когда придется, все дни были бы одинаковы и я никогда не знал бы отдыха».

Для Лиса четверг был его днем покоя, и выбор именно этого дня обусловлен внешними обстоятельствами – культурными традициями охотников. Так, для несущих какое-либо служение в собрании верующих, зачастую нелегко иметь общий со всеми день покоя – воскресенье оказывается наиболее хлопотным днем недели.

Нарушением заповеди это не является (Мф. 12:5), но и исполнению не способствует. В этом случае желательно отделять для покоя иной день, и, если человек трудится на основной работе с понедельника по пятницу, наиболее подходящим днем покоя для него вполне может оказаться суббота.

В любом случае, писатель подметил очень важное назначение того, что Лис назвал «обрядами»: нам необходимо готовить свое сердце. Наше сердце обрастает заботами, страхами, проблемами. Мы должны готовить его как для еженедельной встречи с братьями и сестрами по вере, так и для грядущей в любой момент встречи с небесным Женихом. Ведь как Израиль, идя через пустыню, соблюдал еженедельный день покоя, но подлинный покой еще ждал их в земле обетованной, так и ныне «для народа Божия еще остается субботство» (Евр. 4:9). Окончательный Покой все еще ждет нас впереди.

Лично для меня одним из наиболее значимых аргументов в пользу реальности евангельских событий стал тот факт, что первые христиане перенесли день покоя с седьмого дня недели (нашей субботы) на первый (наше воскресенье). Именно в воскресный день они стали собираться для молитвы, общения, преломления хлеба, апостольского учения, денежных сборов и т.п. (Деян. 20:7; 1 Кор. 16:2). Такое изменение вековой культурной традиции невозможно без достаточно серьезного к тому повода. Эти собрания стали празднованием Воскресения Христова, подготовкой сердца к Его возвращению.

Тем не менее, празднование первого дня недели вместо седьмого, вопреки расхожему мнению, – отнюдь не христианское новшество. Наиглавнейшие ветхозаветные праздники, прообразы тогда еще предстоявшего исполниться (достигнуть полноты) плана домостроительства благодати Божьейй, приходились именно на первый день недели. Чтобы это стало очевидным, нужно помнить, что древние евреи, в отличие от нас, пользовались лунным календарем, то есть восьмой и пятнадцатый дни месяца всегда приходились на первый день недели, нынешнее «воскресенье».

Возьмем, к примеру, Пейсах, ветхозаветную Пасху – прообраз заместительной смерти Христовой. В книге Левит 23:5-7 читаем:

«Праздник опресноков в первый месяц, в четырнадцатый [день] месяца вечером Пасха Господня; и в пятнадцатый день того же месяца праздник опресноков Господу; семь дней ешьте опресноки; в первый день да будет у вас священное собрание; никакой работы не работайте».

То есть, в четырнадцатый день месяца, последний день второй недели месяца, вечером - Пасха Господня. В первый же день недели, в пятнадцатый день месяца – праздник Опресноков, священное собрание, не предполагающее никакой работы. Именно этот день мы святим сегодня в память Воскресения Христова.

Далее, в стихах 15-16 даются указания относительно праздника приношения первого снопа или Пятидесятницы, прообраза сошествия Духа Святого на Церковь:

«Отсчитайте себе от первого дня после праздника, от того дня, в который приносите сноп потрясания, семь полных недель, до первого дня после седьмой недели отсчитайте пятьдесят дней, [и] [тогда] принесите новое хлебное приношение Господу».

Мы, Израиль Нового Завета, также празднуем Пятидесятницу в воскресный день, потому что Дух Святой сошел на Божий народ именно в «юбилейный день», пятидесятый после Воскресения Христова.

Также – и Праздник Кущей. В Ветхом Завете это – образ исхода евреев из Египта, в Новом Завете – нашего исхода из плена греха.

«Скажи сынам Израилевым: с пятнадцатого дня того же седьмого месяца праздник кущей, семь дней Господу; в первый день священное собрание, никакой работы не работайте. В первый день священное собрание, через неделю в первый день снова священное собрание» (Лев. 23:34-36).

Как видим, уже в Торе, Законе Моисеевом, самые главные шаббаты, дни покоя, предвозвещающие окончательный покой во Христе, тот самый, в который не войдут, отвергающие Святого Израилева и Его Помазанника (Евр. 4:3), приходятся на первый день недели – день Воскресения Христова!

Наконец, четвертая заповедь – это проявление заботы Господа о Своем народе: «Суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк. 2:27). Мы должны воспринимать эту заповедь с благодарностью.

Казалось бы, зачем необходимо напоминать об отдыхе? Но заботливые родители знают: детей, еще не умеющих организовывать свое время, нужно принуждать идти в постель, как бы они не упрашивали поиграть подольше: обессиливший ребенок может упасть, заснувши, в любой момент – даже в самый неподходящий.

Подобным образом и воины по команде «отбой» отходят ко сну, поскольку в любой момент, по приказу главнокомандующего, должны быть готовы к дальнему походу, к учениям, к боевым действиям, о которых сами они еще не подозревают.

Господь велит: «не делай в оный никакого дела». Нашему Создателю известно назначение Его изделия, способ эксплуатации, возможные неполадки и способы их устранения. Он дал нам Писание, инструкцию Изготовителя, руководство по эксплуатации, в котором указано, как необходимо с нами нужно обращаться.

У всякого изделия есть нормальная производительность и предельная производительность. Если устройство постоянно работает с максимальной мощностью, оно перегревается, изнашивается, выходит из строя.

Создавшему нас лучше знать, сколько нам стоит отдыхать и сколько работать: шесть дней в неделю мы работаем на полную мощность, седьмой день – «подзаряжаем аккумуляторы». Это – оптимальный режим.

Увеличение нагрузки приводит лишь к обратному эффекту. Труд сверх определенной Создателем нормы не принесет ни радости, ни увеличения производительности: «Напрасно вы рано встаете, поздно просиживаете, едите хлеб печали, тогда как возлюбленному Своему Он дает сон» (Пс. 126:2).

Это проверено на опыте, причем – даже в национальных масштабах. Во времена Французской революции, среди прочих попыток уничтожить жизнь по Библии, была предпринята попытка заменить рабочую неделю рабочей декадой. Производительность труда тут же упала – люди были просто истощены, и безбожником пришлось отступиться от этих идей.

Помимо физического покоя нам нужен и покой душевный. Небесный Пастырь «покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим» (Пс. 22:2). Пребывая в общении с Ним, мы перестаем беспокоиться о том, что нам есть и во что одеться. Господь призывает нас не к беззаботности или безответственности, а к истинному покою, который может дать лишь единение с теми, кто нам близок – с друзьями, с семьей, с Богом.

И тут полезно вспомнить, что по установлениям Израиля, даже в рабочие дни время, отведенное для труда, ограничивалось двенадцатью часами в сутки, именовавшимися «день» (т.е. с шести утра до шести вечера). «Ночь» же подразделялась на четыре «стражи», вторая, третья и четвертая из которых отводились на сон, а первая (с шести до десяти часов вечера) – на общение.

Следуя этому примеру, нам следует ограничивать свои труды (как по работе, так и по дому) двенадцатью часами в день, дабы оставалось время для душевного отдыха. «Труд глупого утомляет его, потому что не знает [даже] дороги в город» (Екк. 10:15). Когда мы «забываем дорогу в город» (т.е. с места работы, с того «поля», где мы трудимся – домой), у нас не остается времени ни на семью, ни на детей, ни на молитву, ни на друзей – одна лишь усталость.

Как ни много было дел у Иисуса и Его учеников, Он постоянно и целенаправленно изыскивал время для покоя, для общения с Отцом, для молитвы. И призывал учеников к тому же: «Пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного, - ибо много было приходящих и отходящих, так что и есть им было некогда» (Мк. 6:31).

У раввинов, часто несших на шаббат служение в синагогах, первая стража ночи в будние дни была наиболее популярным временем для обсуждения Торы между собой и с учениками. (Скорее всего, именно в эти часы и состоялась столь подробно законспектированная любимым учеником Иисуса Его беседа с Никодимом (Ин. 3:1-21).

Но «долей» (правомерной частью, наследственным уделом) человека в первую очередь является семья: «Наслаждайся жизнью с женою, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, и которую дал тебе Бог под солнцем на все суетные дни твои; потому что это – доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем» (Екк. 9:9). Если работа или служение не оставляют вам времени для семейного общения ни по вечерам, ни в выходные дни – необходимо пересмотреть приоритеты. Вплоть до того, чтобы оставить такую работу.

Для тех же, кто вошел в семью детей Божьих, общение в этой семье также занимает важное место в их жизни. «Возрадовался я, когда сказали мне: "пойдем в дом Господень"… Вот, стоят ноги наши во вратах твоих, Иерусалим. Ради братьев моих и ближних моих говорю я: "мир тебе!" Ради дома Господа, Бога нашего, желаю блага тебе» (Пс. 121:1-2, 8-9).

Причем, душевный покой не ограничивается взаимным утешением и умилением. Именно в общении близких людей мы наиболее открыты для назидания и увещевания, потому-то так важно не переставать собираться вместе с другими детьми из семьи Божьей: «Будем внимательны друг ко другу, поощряя к любви и добрым делам. Не будем оставлять собрания своего, как есть у некоторых обычай; но будем увещевать [друг друга], и тем более, чем более усматриваете приближение дня оного» (Евр. 10:24-25).

Но самый важный «плод» четвертой заповеди – возможность обрести покой в Духе: «Приидите, поклонимся и припадем, преклоним колени пред лицем Господа, Творца нашего; ибо Он есть Бог наш, и мы - народ паствы Его и овцы руки Его» (Пс. 94:6,7).

Казалось бы, за время шаббата, поклонения Господу, можно было бы сделать немало каких-либо полезных дел. «Но какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мк. 8:36).

Господин шаббата (Лк. 6:5) предупреждает нас: «Кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5). Пребывание в Нем и есть подлинный покой. Не культ отдыха и не правила хождения в церковь, чтения Библии, и т.п. – только Он Сам.

В противном случае мы превращаем субботу в идола, а жизнь во Христе – в кабалу мертвых правил. «Им говорили: "вот - покой, дайте покой утружденному, и вот - успокоение". Но они не хотели слушать. И стало у них словом Господа: заповедь на заповедь, заповедь на заповедь, правило на правило, правило на правило, тут немного, там немного, - так что они пойдут, и упадут навзничь, и разобьются, и попадут в сеть и будут уловлены» (Ис. 28:12-13).

«Если ты удержишь ногу твою ради субботы от исполнения прихотей твоих во святый день Мой, и будешь называть субботу отрадою, святым днем Господним, чествуемым, и почтишь ее тем, что не будешь заниматься обычными твоими делами, угождать твоей прихоти и пустословить, - то будешь иметь радость в Господе, и Я возведу тебя на высоты земли и дам вкусить тебе наследие Иакова, отца твоего: уста Господни изрекли это» (Ис. 58:13-14).

Заповедь назидает: помни, Бог уготовал покой Свой каждому из нас в Сыне Своем святом, призывающем: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим» (Мф. 11:28-30).

Вы устали от суеты и проблем мира сего? Вы хотите покоя? Вот – Он.

www.bez-sten.com