Главная / Статьи / Бог / Он разрушит все стены
Он разрушит все стены
Он разрушит все стены
24.09.2011
766

Привет из США и миссии, поставившей своей целью распространение Евангелия Христова. Нам с женой хотелось бы оказаться в России, чтобы возвестить везде об имени Христовом. Но для начала свидетельство, которое, надеемся, кому-то поможет узнать Бога.

Двадцать три года назад я лежал пластом на больничной койке с переломанными ребрами, перебитым носом и рассеченной надвое грудиной. Тело мое заживало относительно быстро, не прошло и двенадцати недель, как я уже совсем поправился. Но внутри моего сердца продолжали обитать смерть, вина и уныние. Страшные воспоминания, боль и скорбь так глубоко укоренились за коркой моего сердца и духа, что, я думал, никогда уже оно не затрепещет от радости.

Увы, рядом не было никого, кто мог бы уврачевать это сердце. Я потерял единственного сына и еще не родившуюся дочь, глаза которой так и не увидели белого света, хотя, знаю, ее ушки уже знали голос земного отца и радовались ему. Она не успела узнать, сколь нежной может быть любовь земного отца, как встретилась с Отцом Небесным, потому что Тот, Кто имеет ключи ада и смерти, призвал ее в Свой дом. Я верю, Отец Небесный встретил ее с распростертыми объятиями, ибо она исполнила все, для чего ее послали на землю. Она очутилась в славных дворах Всевышнего и попала в совершенные руки Агнца Божьего. 

Руки земного отца неродившейся девочки не могли обнять ничего, кроме холодной подушки на больничной койке. Одинокий, разбитый и едва сдерживающий слезы отчаяния, я погружался все глубже и глубже в западню нервной депрессии. То и дело передо мной являлись картины, от которых сердце готово было разорваться.

Вот мой сын, единственный, уснул у меня на правом плече. Он уверен, что рядом с отцом он в безопасности, и доверчиво приклонил ко мне голову. В тот день рано утром я пошел с ним в магазин купить все необходимое для предстоящего долгого путешествия. Мы шли рука об руку, радуясь друг другу. А потом играли в мяч... Конечно, малыш устал, и его голова упала на плечо отца. Он открыл глаза в ином мире, вдали от отца, которому доверял.

Он проснулся на руках Иисуса. Я знаю, что Иисус говорил ему о Своей любви, такой сильной, что Он умер за него и за его сестру именно для того, чтобы они могли проснуться у Него на руках. Мой сын знал, Кому верить — об этом знают все дети. Я уверен, что мои дети покоятся теперь на руках у вновь обретенного Бога Отца, их Творца. 

Но в то время, когда я обнимал холодную подушку в больнице, я еще ни о чем таком даже не догадывался, потому что не встретился с Иисусом — вокруг были только черная, грубая реальность и мои страшные воспоминания. Я засыпал только от снотворных, прописанных врачом. На мне не было живого места, одна голова, будто для того, чтобы в ней постоянно роились жалящие мысли и вопросы: почему после аварии на скорости 45 миль в час все погибли на месте, а я остался в живых? Почему? Почему же? Лучше бы я умер, а мои маленькие сын и дочь продолжали жить. И если я не умер тогда, почему бы мне не умереть теперь. 

Чем быстрее дела мои шли на поправку, тем толще в глубине души, в сердце, становилась бетонная стена отчуждения, которую мне самому хотелось строить и строить, — я не справлялся с болью, рвавшейся наружу. Я засыпал, думая, что утром проснусь и буду думать о случившемся, как об ужасном ночном кошмаре. Однако день за днем я просыпался среди ночи, чтобы снова и снова пережить отчаяние и физическую боль. "Снотворного, умоляю!" Я ничего не мог поделать, стена росла. Запах смерти рвался наружу, но я старался закупорить его. Чем толще становились стены внутри, тем больше росло психологическое давление.

О, если бы я только знал тогда, чего хочет Бог! "Блаженны плачущие, ибо они утешатся". Я не плакал, я строил стены. В те дни я не общался с Иисусом один на один. Я знал Его лишь по рождественским и пасхальным историям, с которыми меня знакомили в детстве, и только.

Теперь-то я знаю, кто был прорабом моей стройки, кто вкладывал мне в руки "кирпичи и раствор". Владыка зла хотел посадить меня за бетонную стену на цепь смерти, вины и уныния. Он управлял мною, как марионеткой.

Но был и другой Владыка духовного мира, Который тоже действовал, желая мне добра, Который стремился исцелить мою душу. Он хотел разбить стену и отпустить меня на волю. Он хотел, чтобы я поступал свободно. Душа моя была смята и раскроена на куски, как мое тело, но Иисус желал даровать ей мир.

Как долго сатана мог управлять мною! Год за годом он внушал мне мысли, далекие от истины. Как мог любящий Бог погубить моих деток? Как мог любящий Бог так страшно наказать меня? Как мог любящий Бог допустить эту аварию? 

Он лгал мне: ты заслужил мучения, эта боль, глубоко засевшая в твоем сердце и во всех твоих костях, заслужена, ты достоин смерти, кончай с собой. Мысли о самоубийстве так и лезли в мою голову. Быть может, таблетки? А если просто вскрыть вены? Или ружье? 

Удивительно, как сквозь невероятное укрепление бетонной стены моего сердца, сквозь черноту и мрак моей души прорывалось послание Его любви? А ведь я слышал Его даже тогда! Различал, как Он старается убедить меня, что есть способ выйти на волю и обрести свободу. Я искал выход. Но несмотря на все мои человеческие усилия найти счастье и внутренний мир, я топтался на месте: ни покоя, ни мира, ни воли душе моей, попавшей в капкан, не было. Наоборот, смятение продолжалось, я мучился и страдал от бессонницы. 

Чем больше я старался, тем хуже становилось. Потерянный, одинокий и боящийся остаться наедине с собой в тюремной камере из толстых бетонных стен, собственноручно построенных, я был уже ни на что не годен, мне оставалось только ждать часа, когда приговор будет приведен в исполнение, и я понесу заслуженное наказание за вину убийства своих детей. После меня останется могильный камень с надписью: "Здесь лежит человек, убивший собственных детей". 

Если бы я знал тогда, что работал в союзе со своим убийцей. Какое счастье, что из-за стен моего сердца доносился тихий спокойный голос, и когда Он говорил, меня пробирало до костей: "А что, если Бог есть?"

Есть два мира и два властелина. Властелин первый, Иисус Христос, хочет даровать новую жизнь, новое сердце и подлинный мир. Его противник хочет смерти, разрушения и вечных мучений. Я был готов перейти на сторону лжеца и своего убийцы и работать на него. 

А что, если Бог есть? Мой дух смутился перед этим вопросом, задумался над ним. Но другой мир и другой властелин путал мои мысли, говорил мне, что я ничтожество, не заслуживающее любви Божьей. Он заставлял меня чувствовать себя нежеланным, слишком грязным, чтобы взыскать любящего и святого Бога. 

Пришел день, когда на кладбище я собрался установить могильный камень детям, и сатана окончательно убедил меня, что рядом должна лежать еще одна плита — моей собственной могилы. Именно в этот момент я возопил из холодной глубины своего опустошенного сердца. В кабине взятого напрокат фургона я вопил: "Теперь мне конец, но если Ты действительно есть, приди и спаси меня!"

В этот момент Владыка неба послал Святого Духа Своего в мой фургон. Яркий свет осиял и облек меня. Может быть, это был Бог? В ответ сердце мое, переполненное болью, стало мягким — оно обновилось, исполнилось мира. Я перешел на другую сторону — от тьмы к свету смертью и воскресением моего Спасителя. Дух мой перестал страдать. Новое сердце и новый дух возликовали посреди всего, что было.

Вскоре мой новый Властелин взялся за процесс моего очищения. Вместо "раствора и кирпичей" для возведения стены Он подал мне кирку; вместо смерти даровал жизнь; вместо цепей вручил мне ключ к свободе; вместо отчаяния обновил надеждой; вместо вины принес прощение; из рабства отпустил на волю. 

Этот спокойный тихий голос просил меня подмести мусор, убрать битый кирпич и приготовить земное сердце мое к омовению, чтобы мне познать совершенство и полноту Его. Его кровь, Его помазание превратили кирпичи смерти, заполнявшие мою душу, в груду щебня, и как далеко восток от запада, так безвозвратно удалил Он от меня беззаконие мое. 

Я отдал Ему надгробную плиту моего прежнего властелина и просил моего нового Владыку написать для меня слова, которые, я верю, когда-нибудь действительно на ней напишут: "ДУЭЙН БЕМИС... ВОИСТИНУ МУЖ ПО СЕРДЦУ БОГА ОТЦА, СЫНА И ПРЕЧИСТОГО СВЯТОГО ДУХА..." 

Человек сломленный, пришедший как есть, с пустыми руками к подножию старого креста, я нашел кровь Спасителя, способную омыть и воскресить не только меня, но и любого, причем так, что это будет превыше всех наших мечтаний. Ничтожнейший в глазах человеков может стать великим в очах Бога.

Я предал Ему свои слезы, свои печали, свои недостатки, свою вину и все остальное; я нашел Иисуса, и Он ввел Святого Духа в кости мои, и я ожил. Теперь это храм, и этот храм не для кирпичей. Он приготовлен для Царя царей и Господа господствующих. Его огонь, Его жизнь и Его цель пребывают отныне в чистом сердце, научившемся плакать и рыдать, — вот почему я обрел долгожданный покой. Я жаждал очищения, и сердце мое обрело свободу и очистилось. Как сказано в Писании, "Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят".

Друг мой! Я увидел господина мира сего поверженным. Давай рассудим: желает ли Бог смерти грешников? Из опыта своей жизни, я знаю, что Он всегда говорит: "Пусть обратятся и живут!" 

Ну, а теперь наступила твоя очередь сломать кирпичную стену в своем сердце. Что за проблемы там у тебя, за стеной: досада, злоба, насилие, память о войне, наркотические переживания, порнографическая ретроспекция? Какими бы неразрешимыми ни были твои проблемы, какой страшной бы ни была твоя беда — обратись, проси перевести тебя на другую сторону, и ты получишь новое сердце и новый дух. Это может произойти с тобой прямо сейчас. Готов ли ты принять покой, радость и блаженство, которые испытал я?

Решай теперь, зачем колебаться между одним и другим. Выбери сегодня, кому служить. Приди теперь, прекрати суету, исцелись, обрети свободу. Избавься от бремени.

Ты все строил и строил стену и устал? Ты все бежал и бежал от тайн, что внутри тебя, о чем никто не знает, и обессилел? Ты устал от мучительных воспоминаний, холодных и одиноких ночей, когда тебе не приходило на ум ничто, кроме твоей безобразной обиды и страшной боли? Пора кончать с этим!