Главная / Статьи / Бог / Ревность наша

С самого раннего детства мы очень ревнивы к вниманию тех, от кого ждем его и от кого зависим целиком и полностью. Может быть, иногда, как и в мире природы, таким образом решается и определяется наша жизнь. Лучше всех питается тот из птенцов, кто шире разевает рот и длиннее тянет шею, наступая при этом на своих братьев. Присмотревшись к взрослой человеческой жизни, которая в миру мало чем отличается от жизни животной, можно увидеть, что все происходит аналогично: люди ради того, чтобы их заметили, поступают точно также, если не хуже. Но если звери просто толкаются, скалят зубы и кусаются, чтобы оттереть друг друга от источника пищи, то люди, обладая даром речи и сильным воображением, ведут себя более «разумно». Они используют, например, клевету и общественное мнение для того, чтобы расправиться со своими конкурентами и занять более выгодную, как им кажется, позицию. 

В этом, как и во многом другом, род людской демонстрирует глупость, доходя до полного абсурда. Таких примеров великое множество, и я приведу лишь еще один, на мой взгляд, очень красноречивый. Многие из нас были свидетелями того, как разумные существа, сев в кружок, хвастают друг перед другом теми болезнями, которые когда-то перенесли. И тот, кто перенес их больше, кажется и себе и другим лицом куда более значительным, чем те неудачники, которые не могут похвалиться ничем более серьезным, чем ангина. Думаю, что в такие моменты ангелы и смеются и плачут над нашей всепобеждающей наивностью. 

Совершенно то же самое привносим мы и в наши отношения с Богом. Все искренне верующие хотят быть ближе к Нему. Все хотят быть избранными. Все хотят Его особого внимания, совершенно иногда не понимая, что значит на самом деле близость к Богу и особое внимание Божье. Этот момент замечательно объясняет нам Евангелие от Марка, когда сыновья Заведеевы Иаков и Иоанн пришли просить у Господа: «...дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую, в славе Твоей» (Мк. 10:37). Даже после того, как Иисус попытался вразумить отважных братьев – «не знаете, чего просите; можете ли пить чашу, которую Я пью», – они не сбавляют натиск: можем! 

Когда вы лежите в больнице и видите, что врачи засуетились у койки вашего соседа, не завидуйте из-за того, что ему уделяют больше внимания, чем вам. Вряд ли это внимание сестер и врачей вызвано чудесным излечением. Скорее всего, больному резко стало хуже, и медики в ужасе пытаются спасти его. Благословите Бога за то, что ваш лечащий врач спокойно и, как вам кажется, равнодушно просматривает историю вашей болезни с вклеенными в нее листами последних анализов. Поверьте, что это кажущееся равнодушие и невнимание к вашей особе – самое лучшее из всех возможных врачебных предписаний. Просто он за вас спокоен, и лучше всего, чтобы это так и оставалось, вплоть до вашей выписки.

Нынешний мир чрезвычайно напоминает мне госпиталь, где, по милости Господней, исцеляются наши больные души. Бог – наш главный врач, и миллионы ангелов как медсестры следят за нашим состоянием. Самый счастливый из нас не тот, вокруг которого кипит работа высших сил, до того бурная, что она видна даже всем окружающим. Жизнь таких людей тяжела и трагична. Лучший и, наверное, самый известный тому пример – Жанна д’ Арк. Судите сами, стоит ли тут завидовать. Все, что она сделала, – прекрасно, возвышенно, жертвенно, но не приведи Господь кому-нибудь повторить ее жизнь и подвиг. 

Подвиг – это страшно. Гореть на костре – это самый большой ужас, который только можно придумать для человеческой души. Бог не хочет ничего подобного для Своих детей. Он хочет видеть нас счастливыми. Страдания от дьявола, и тех, кто призывает нас страдать, можно с полным основанием назвать сатанистами, в какие бы одежды они не рядились и какими бы благими целями не оправдывали свой призыв. Я уверен, что Бог хочет видеть нас в том образе, который еще совсем недавно клеймили позором в нашем обществе, – в образе мещан. Нам надо жить семьей, детьми, устройством своего дома, а не подвигами. Разумеется, бывают времена, когда Бог говорит: вставай, бери оружие и иди на подвиг. Но это исключения, а не правила.

Беда наша в том, что мы не умеем замечать непрерывной милости, которую Бог оказывает нам. Мы обращаем внимание только на ненормальности, на внезапные всплески и бурные вихри духовного поля, внутрь которого помещены и в котором живем. Вместо того чтобы вызывать испуг, нас радует видимое вмешательство Божье. После того, как пережит очередной катаклизм, бедствие или рядовая неприятность, мы собираем обломки корабля нашей жизни и готовы признать случившееся знаком особой милости Божьей. При этом часто гордимся значительным «достижением» духовных высот. 

Высоты красивы главным образом снизу, когда смотришь на них, запрокинув голову. Там же, наверху, холод и ледяной ветер. И нехватка кислорода. И только считанные часы может прожить там человек. Он, взобравшись так высоко, или успеет спуститься, или погибнет от нечеловеческих условий. Мы очень слабы и душой и телом. Бог знает это и старается оградить нас от излишних испытаний. И только тогда, когда мы ставим под прямую угрозу свою вечную жизнь, Он вмешивается со властью, Своей рукой, всемогущей, милосердной и исцеляющей. А когда мы видим, что рука Господня не отнимается от какого-то человека, то означать это может только одно – несчастный очень близок к вечной и окончательной гибели. И тут совсем нечему завидовать.

Наша ревность по Богу часто проявляется слишком неразумно. В Евангелие от Луки 15:1-24 подряд приводятся три притчи: об овце потерянной, о драхме и о блудном сыне. Фактически все они об одном и том же, как долго Бог может терпеть наши безрассудства, и как радуется Он, когда удается вернуть, казалось бы, безнадежно потерянное. Христос трижды на разные лады повторяет это, чтобы дошло до каждого. Чтобы всякий понял, как на самом деле проявляется милость Господня.

Чудесные возвращения, исцеления и спасения восхищают наши детские души. Но что стоит Богу каждое из таких чудес? Ведь Он любит нас нечеловеческой любовью. Он борется за каждого из нас с силой, которую мы не можем себе вообразить. Он ценит наши жизни по шкале, которую невозможно представить себе на земле, потому что масштабы земли не позволяют этого сделать. И вот мы, ревнуем друг перед другом о том внимании, которое Бог нам оказывает! 

Он всегда был милосерд к нам, так попробуем и мы быть милосердны к Нему и не будем забивать гвозди все глубже и глубже в Его руки. Не будем спорить о том, кто имеет право быть ближе к Богу, а кто даже и мечтать об этом не может. Не будем завидовать тому, что Бог дает нашему брату. Будем благодарить Его за то, что он дал нам самим, не пытаясь сравнивать наши несравнимые судьбы. 

Мы во многом не равны в этом мире. У всех нас разное состояние и общественное положение. Мы по-разному относимся к своим близким. Мы по-разному воспринимаем жизнь. У нас разный запас здоровья, как души, так и тела. У нас разный старт в жизни, разный уровень образования. Все у нас разное. Нет и не может быть двух одинаковых людей и судеб. Но мы все равны перед Богом. Все одинаково любимы Им. И все предназначены к спасению. 

Все наши неравенства преходящи. Однажды мы уйдем туда, где им не будет места. К нашему счастью там останутся только два неравенства – мы и Бог. И то, что Бог всегда будет больше нас, лучшая гарантия нашего вечного счастья в будущем мире.

Апостол Павел научает: «А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но так, как-бы из огня» (1 Кор. 3:15). Всякий радуется, вырвавшись из огня, но когда мы увидим незаживающие шрамы душ, прошедших это испытание, мы не сможем им завидовать. Тогда главными нашими чувствами станут жалость и сочувствие. И всякий будет искренне благодарен Богу, если лично у него не будет таких страшных шрамов и воспоминаний.