Главная / Статьи / Бог / Первая любовь

Недавно, разбирая старые записи, я нашла тоненькую школьную тетрадь. На обложке было написано: «1-е Послание святого апостола Иоана Богослова». Именно так, «Иоан» с одним «н». Сразу вспомнилось, как лет восемь назад записывала я в эту тетрадочку свои мысли о любимом послании из Нового Завета. Такое задание было дано нам в библейской школе, где я тогда училась. Полистала страницы. Так тепло на сердце стало! Как матери, когда она читает первые записи только что научившегося писать дитя. Каждая ошибка кажется милой.

Трудно рождалось это сочинение. Ведь нужно было писать о духовных вещах, об общении с Богом. А тогда я только училась всему этому. Это было время первой любви ко Христу. Эмоции переполняли, но они были очень искренними.

«Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими» (1 Ин. 3:1). Братья мои! Возлюбленные! Так к нам обращается Бог через апостола Иоанна и учит нас ходить во свете, не зная страха и любя друг друга «не словом и языком, но делом и истиною». Послание Иоанна – это забота Бога о нас, выразившаяся в великих открытиях: «Вы от Бога, и победили их; ибо Тот, кто в вас, больше того, кто в мире». «Возлюбленные! будем любить друг друга. Потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает любовь».

Отчего мы живем в таком безлюбовном мире? Ведь если так сильно возлюбил нас Бог, а мы от Бога рождены, то и мы должны любить друг друга. Но никто не чувствует себя любимым! По-настоящему никто, я уверена. Может, потому что по-настоящему, как Бог заповедал, никто и не любит. Мы каждый по-своему отдалились от Бога и пришли к страху. Страх воздвиг внутри нас стены, и мы перестали понимать друг друга. Ведь любить – это также и понимать, чтобы потом принимать.

Раньше я только и делала, что создавала себе в жизни искусственные трудности. В юности ради острых ощущений дважды прыгала с самолета с парашютом. Второй прыжок чуть не закончился трагически. Мною всегда владело сильное желание во всем участвовать. Просто познавать – и все. Познавать мир – это, конечно, хорошо. Но лучше, если при этом ты еще и думаешь. Как замечательно, что Бог привел меня к Себе, и теперь я могу познавать Его.

Я уверена, что Бог любит нас еще до того, как мы приходим к Нему с покаянием. Любит и хранит. Помню, как однажды, особо не подумав о последствиях, я согласилась пойти в поход на байдарках на восемнадцать дней. Мне так красочно описали прелести походной жизни – песни у костра, восходы-закаты – что я взяла отпуск и стала готовиться к предстоящим удовольствиям. Сюрпризы начались уже на берегу. За день до отплытия распалась наша группа опытных байдарочников! Как могло такое произойти? Ведь у серьезных, спаянных общими походами людей подобные накладки обычно не случаются. Остались только мы вдвоем с командиром. Бурная река, по берегам которой стеной высилась глухая тайга, и более пятидесяти порогов, которые нам нужно было преодолеть! Если учесть, что до этого в байдарку я ни разу не садилась и панически боялась воды (в детстве я чуть не утонула, меня, как Аленушку, достали со дна пруда), то умным мой поступок назвать трудно.

О командире я практически ничего не знала, кроме его имени и хорошей репутации. Теперь благодарю Бога, что Он послал мне встречу с этим мужественным человеком. Если бы с моим попутчиком в этом походе случилось что-то серьезное, то вряд ли я самостоятельно выбралась бы из тайги. Но наш Бог – Бог обстоятельств. Его рука направляла эти события, теперь я знаю это точно. Он охраняет и любит Своих детей, даже если дети ведут себя неразумно!

Первая неделя похода. Если бы кто-то из знакомых увидел меня тогда, то вряд ли бы узнал. Изрядно распухшее лицо (комары и мошки там лютые!), нос обгорел, все тело в синяках, хожу на полусогнутых (мышцы болят!!!). Какие уж тут песни у костра! Правда, изредка командир басил: «Здесь вам не равнина, здесь климат иной». Я же не то что петь, разговаривать разучилась. Но зато сразу научилась молиться, горячо обращаться к Богу за помощью. Я хорошо осознавала, что Бог не где-то на небе, а рядом со мной. Знала, что Он все видит, жалеет меня, дитя Свое неразумное, дает силы, потому что мои собственные кончились.

А командир только тихо вздыхал, глядя на меня, жалел и в конце концов принял решение один проходить пороги. А я должна была идти за ним вдоль берега. В первую же свою «проходку» угодила в болото. Одна нога сразу увязла. Упираясь веслом, чудом ее вытащила. Еще испуг не прошел, как другая нога попала в расщелину между камней. С трудом вытащила и ее. Как только не сломала?! Ветки хлестали по лицу, мошки лезли в глаза, в рот, под ногами хлюпала вода... «А зори здесь тихие» – одним словом! Но все же я не поддавалась панике и сумела выбраться на сухое место, поднялась наверх. И вот тут-то у меня началась истерика. Все напряжение этих дней выплеснулось наружу.

Вечером в палатке меня охватило отчаяние: нога посинела и распухла, боль была ужасная. «Что же делать, что делать?» – вопила я, обвиняя в своих злоключениях почему-то именно Бога. И вдруг будто облако опустилось на меня, я успокоилась и затихла. В голову пришла четкая мысль, что нужно помазать ногу пихтовым маслом, которое я прихватила с собой, и положить руки на больное место. Так я и сделала. Боль исчезла, как по мановению волшебной палочки! (Думаю, у Бога такое запросто может быть.) К утру опухоль спала, и я смогла наступать на ногу. Елей Духа Святого исцелил не только мою ногу, но и душу. Пришел покой. Страхи исчезли. Появилось полное доверие Богу. Я знала, что Он рядом, Он не оставит, и молилась, не переставая, как могла, взывая о помощи.

Даже когда посреди огромного озера нас застал шторм, и байдарку нашу, как скорлупку от ореха, бросало по волнам, была уверенность, все будет хорошо, доплывем... Бог помогает!

Когда у нас кончился хлеб (а где его возьмешь в тайге?) мы приплыли к небольшому селению, чтобы попросить его у местных жителей. Помню мое удивление – везде отказ. Хлеб тут привозной, а привоз задержали. Была полнейшая, без каких-либо сомнений уверенность, что Господь не оставит нас голодными. И Он направил меня в дом, где женщина не только хлеба дала, но и массу всяких вкусных вещей (в условиях похода они казались фантастическими!). Усадила за стол, стала угощать... О, Господь! Ты любишь нас через других людей.

Тогда я еще не читала Библии, как сейчас читаю. Но на практике мне открылась истина: «Не бойся, ибо Я с тобою... Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, – через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли чрез огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя» (Ис. 43:2). В этом удивительном походе мне открылось, что Бог действительно существует. Я нашла Его и в красоте природы, и в отзывчивости чужих людей. Мне нравилось сидеть где-нибудь на пустынном берегу и любоваться закатом, мерцающей дорожкой на воде. Я наслаждалась тишиной и в такие моменты чувствовала, что рядом со мной находится кто-то, Кто очень меня любит.

Я знала, что это Бог – Творец всего живущего, Который все сотворил «весьма хорошо». Вот муравьишки какие-то ползают, суетятся. Насекомые стрекочут, птицы заливаются! Даже слышно, как листья шелестят и скрипят стволы деревьев. И все эти голоса соединяются в единую песню хвалы Творцу. А краски, а запахи! Весьма хорошо! В сердце появлялись восторг, радость и благоговение: кто мог такое создать? Только Бог! Он окружил нас немыслимой красотой – и в этом тоже Его любовь к нам. Мы во всем окружены любовью, но почему-то нам надо постоянно напоминать об этом, что апостол Иоанн и делает в своем послании. Может, потому, что наша первая любовь неизбежно тает, а может, потому, что это мы не стремимся удержать ее?