Главная / Статьи / Бог / СВОБОДА ВО ХРИСТЕ. КАК МЫ ЕЕ ПОНИМАЕМ?
СВОБОДА ВО ХРИСТЕ. КАК МЫ ЕЕ ПОНИМАЕМ?
СВОБОДА ВО ХРИСТЕ. КАК МЫ ЕЕ ПОНИМАЕМ?
24.09.2011
2830
Размышления студентов Санкт-Петербургского христианского университета

С. Бриштель:

Свобода во Христе – это право, которое дал Господь на определенные, угодные Ему действия с нашей стороны.

Бог освободил нас от греха, т. е. дал нам возможность жить свободно, не быть должниками греху. Следовательно, возвращение к прошлой жизни, греховным поступкам и мыслям не есть свобода во Христе.

Свобода во Христе – это выбор между добром и злом, между вечным и земным. Господь предлагает нам решить, как распоряжаться нашей свободой, при этом предлагая Свои «пути любви» нам во благо.

Порою очень трудно бывает определить, «что такое хорошо и что такое плохо» в отношениях с нашими ближними. Свобода во Христе – это действие добра для моих ближних, без этого невозможно в полноте исполнить волю Божью.

Свободу во Христе невозможно определить рамками, так как различные культуры имеют свое понимание свободы.


Т. Кандауров:

Обычные жизненные будни подчинены традиции, разнящейся от церкви к церкви. В этом нет ничего плохого, когда братья в вопросах одежды, поведения, интересов, образования и т. д. ссылаются на отцов, сохранивших веру и проживших в богоугодной простоте всю свою жизнь. Но всегда ли это правильно?

Вспоминается ситуация в одной церкви. Женщина, увлекавшаяся спиртным, оккультизмом и тому подобным непотребством, по молитвам многих переступила порог церкви. Во время пения у нее слезы блестели на глазах, а через неделю она не пришла. Оказывается, сразу после собрания ей пришлось выслушать длинное наставление о том, что никакая уважающая Господа женщина (сестра) не войдет в здание церкви без платка. И никто не задумался, что эта душа еще и не имеет представления о Господе.

Да, говорить о свободе в церкви проблематично, потому что никто ее себе не представляет. Освобождение от греха есть чудное деяние Бога, а от чего еще способен освободить Христос? Не может ли быть так, что мы клеймим то, что никогда не было грехом? Освобождает ли Христос от предрассудков? Да. Желаем ли мы этим воспользоваться? Не всегда.

Как-то в христианский поход отправилась огромная дружная компания верующей молодежи. Все сестры были в юбках, кроссовках и с рюкзаками. Им было очень неудобно идти, однако надевать мужскую одежду им строго запретили «наверху». Рассуждая о свободе, нужно говорить не о том, что можно делать, а, наверное, о том, что можно уже и не делать (не придерживаться). Хотя вряд ли это получится, ведь все аргументы «за» и «против» выбираются из Библии.

Самый ценный дар сегодня – это свобода любить ближнего как самого себя. А если не можем, тогда все становится бессмысленным. Пусть поможет нам Бог любить без ограничений, в свободе.


С. Коновальчик:

Иисус подарил нам спасение и свободу. Понимаем ли до конца то, чем обладаем? Почему мы так много говорим о свободе? Свободе совести, свободе выбора, свободе личности? Тем самым человек хочет утвердить свою независимость, тем самым говорит: я сам себе хозяин, я принимаю решение и никому не подчиняюсь, я выбираю то, что считаю для себя правильным и важным.

Когда я представляю себе свободного человека, то предо мной возникает следующий образ: бескрайние российские просторы, поле ромашек, васильков и других цветов, не видно ни конца, ни края. Светит солнце, по полю идет человек. Его глаза светятся, на лице улыбка. Он предоставлен сам себе, может дышать полной грудью.

Христианская свобода похожа на этот образ. Человек дышит полной грудью, он познал Творца. Отличие в том, что вокруг нас не цветы, а люди. Здесь появляется то, что отличает нас от свободных людей современного общества. В своей свободе мы вольны выбирать служение другим. Настоящая свобода личности в отречении от себя. Я свободен от рабства себя самого. Я свободен отдать свою независимость, я могу подчиниться.


Н. Королькова:

Слово «свобода» всегда желанное. У каждого свои ассоциации, связанные с ним. Каждый имеет свое представление и о «свободе во Христе». В церкви обычно говорят, что это свобода от греха, и это понятно. Однако в практической жизни ответ найти не так просто. Однажды мне пришлось беседовать с юношей-христианином, который часто использовал плоский юмор. Я понимала, что стоит поговорить с ним об этом. Но едва мы коснулись того, как на это смотрит Христос, он ответил: «Я свободен во Христе и не хочу жить под страхом, что за каждую мою шутку Бог меня накажет». С этим он ушел. Было печально, что человек меня не понял и что он так понимает «свободу во Христе».

Жизнь по благодати не дает нам право грешить, как пишет апостол Павел. Если мы на самом деле любим Бога, нам противен грех, мы убегаем от Него. Свобода заключается в том, что в нашем сердце не господствуют земные страсти, наше желание обращено к Богу. Раньше мне было сложно это понять, жизнь верующего казалась предельно ограниченной, словно он помещен в тесную клетку. Но это тогда я была несвободна. Подростком я считала, что свобода – это когда я могу делать, что мне заблагорассудится. И порой я так страдала от последствий своего поведения, что казалась себе жалкой и несчастной. Свобода не приносит печали, разочарований. Свобода в Боге – это великое счастье.


Н. Мальчиков

Проблематика данного вопроса заключается в самом слове «свобода». Это вопрос, скорее, богословского характера: может ли человек понять и принять тот смысл, который изначально вложил в это слово Всемогущий Бог.

Наверное да, так как Бог определил это слово для употребления в жизни человека и тем самым дал возможность останавливаться на юридической стороне, которая тоже задает рамки для понимания значения слова «свобода». Оговоримся только в том, что в области юриспруденции это слово, подчас, имеет значение самой жизни. Жизни, о которой мечтают с другой стороны решетки, жизни, наполненной запахами и действиями личного выбора, не ограниченной серой униформой и угнетающими стенами.

Пожалуй, здесь и можно увидеть тот отблеск значения, заложенный изначально Писанием.

Свобода – состояние выбора человека, когда он имеет несколько вариантов, как ему поступать, потому что если у него только один вариант, которому он (человек) должен следовать, то это уже рабство, ибо человек, таким образом, будет действовать только так, как ему указывает тот единственный выход (положение), и выбора не происходит, а следовательно, не проявляется свобода.

Христианин тоже может действовать разными способами по отношению к тем или другим вещам. Например, ко греху. Либо человек будет управляем своей грешной натурой и тем самым вынужден будет поступать по приказу плоти. Либо его действиями будет двигать Писание, которое задает параметры вседозволенности. В такой ситуации у человека существует свобода выбора: либо идти на поводу греха, либо откликаться на зов Духа Святого.


М. Тютяев:

Что такое свобода во Христе? На мой взгляд, это состояние души, находящейся под воздействием Святого Духа.

Если принимать в расчет обещание Бога поселиться в верующем человеке (и обитель у него сотворим), то волнения за чрезмерную свободу, ведущую к греху, неуместны. Сам Бог руководит человеком, направляет, учит. Дальше – больше. Павел говорит: «...и уже не я живу, но Христос». Свобода в таких условиях представляет созидающую силу. Бог создал нас существами свободными, но не оторванными от Себя – это ключ к пониманию свободы.

Если находимся в связи (связке) с Богом, на Его территории, в Его присутствии, такая свобода имеет созидающую направленность и удовлетворяет творческую потребность человека, заложенную Богом.

Противоположность такой свободе в Боге – «свобода», изолированная от источника созидательных соков. Эта «свобода» подобна ветке, оторванной от дерева и кричащей: «Теперь я свободна и могу делать все, что хочу». Картинка комичная. Эта «свобода» не только не созидает, но является разрушительной для ее обладателя и окружающих. Почему?

Человек ничего не может делать без Бога. Если он не созидает, то разрушает. Только Бог придает верное направление усилиям человека.

Свобода во Христе приносит радость, ощущение полета и благодарность за все это Тому, Кто дал, создал условия, в которых моя душа, разум находятся в состоянии жизни.


Д. Байков:

Возникает вопрос: насколько ограниченная какими-либо рамками свобода может быть совершенной. Свобода во Христе всегда видится как нечто совершенное, абсолютное. Но проблема понимания нашей свободы проявляется в образе нашей повседневной жизни. Простой пример. Сам я член церкви, основанной американскими миссионерами. Большинство в нашей церкви некогда составляла молодежь в возрасте от 15 до 20 лет. Самое примечательное в этих молодых людях то, что они раскрепощены. Больше всего это можно определить по их одежде. Это очень свободный, подчас даже вызывающий (с точки зрения консервативно настроенных людей) стиль одежды, который никто не заставлял и не заставляет их менять. И это замечательно, потому что мы, в нашей церкви, понимаем, что на пути спасения не должно ставиться никаких преград, ведь наша цель – свидетельствовать о Христе, чтобы человек покаялся, а не стремился изменить внешний вид или некоторые привычки. Все выглядит довольно хорошо до той поры, пока такой молодой парень (теперь уже брат) не освоится, осмелеет и... Вот тут-то и таится главная сложность того, что человеку было провозглашено понятие свободы во Христе, но так и не было объяснено значение этой свободы.

Представьте себе (это реальная история): в церковь приходит брат, волосы которого частично выкрашены в яркий, контрастный, едва ли не ядовитый цвет, в ухе у него серьга, на футболке в области груди эстетично вырезана дырка. Думаю, что этих описаний достаточно. Я знаю его как хорошего брата. Вас шокирует?! Но это так. Единственное, на что указывают люди, чтобы объяснить подобного рода поведение – стиль одежды, но это именно их свобода во Христе, точнее было бы сказать, право. Мы каждый можем выглядеть, кто как хочет, – это свобода от религиозности, религиозных комплексов, условностей и традиций.

Второй пример – будто обратная сторона первого. Один молодой человек, пришедший в церковное собрание в отглаженной рубашке и костюме, был подозван одним из лидеров, который одновременно и с иронией и с плохо скрываемым раздражением сообщил ему, что, дескать, выглядеть так – противоречит нашему стилю, что, мол, ты не такой, как мы. В действительности проблема состоит в том, что людей, не имеющих возможности по разным причинам соответствовать стандартам современной молодежной моды, в церкви просто, оказывается, не способны принять.

Важно задаваться не вопросом: «До какой степени мне теперь все дозволено?», а «От чего освободил меня Христос?». Он освободил меня от сосредоточенности на удовлетворении своего эго, своего я, Он дал мне (нам) свободу от условностей этого мира, которые контролируют наш ум. Мы свободны «от» и «во Христе». В таком случае ценность нашей свободы в том, чтобы послужить другим, принести им пользу.


С. Молчанова:

По-моему, всю полноту свободы выразил Августин Блаженный: «В главном – единство, во второстепенном – свобода, во всем – любовь». В любви проявляется действие свободы другого человека. К сожалению, нам хочется перевоспитать людей, сделать их такими, как мы, но не принять их такими, какие они есть. Принятие других – вот чего не хватает христианам, может, поэтому в наших церквах пустеют скамейки и молодежь уходит в мир.

Подчиниться не трудно, когда знаешь, что это нравится Богу. В моей церкви были уроки, через которые Бог показывал свободу во Христе. Часто люди боятся консервативных церквей, но я именно из такой. Да, для меня не составляло труда выполнять то, что говорят, носить то, что говорят, петь так, как говорят. Но я думаю, что когда человек остается только на этом уровне, он не только не растет, а деградирует. У меня тоже был момент, когда я начала понимать, что внешние показатели (одежда) не являются критерием духовности. Я сделала несколько шагов в сторону «от устоявшихся традиций», и меня сразу стали учить, обличать. Это натолкнуло меня на мысль, что трудно принять не такого, как ты.

В чем же свобода? Получается, что я не могу делать то, что считаю хорошим? При этом уточню, что нельзя и здесь «перегибать палку». Свобода – это «все позволительно, но нужно, чтобы она не причиняла вреда другому». Некто сказал: «Моя свобода кончается там, где начинается свобода другого». Свобода в церкви не должна быть угнетающей, иначе это уже не свобода. Я согласна с тем, что в церкви должен быть порядок, но он должен быть прежде всего внутри у людей. Может быть, тогда мы будем смотреть на человека, который приходит в церковь, как на ценность, как на живую душу, нуждающуюся в спасении, а не на то, какая у него стрижка, длина юбки и количество косметики. Может, наша проблема в том, что мы смотрим так, как смотрели братья Саула, на внешность. Помните, что сказал Самуил им: «Бог смотрит на сердце». Может, это происходит потому, что мы, христиане, сами не знаем этой свободы в радости, свободы в принятии своего, а не шаблонного решения. Кто-то сказал: «Люби Бога, и делай все, что тебе угодно» – в этом и заключается моя свобода.