Главная / Статьи / Церковь / ЗАВТРА БУДЕТ ЛУЧШЕ?
ЗАВТРА БУДЕТ ЛУЧШЕ?
ЗАВТРА БУДЕТ ЛУЧШЕ?
24.09.2011
520

Первые 20 лет свободы вероисповедания в России подходят к концу. Эйфория перестройки прошла, когда в церкви сотнями крестили и венчали всех желающих. И теперь мы живем в новой реальности, в которой нам приходиться исповедовать свою веру.

Цель этого эссе - попытаться описать сложившуюся ситуацию. Это будет наблюдение мирянина, который несколько лет служит катехизатором в одном из храмов Санкт-Петербурга. Разговор пойдет не обо всех людях, а лишь о тех, кто приходит в Церковь со своими нуждами, радостями и, главное, с осознанием себя православными христианами. И конечно о том, как Церковь пытается обрести новых членов большой православной семьи.

Значит, во многом это будут нелицеприятные слова о некоторых особенностях общепринятой системы, в которой есть, слава Богу, исключения. Я даже знаю, что это не глас вопиющего в пустыне и многое, о чем пойдет речь, волнует и беспокоит часть церковной иерархии. А хорошо в церкви уместно говорить только о Боге, потому что "благ только Бог" (Мк. 10:18), а "мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать" (Лк. 17:10).

Крещение

Это часть каждодневной работы отлаженной церковной машины, в которой есть место для доходной части, но не находится места для научения основам жизни по вере Богу. То есть церковь сама лишает новоприходящих ко Христу возможности просветиться, покаяться и принести достойные плоды этого покаяния, осознать себя помилованными и прощенными Богом, чтобы с радостью и благодарением войти в церковную жизнь и совершать свой путь спасения.

Многие люди сейчас мучаются, страдают, испытывают колоссальный внутренний и внешний дискомфорт от давления "мира сего", они готовы ухватиться за любую соломинку, желая освободиться от ига греха, и некоторые из них приходят в нашу церковь. Это хорошие люди, за них Христос умер и они достойны того, чтобы церковь поделилась с ними дарами Духа Святого. Они хотят научиться верить, прощать, любить, различать добро и зло, быть трезвенными. Они жаждут мира в сердце и радости общения. А на практике чувствуют себя ненужными, виноватыми, униженными и оскорбленными.

Многие верующие не защищены сегодня церковным знанием и, магически приняв крещение как национальную традиционную таблетку от всяких бед и болезней, если даже пробуют что-нибудь исправить в своей жизни, рискуют быть одураченными всевозможными прихрамовыми кликушами или сурового вида "местночтимыми отцами-пророками".

Утрачена важнейшая традиция того, что таинство крещения - это плод таинства покаяния и к нему есть путь, определенный церковью как вхождение человека в церковь, которое было связанно с исправлением своей жизни.

В первые века христианства к крещению допускали только тогда, когда в церкви звучало свидетельство воцерковленного поручителя о том, что желающий принять таинство крещения действительно исправляет в своей жизни ситуации, недопустимые для христианина. И это радость.

Сейчас же "новенькому" расскажут про необходимость каждодневного молитвенного правила по молитвослову, про соблюдение поста и обязательное присутствие на богослужении, про благочестивый внешний вид и правильное наложение крестного знамения, куда ставить свечку и какая икона от чего помогает.

Ему сразу пояснят, кто они - настоящие враги Православия и предложат читать какой-нибудь "Закон Божий", изданный 150 лет назад для крестьян, находившихся под игом крепостного права. В общем, скажут о Боге, церкви и человеке так, что неофит будет чувствовать свою неспособность на такой "духовный подвиг", и с чувством глубокой вины тихо исчезнет в никуда.

Не вспоминают о Евангелии (потому что в Евангелии про такое "православие" ничего не написано, такого "православия" там нет), о необходимости встречи в своем сердце с Богом, Который живой и хочет с человеком общаться.

Крестные (восприемники) - люди, берущие на себя ответственность за воспитание крестника в духе Христа, больше напоминают "слепых вождей слепых". Когда они слышат о покаянии, они или напрягаются и закрываются для диалога, или расслабляются, потому что не понимают значения этого слова. Потому что мы живем в среде, где, с одной стороны, все верующие, а с другой, - понятие греха практически исчезло. Потому что грех стал нормой жизни…

Складывается впечатление, будто некоторые священники заинтересованы в невежественной толпе, которой можно легко управлять, и с амвона рассказывать ей любые ереси и страшилки, которые примут на ура, потому что "любят и верят".

Если это так, то тогда это наш грех против церкви, который кроме нас никто не исправит. "Идите, научите все народы", а потом уже - «крестите во имя Отца и Сына и Святого Духа». Это главная миссия церкви, к которой она призвана Христом - через научение и просвещение обеспечить своей пастве защиту от "духов злобы поднебесной":

ля сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять. Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие" (Еф. 6:13-17).

Иначе человек мучается, боится, мечется, подозревает, создает в воспаленном мозгу какое-то свое, понятное только ему "православие"… и жизнь эта не христианская, а совсем наоборот.

Но если это не так, значит, церковь наша не в состоянии донести до каждого человека и до всего общества волю Божью, и тогда мы обречены, потому что "всякое дерево, не приносящее плода доброго, срубают и бросают в огонь" (Мф. 7:19). И опыта вразумления, полученного в ХХ веке, уже достаточно, но мы упорно идем след в след, повторяя ошибки, которые привели к отпадению от Бога, деградации и разорению России.

За весь десятилетний опыт бесед перед крещением (а это тысячи людей) мне повстречался только один человек (из бывших иеговистов), который знал Десять заповедей!

То есть все приходящие - верующие, все умеют читать, все знают, что есть заповеди Божьи, что они имеют смысл, некоторые знают, что их десять… и никто их не знает. А церковь людей этих крестит, и все нормально. Понимаете, невежество - нормально, оно устраивает нас!

А между тем, исполнить только девять заповедей нельзя, потому что нарушение одной заповеди - это нарушение всего Закона, а грех - это путь к смерти, а смерть - победа греха. И мы это знаем - и ничего не происходит. То есть происходит - все продолжается… Человек приходит на "крещение", именно на "крещение", а не в церковь, и ничего не понимает. Отречься от сатаны он не может, потому что не знает, что Богу противно; сочетаться с Христом он не в состоянии, потому что не в разуме, а верить уже недостаточно, потому что и бесы веруют и трепещут…

Раньше человек принимал крещение во Христа, чтобы стать полным членом конкретной христианской общины, и по-другому быть не могло, потому что Христос сказал: "Где двое, трое собраны во имя Мое, там Я" (Мф. 18:20). И Церковь, зная о муках рождения, осознавала свою ответственность и готовилась к приему новых членов, когда молилась за оглашаемых, а потом и за просвещаемых во второй части Великого поста. Теперь, в лучшем случае, принадлежность к церкви проходит через связь со священником, а чаще и этой связи нет. Человек приходит из ниоткуда и уходит в никуда, церковь не становится его домом.

Крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились

Церковь должна отказаться от профанации Таинства Крещения, в котором за каждого человека распялся Христос. Человек получает дар прощения грехов и отходит от купели святой - это наша вера, и святость дается человеку, чтобы он жил в Церкви и входил в полноту Христа во веки веков. Мы "куплены дорогою ценою", и цена нашего прощения грехов - смерть Бога на кресте.

И здесь нет места никаким рассуждениям о том, что сейчас такая ситуация в Церкви, а "мы как все", что мол "Бог все управит", и "каждый сверчок знай свой шесток". Во-первых, христианство - это когда человек владеет ситуацией, а не она им.

Во-вторых, еще Августин Блаженный говорил, что главный аргумент защиты заблуждающихся людей - это когда они в большинстве. Получается, что раз все так делают, то это уже и не грех. Но если "Он управит", то зачем священник? Совершать требы?

Это - не христианство! Христианство - это "хождение по водам", это "Дерзай чадо! Вера твоя спасет тебя!" (Лк. 8:48), это "невозможное человекам возможно Богу" (Лк. 18:27). Господу нужны сотрудники, соработники Он поможет, ведь "жатвы много, а делателей мало".

Идите и научите все народы

Есть люди, которые хотят знать основы христианской веры, и они согласны пройти весь путь церковного научения жизни по вере, который знает Церковь. Это апробированный двухтысячелетней историей опыт Православной церкви, который не утрачен, но практически не востребован. Основой этого пути является помощь в научении личной молитве, участии в богослужении, чтении Священного Писания, и все это ради исправления своей жизни, своих отношений с миром, Богом, людьми. Ради покаяния.

Это категорически не воскресная школа с монологом учителя, а живое, иногда очень рискованное общение, связанное с открытостью, в которой становятся видны твои недостатки. Есть неудобные вопросы; есть вопросы, на которые ты не знаешь ответа; есть вопросы, на которые нет ответа; есть неэтичные вопросы (которые надо обозначать, чтобы человек мог научиться различать), и всегда ты должен быть обнажен и честен перед людьми.

Сейчас просвещение приходящих в Церковь братьев и сестер является делом энтузиастов. Восстанавливать храмы, освящать заводы, благоустраивать свою жизнь, посвященную когда-то служению Слову Божьему, принимать пожертвования, собираться на сугубые праздничные трапезы, обличать и учить жить других - это умеет даже семинарист, а просвещать глаза в глаза и сердцем к сердцу, т. е. свидетельствовать о радости вере Христу и вере Христа в человека - несовременно.

А дело вот в чем. Христианская вера измеряется избыточностью, и поэтому если она есть, она не может не изливаться в мир своим живым свидетельством, потому что "вера без дел мертва" (Иак. 2:26). А если веры не хватает, то становятся необходимыми разного рода духовные замены - православный туризм, перевозка святых мощей, крестные ходы за тридевять земель, горы церковной литературы, внешнее благочестие. Пусть все это будет, но только на своем месте.

Надо назвать вещи своими именами и восстановить иерархию ценностей, которую предложил Иисус. Вера христианина - это присутствие Живого Бога в жизни здесь и сейчас. Самое трудное - верить, и если человек умеет верить, ему все легко. Научиться этому он может в лоне Церкви. И с этим нельзя торопиться.

Самый главный день в жизни человека - день, когда он принимает Таинство Крещения, день, когда он умирает для зла и рождается для Бога, для Любви, для Жизни вечной. Важнее дня нет. Но что происходит: к рождению человека в мир люди готовятся (радостные хлопоты), к смерти люди готовятся (просят прощения, пишут завещание), а к смерти для зла, к сочетанию со Христом и рождению для Любви не готовятся.

Современные люди готовы учиться чему угодно, сколько угодно, у кого угодно, только учиться жить по вере - учиться прощать и быть всегда самими собой - они, за редким исключением, не умеют. Так "соль перестает солить" - противостоять гниению, придавать вкус жизни,… и что с ней будет?

Все хотят быть счастливыми, все хотят быть любимыми, все хотят, чтобы в их жизни было много радости, мира и добра, но никто не связывает эти понятия с присутствием Бога в своей жизни. Поэтому самая популярная поговорка - "хотели как лучше, а получилось как всегда".

Что можно сделать сейчас

Первое. Нас никто не подгоняет. Время сейчас благодатное. Можно провести несколько бесед перед Крещением. Если человек согласен хотя бы на четыре беседы в течение месяца, он уже член Церкви. Темы бесед могут быть разными, например: о Боге, о человеке, о Церкви, о важности просвещения (важности молитвы, чтения Священного Писания, осознанности участия в богослужении, покаянии как радости исправления).

Человек должен "зацепиться" за опыт спасения, чтобы дальше, даже если он по каким-либо причинам отпадет, у него уже был опыт "возвращения к Богу" - опыт покаяния. Такое общение - всегда диалог, всегда личное свидетельство христианской веры. Нужно время, чтобы человек мог прочитать хотя бы одно Евангелие и сделать первые шаги в личной и храмовой молитве, чтобы он увидел, что здесь не театр абсурда, что он нужен и желанен для Бога и Церкви.

Его надо представить Церкви и просить общину проявить заботу о новом члене. И тогда беседы становятся частью более полного и правильного подхода: человек входит в Церковь как в христианское живое общение братьев и сестер.

Второе. Если человек не готов даже на четыре встречи, то должна быть одна обязательная встреча, где надо сказать все то же самое, только за час. Бог дает нам один час. Этого мало, но много больше чем ничего. Это очень трудно, но "все возможно верующему" (Мк. 9:23).

Главной в такой экстремальной ситуации может стать мысль о понятии человечности в контексте Десяти заповедей, которые есть проявление милосердия Божьего к нам и поэтому пренебрегать ими - есть признак глупости. И если человек выходит за рамки заповедей, то действует одно из свойств Закона - воздаяние и за рамками заповедей Бог не творит.

И что Десять заповедей не христианство, но это минимум, который необходим человеку, чтобы быть человеком, чтобы общаться с Богом в надежде на спасение. Слово имеет силу и оно должно прозвучать, его надо уронить в землю.

Почему один час? Если говорить по существу, без пустословия, то на большее человека с улицы просто не хватит и надо жалеть "немощный сосуд". А если просто учительствовать, то один час будет украден у того, кто согласился вам довериться, чтобы открыть в вас Бога, и это безвозвратно утраченные минуты, за которые каждый ответит перед Господом.

Хотя обязательно надо дать человеку возможность услышать о том, что его жизненная система координат, если соотнесется с системой координат, которую предлагает Бог, может помочь найти ответы на все то, что волнует, тревожит, печалит, смущает. И выход из жизненных тупиков только в Боге. Пусть человек это услышит. Ведь может статься, что в его жизни это единственная возможность услышать свидетельство вашей веры.

Третье. Если человек согласен встать на путь, границы которого установила Церковь, то нужно радоваться. Но стоит заметить, что у некоторых учителей почему-то появляется соблазн начать "выкручивать руки" и лишать человека свободы выбора, заставляя делать то, о чем Бог молчит. Бог знает наши немощи, но Он терпит, надеется и ждет плодов покаяния, а "духовные учителя" придумывают за Бога собственные "истории спасения".

Сегодня появляются "православные" группы сектантской направленности со своими гуру. Нормальные, адекватные люди, которые, после "эйфории неофита" получив некоторые духовные знания, войдя в круг определенного общения и став там своими, "фиксируют свою прибыль, отсекая возможные риски потерь". И появляются внятные плоды - дух закрытости, неприятие и даже отрицание другого опыта, прославление и поклонение своим наставникам, брожение в собственном соку и т. п.

Если руководитель такой группы - личность харизматичная, то возникает опасность возникновения секты, в которой "настоящие священники" или "полные, верные христиане" - это только свои, все же остальные с какой-то "гнильцой". А если руководитель такой группы просто недалекий человек, то опасность возникновения секты минимальна, но дров, точнее душ, он ломает немало, используя свой авторитет не для славы имени Бога.

Но есть такие миряне, которым нравится "дух несвободы", а "дух свободы Христовой" их пугает. Некоторые приходят в Церковь, чтобы снять с себя ответственность, чтобы за них все решали. И таким людям надо уметь помочь и открывать им, что это ошибка, и в Церкви есть нечто лучшее, чем то, что они усвоили.

Все это происходит на наших глазах. Причин тому несколько У одних хватает дерзости на духовное насилие над душой другого человека, которая свята, а у других не хватает дерзновения назвать вещи своими именами - такая "церковная" псевдоделикатность, больше похожая на круговую поруку, когда "сор из избы не выносят".

Мы живем в XXI веке. Система церковного духовного образования отстала от современных нужд Церкви. Это я говорю, не осуждая того, кто, что и как преподает, а по плодам, которые приходится наблюдать, когда молодые священнослужители, придя на место служения, не могут себя найти, а иногда даже не хотят соотнести себя с заботами церковной жизни.

Самодостаточные, абсолютно уверенные в себе, нисколько не сомневающиеся в своей правоте и значимости, они не умеют общаться, быть простыми и открытыми, как будто в семинарии готовят не предстоятелей, а членов касты избранных, которым все чем-то обязаны. Они приходят не дать людям, а взять свое.

Для некоторых выпускников духовных институтов деятельность в Церкви становится работой. А работа отличается от служения как "эрец" отличается от "адамы" (Быт. 2). Это образование, которое "не отделяет зерен от плевел".

Я - дилетант, но, похоже, что в этой системе зияет глубокая яма, в которую попадают молодые бедолаги. Эта яма - отсутствие в методике образования критического подхода, главной составляющей любого движения. У нас "мы всегда правы", "мы самые православные", "у нас ключи от всех замков".

Нормальный современный образованный человек не может перестать думать, сравнивать, анализировать, становясь заложником непримиримой узколобости. И для многих образованных совестливых людей такое отношение к себе и к другим пугает, делаясь камнем преткновения для полнокровного, радостного вхождения в Церковь. То есть они верующие, но остаются в стороне. И мы теряем все. Теряем Христа.

Утрачен опыт жизни христианской общины. Даже те, кто хочет развивать это важнейшее для Церкви дело, не знает, с какого бока подойти к проблеме. Почти все в забвении или искажено до неузнаваемости. Светлых современных примеров, на которые Церковь может опереться как на основание для созидания церковного дома, почти нет. То, что есть, - часто пугает.

Нужна церковная оценка прошлого и современного опыта, в каком-то смысле работа над ошибками, которая позволит понять, как мы можем помочь Богу созидать Свое Тело - общину. Открытую, живущую полнокровной жизнью, принимающую новых и новых членов, общину, где каждый может найти себя в служении и благодарении Богу. Ведь Церковь - не только для тех, кто уже в ней, но и для тех, кто еще не нашел Господа… Все люди нуждаются в Боге, но не все это осознают. И Церковь может и должна помогать всем.

Заканчивая это небольшое эссе, хочу вспомнить слова апостола Павла: "Там, где возрос грех, безмерно изобильной стала благодать. И вот, как царствовал грех, приводя к смерти, так будет царствовать и благодать, приводя через праведность к жизни вечной благодаря Иисусу Христу, Господу нашему" (Рим. 5:20-21).

Есть живые примеры христианской жизни. Слава Тебе Господи! Если бы их не было, мы захлебнулись бы в разного рода нечистотах. Но "стала преизобиловать благодать" потому что Бог Своих бережет. Она "не от мира сего", проста и прикровенна, но взыскать ее может каждый, кто открывает свое сердце Богу, а Он может даже ошибки наши направить для нашего же блага.

Потому что "знаем, что все содействует ко благу тем, кто любит Бога" (Рим. 8:28). И "лучше" - может и даже должно становиться не завтра, а здесь и сейчас, ибо "Царствие Божие внутрь вас есть" (Лк. 17:21).

И помоги нам Господи быть в Церкви Твоей, возрастать в любви Твоей во славу Твою, во веки веков. Аминь.

www.kiev-orthodox.org