Главная / Статьи / Церковь / О МЕЖЦЕРКОВНОЙ ЭМИГРАЦИИ
О МЕЖЦЕРКОВНОЙ ЭМИГРАЦИИ
О МЕЖЦЕРКОВНОЙ ЭМИГРАЦИИ
24.09.2011
1078

Переходы людей из одной деноминации в другую - не столь уж большая редкость. Они происходят постоянно и повсеместно. Иногда эти внутрихристианские миграции бывают более активными, иногда затихают, но никогда не прекращаются. Согласно отчету Форума Пью религиозные организации в США напряженно конкурируют друг с другом в поиске новых приверженцев.

Более 40% из 35 тысяч опрошенных американцев поменяли свою конфессиональную принадлежность хотя бы раз в жизни, включая переход из одной протестантской деноминации в другую. Динамика религиозных перемен в США такова, что за последние 20 лет больше всего паствы потеряли традиционные протестантские деноминации. В то же время продолжает расти число протестантов-евангеликов.

Причины перехода из одной деноминации в другую могут быть очень разные и тут надо, конечно, рассматривать каждый случай отдельно. Иногда это может быть просто личная обида, иногда переосмысление тех или иных позиций. Бывает и так, что люди переезжают на новое место жительства, где нет церкви той деноминации, к которой они принадлежали до этого момента, и они переходят в другую.

 

Наши реалии

Одной из особенностей межденоминационных переходов в России является их, если так можно выразиться, нецивилизованность. Есть, разумеется, и случаи нормального и мирного расставания с одной деноминацией и вхождение в другую, но очень часто это сопровождается скандалами и взаимными обвинениями.

Верующий, покидающий какую-либо церковь, старается непременно напоследок «громко хлопнуть дверью», рассылая различные открытые письма, воззвания, где он «выводит на чистую воду» тех, с кем был еще совсем недавно. Это очень похоже на состояние, в которое попадают некоторые люди, уехавшие из страны, где жили раньше, так как, по их словам, на их прежнем месте жительства просто невыносимая обстановка и их буквально тошнит от всего, что там происходит. В то же время часто, так и не сумев «отлепиться» от того, что им так «неинтересно», они проводят целые дни на каких-нибудь Интернет-форумах, обсуждая как раз то, что их, по их же словам теперь совершенно не волнует.

Бывает так, что человек, ушедший, например, из пятидесятнической церкви, продолжает на протяжении многих месяцев и лет, страстно обличать своих бывших братьев по вере во всех смертных грехах. Даже в личной беседе он вновь и вновь возвращается к проблемам, которые он встретил в предыдущей деноминации, причем так активно, что на какую-то созидательную деятельность в новой деноминации уже не хватает сил.

Часто и сама деноминация никак не может оставить ушедшего в покое, вытаскивая на свет какие-нибудь неприглядные факты из его прошлого, хотя еще вчера вроде бы его репутация не вызывала там никаких сомнений.

В советское время, особенно в шестидесятые и семидесятые годы, были очень популярны статьи и книги, где люди рассказывали о том, как им удалось преодолеть религиозные предрассудки и встать на путь истинный. Обычно они назывались примерно так: «Почему я снял сан священника», «Из тьмы к свету», «Исповедь бывшего сектанта» и так далее. Не уверен, что эти книги так уж хорошо выполняли свою работу и люди, прочитав их, следовали примеру автора. Возможно, кстати, отчасти потому, что многие предполагали, что большинство текстов писали не сами люди, «порвавшие с религиозными пережитками», их имя просто использовалось и должно было придать, по мнению борцов с религией, бОльшую убедительность.

Сегодня уже как-то не принято писать откровения о том, как человек стал атеистом. Теперь чаще можно прочитать или услышать историю об оставлении «неправильной церкви» и переходе в «правильную». Такие рассказы еще иногда называют «свидетельствами». Первая часть обычно посвящается воспоминаниям о том, как все было плохо в той деноминации, откуда человек вышел – «номинальное христианство», «поклонение идолам», «заграничная вера», «духовный фастфуд» и так далее (нужное подчеркнуть). Вторая же часть посвящена радости и счастью, которое обрел он, найдя наконец «правильную церковь».

 

Жизнь очень многообразна

Часто бывшие единоверцы ушедшего пытаются найти какую-нибудь сугубо материальную причину случившегося перехода. Это может быть и предположение, что вхождение в новую церковь ему сулит какую-нибудь новую выгодную работу, и то, что, возможно, там он сможет добиться того, что не мог достичь здесь, а то и просто предположение, что ему заплатили за этот переход.

Причины же переходов, конечно, могут быть совершенно разные. Клайв Льюис в своей книге «Просто христианство» образно изображает христианство, как большой зал. Из этого зала есть двери в разные комнаты. В предисловии к своему произведению Льюис пишет, что задача книги – помочь человеку попасть в этот зал ожидания. Но он напоминает, что сам по себе зал не подходит для жилья. Мебель, пища, камины – все это уже там, в комнатах. По словам автора, даже худшая из комнат все равно лучше приспособлена для жилья, чем зал ожидания.

Жизнь каждого человека уникальна. Уникален и его путь в церковь. Конечно, большинство христиан остаются в той деноминации, где состоялась их встреча с Богом. Кого-то приводят в церковь родители, кто-то приходит сам, получив воспитание в совершенно нерелигиозной среде. И в первом, и во втором случае бывает так, что люди вдруг осознают, что, возможно, «вошли не в ту комнату». Есть те, кто, наоборот, не может даже представить себя где-то в другой церкви. А есть и те, кто просто не считает церковь чем-то важным в своей жизни, чтобы озадачивать себя подобными размышлениями.

Что же делать тем, кто начинает вдруг осознавать, что христианство в бОльшей полноте все-таки представлено в «соседней комнате»? Поясню, что здесь я не говорю о тех, кому всегда кажется, что трава на противоположном берегу зеленее, и кто готов всю жизнь провести в перемещениях из «комнаты» в «комнату», приговаривая «все не так, ребята», выходя из каждой.

Есть два подхода к этому вопросу. Один заключается в том, что надо переходить. Другой - при любых обстоятельствах оставаться там, где ты есть, осознавая, что такова воля Бога. Есть, разумеется, и еще один взгляд на переходы, который сводится к тому, что переходы допустимы, только если они осуществляются в «мою церковь». Кстати, подобный подход, как правило, просто закрывает глаза на переходы в противоположном направлении. Объясняется это так, что из моей деноминации выйти невозможно. Если бы человек действительно принял бы благодать нашего учения, то он никогда не смог бы променять его ни на что другое.

Я специально избегал называть деноминации, так как переходы осуществляются в разных направлениях и, как мне кажется, примерно в одинаковых пропорциях. То есть лютеране переходят в католицизм, а католики становятся лютеранами, православные становятся баптистами, а баптисты принимают православие, есть и взаимные перемещения из англиканства в католицизм и наоборот и так далее.

 

Как поступать?

Как относиться к тому, что люди приходят в церковь из другой деноминации или наоборот уходят? Как сам человек должен относиться к тем, с кем был еще вчера? Речь, разумеется, идет именно о переходе в другую христианскую церковь.

Еще раз подчеркну, что обстоятельства бывают разные. Жизнь другого человека, его хождение перед Богом – это то, что мы можем знать лишь отчасти. Очень бы хотелось, чтобы люди, покидающие лоно одной церкви и переходящие в другую, воздерживались бы от оскорблений в отношении тех, с кем еще вчера они были вместе. Точно также как и церковь, наверное, не должна бросать камни в спину уходящему из нее. Порой это очень сложно, так как есть и взаимное непонимание, и обиды, но, как мне кажется, именно такое поведение более всего достойно христианина.

www.kBogu.ru