Главная / Статьи / Церковь / К ВОПРОСУ О РОЛИ ЕВАНГЕЛЬСКИХ ХРИСТИАН В РОССИИ
К ВОПРОСУ О РОЛИ ЕВАНГЕЛЬСКИХ ХРИСТИАН В РОССИИ
К ВОПРОСУ О РОЛИ ЕВАНГЕЛЬСКИХ ХРИСТИАН В РОССИИ
24.09.2011
869

Представьте себе, что какая-то организация, занимающаяся помощью развивающимся странам, решила послать агронома в Латинскую Америку, чтобы он научил местное население более эффективно выращивать кукурузу. Получив все необходимое, наш агроном направляется в столицу страны и просит руководителей сельского хозяйства направить его туда, где он более всего нужен.

- Поезжайте в отдаленное селение, где до сих пор выращивают кукурузу старыми методами – говорят ему в сельскохозяйственном департаменте.

По прибытию в это древнее индейское поселение американец-агроном встречает местных жителей и пытается как-то объяснить им через переводчика, который приехал с ним из столицы, что их методы возделывания кукурузы устарели.

Вскоре появляются старейшины этого поселения и заводят разговор с «американо».

- Что вы хотите?

- Я хочу научить ваших людей получать высокие урожаи кукурузы, у вас тут устарелые методы и низкие результаты.

- Как долго вы выращивали кукурузу?

- Пятнадцать лет. Я получал отличные урожаи.

- А знаете ли вы, что наши предки первыми начали выращивать кукурузу около 4 тысяч лет назад? Чему вы можете нас научить?

Уезжать иностранцу нельзя, у него - план и бюджет. Поэтому он поселяется в домике на краю селения и начинает усиленно думать, как помочь в выращивании кукурузы людям, у которых есть свое чувство гордости, своя иерархия власти и которые не очень жалуют «американос».

Взрослые как обычно слишком заняты и не могут тратить время на болтовню с иностранцем, так что вскоре этот иностранец заводит некоторые знакомства среди детей. Через несколько месяцев один из местных мальчишек уже сносно говорит по-английски и помогает иностранцу как переводчик, за что получает жвачки, шоколадки и другие мелочи.

Настал день, когда иностранец и его мальчик-переводчик пошли поговорить с вождем поселения. Они хотели объяснить вождю, как можно получать более высокие урожаи кукурузы. Немного послушав, вождь раскритиковал иностранца, сказав, что его подход ухудшит духовную атмосферу, разрушит устои и культуру, изменит экономический уклад, и к тому же все это потребует огромных материальных затрат.

Скорее всего вождь увидел в иностранце угрозу своей власти и авторитету, но выслать докучливого гостя из поселения он не мог…

Погоревав немного, агроном решил действовать по-другому. К следующему сезону он расчистил и разработал небольшой участок земли рядом с общинным полем. Там он посеял кукурузу и начал выращивать ее с применением доступных прогрессивных технологий. Осенью его кукуруза выглядела заметно лучше, чем кукуруза на большом поле общины.

Как-то вечером к агроному зашел один из молодых членов совета вождя и попросил рассказать, как иноземец получил такой хороший урожай. Через мальчика-переводчика агроном объяснил ему всю технологию выращивания. Молодой член совета вождя в чем-то согласился, в чем-то - нет. Он попросил новых сортов семян у американца, и тот с радостью поделился с ним семенами.

На следующий год племя решилось начать применять некоторые элементы новой технологии: лучшие семена, лучшая подготовка почвы и т. д. Это не замедлило сказаться на урожае! С годами племя стало применять все больше элементов новой технологии.

Кто смог внести изменения? Иностранец? Нет! Мальчик-переводчик? Нет! Один из местных лидеров, открытый к новому!

Теперь рассмотрим эту модель в условиях России.

Община – это Россия. Общинное поле – это духовное поле России, преимущественно основанное на православии. Агроном – это иностранные миссионеры, а мальчик-переводчик - верующие из евангельских церквей. Небольшое поле на краю общинного поля православия – это евангельские церкви, учебные заведения и миссии. Один из местных лидеров, открытый новому – прогрессивная часть руководства Русской православной церкви.

Как духовно «обустроить» Россию? Могут ли это сделать иностранные миссионеры? Нет! Им не доверяют, их боятся как конкурентов, они не понимают местную культуру и делают много ошибок, нередко применяя неоколониальный подход.

Могут ли изменить ситуацию мальчики-переводчики, то есть евангельские верующие и их руководители? Нет! Евангельские верующие не обладают необходимой для этого властью и авторитетом в российском обществе.

У евангельских христиан был шанс стать сколько-нибудь влиятельной силой на духовном поле России в начале 90-х. В те годы с помощью миссионерских организаций евангельские верующие вышли из замкнутого пространства церковных стен и стали активно и успешно проявлять инициативы на различных общественных поприщах. Но к третьему тысячелетию их влияние пошло на убыль – общество не восприняло евангельских верующих как своих, и стало их отторгать.

Этому было много причин, отметим лишь некоторые из них:

1. Относительно российских евангельских церквей необходимо признать следующее:

- Евангельские христиане не смогли преодолеть свое закрытое мышление:
- Отрицательно сказался недостаток знаний и видения.
- Слишком сильны оказались законнические традиции, фактически воспрепятствовавшие вхождению в церковь новообращенных, непосвященных в церковную субкультуру.
- В свою очередь евангельские церкви не пожелали исследовать сложившиеся местные обычаи и не были готовы считаться с устоями многовековой русской культуры. Вместо этого делались попытки привнести элементы западной культуры без учета российской ментальности.
- Авторитаризм в мышлении и действиях и руководителей и членов церквей, волюнтаризм, и оппортунизм нередко сводили к нулю результаты успешного благовестия.

2. Анализируя деятельность западных миссионеров, к сожалению, нельзя не отметить ущерб, нанесенный проявившимися в их работе неоколониальными методами и подходами, таким как: самодовольный патернализм, руководство сверху – вниз, односторонняя подотчетность, недоверие к местным церковным лидерам, уверенность в своем превосходстве и тому подобное.

Очевиден недостаток знаний, видения и понимания культуры и истории развития России. Обнаружилась слабая способность или нежелание уважать местную культуру, так как попытки привнести элементы западной культуры без должной контекстуализации воспринимаются как неуважение. Например, западные миссии посылали молодых, слабо подготовленных верующих учить учителей общеобразовательных школ христианской этике на курсах повышения квалификации.

Выявилось непонимание глубоких корней христианства, традиции, духовного наследия православия, вылившееся в поверхностное критиканство.

3. Немаловажную роль в недоверии к миссионерам сыграла внешняя политика США, которая привела к тому, что большинство россиян отвернулось от американцев, разочаровалось в них, стало безразлично или критически относиться к американцам и их основной форме религии - протестантизму. Наиболее негативную реакцию вызвали бомбежка Югославии (200 древних православных церквей взорвали косовары) и военные действия в Афганистане и Ираке.

США для достижения власти и контроля над миром нередко применяют сомнительные методы. В своих подходах они все более похожи на Советский Союз, одержимый идеей мирового господства. Потеря политического авторитета США в глазах русского народа лишила протестантских миссионеров морального права учить россиян поступать хорошо, в то время как американское правительство допускает сомнительные методы достижения демократии.

Все вышеперечисленные причины привели к тому, что в восприятии людей большинство из того доброго и положительного, что было сделано западными и местными евангельскими христианами в России, было сведено к нулю.

В настоящее время большинство россиян отвергают «религиозную пропаганду» западных и местных евангельских христиан. Надежда на то, что число евангельских христиан значительно возрастет, в сложившейся ситуации очень мала. Вероятнее всего, в наши церкви и учебные заведения будут приходить в основном дети верующих родителей и та небольшая прослойка населения, которой свойственно противиться официальной идеологии.

Так как же все-таки можно духовно «обустроить» Россию?

Сколько-нибудь значительные изменения на религиозном поле России может проводить и проводит прогрессивная часть руководства Русской православной церкви - тот самый «местный лидер, открытый новому».

Что же делать «западным агрономам», то есть миссионерам и «мальчикам–переводчикам», то есть местным протестантам, которые составляют около одного процента населения России?

Бог использует церкви и миссии евангельских христиан как модель, чтобы обновить и активизировать Православие.

Евангельским христианам нужно продолжать разрабатывать «опытные участки», то есть основывать и укреплять церкви, учебные заведения и другие служения, которые служили бы моделями, примерами для основного религиозного поля России – Православия! Вероятнее всего таких «модельных» церквей, школ и служений, ввиду сложившегося отношения к протестантам в России, будет немного. Становится очевидным, что протестанты не смогут привлечь к вере широкие слои населения и таким образом развиваться экстенсивно, то есть вширь. История развития государства российского не дает нам основания для таких надежд: русские всегда с опаской относились к попыткам западной религиозной экспансии и ревностно защищались от таких попыток.

Но попытки обновить православие отдельными прогрессивными идеями и подходами, позаимствованными на западе, нередко приносили положительные плоды (хотя были и отрицательные результаты).

Евангельские христиане, отвергнув себя и свои амбиции, призваны озаботиться тем, как сделать, чтобы больше россиян пришли к спасительной вере в Иисуса Христа, неважно в «нашей» церкви или в какой-то другой. При этом более эффективным представляется интенсивный путь развития евангельского христианства в России. Не вширь, а вглубь, не количеством, а качеством.

Поэтому очень важно чтобы эти «модели» были действительно высокого качества. Они должны показывать образцы результативных форм и методов церковного служения и благовестия. Важно также, чтобы вся практическая работа была основана на глубоком и верном библейском богословии. И тогда обязательно найдутся прогрессивные лидеры из рядов православия, которые захотят перенять некоторые элементы и церковного служения и даже богословия.

Кстати, этот процесс уже давно идет! Приведу несколько примеров.

Евангельские христиане основали и активно развивают служение летних христианских лагерей – теперь уже появилось немало и православных лагерей.

По примеру евангельских церквей в православных церквах начинают появляться скамеечки для тех, кто не может отстоять всю службу в храме.

По просьбам прихожан священники больше проповедуют и разъясняют Писание и аспекты христианской жизни и церковного устройства.

С начала 90-х евангельские христиане использовали средства массовой информации – радио, телевидение, печатные издания, Интернет, книги. Теперь уже православные гораздо активнее используют эти средства, нередко вытесняя евангельских христиан из этой области.

Причем православные переняли у евангельских христиан и многие элементы формата радио- и телепередач, оформления Интернета. Теперь на телевидении мы нередко видим не просто записи православных богослужений, а интересные проповеди, программы, диалоги, рассказывающие не столько о традициях, сколько о Христе и спасении по Его благодати.

Православные церкви переняли у евангельских христиан также и идею воскресных школ, работу в малых группах для взрослых, молодежную работу.

В последнее время вышло немало книг и учебников для православных читателей и православных учебных заведений. Под православной обложкой в них нередко можно встретить материалы, переработанные из протестантских источников.

С начала перестройки, как известно, протестанты старались активно благовествовать в учебных заведениях, армии, тюрьмах, на средствах транспорта и в других общественных местах. Теперь уже православные руководители активно развивают программы обучения в школах, открывают факультеты в вузах, основывают храмы в армии, тюрьмах, на транспортных магистралях и гораздо шире распространяют свою печатную и другую продукцию через торговые сети.

Православные переняли у протестантов и методы работы с наркоманами, алкоголиками («12 шагов»), с женщинами, решившимися на аборт. Не всегда они это делают лучше, чем протестанты, но в целом результаты их усилий оказываются более действенными! Почему? Потому что россияне им гораздо больше доверяют! Православные – свои для россиян, а протестанты – чужие. И этим многое объясняется.

Несмотря на малочисленность, евангельские христиане и в целом протестанты играют очень важную роль в духовной жизни России. Евангельские церкви и служения не просто являются местом благовестия, спасения и духовного возрастания людей. Более важная роль протестантского сообщества в Россию состоит в том, что оно являются каналом, через который поступают новые знания, опыт, методы и формы служения, выработанные в западном христианстве. Из этого благословения российское православие может почерпнуть полезное для развития и дальнейшего расширения Царства Божьего на русской земле.