Главная / Статьи / Церковь / ПОЛЕВОЙ КОМАНДИР

На сегодня флагманский проект Ассоциации «Духовное возрождение» - "Школа без стен" – действует во всех странах бывшего СССР и, что представляет определённый интерес, в Монголии. Организацией этого процесса управляет человек, количество «френдов» которого в социальной сети скоро вплотную приблизится к 1 000. Почему в миссии молдаване «легки на подъём», является ли молодёжь авангардом церкви и почему Православная церковь в Молдове негативно относится к протестантам – об этом всём Александр Белев, международный координатор "Школы без стен", согласился побеседовать с газетой "Мирт".

Александр, как Вы стали сотрудником Ассоциации "Духовное возрождение" и "Школы без стен" в частности?

Около шести лет назад я и несколько молодых людей открыли в Кишиневе новую церковь. В это самое время мы сотрудничали с Владимиром Убейволком (ныне – руководитель молдавской общественной организации "Начало жизни" – А.Г.), который на тот момент координировал деятельность "Школы без стен" (далее - ШБС) в Молдове.

Мы начали с ним несколько межцерковных проектов, я помогал ему в преподавании в Теолого-педагогическом колледже. В свою очередь, он приглашал меня на молодёжные встречи формата "Батарейка" (мотивационные конференции для молодых людей – А.Г.). Так я попал в ШБС и стал координатором её кишинёвской группы. Позднее, когда Владимиру предложили руководство ШБС по СНГ, он  предложил мне руководить её отделением в Молдове.

Мы продолжили "Батарейку" как молодёжную конференцию студентов ШБС. Позже начали Фестиваль студентов ШБС, куда молодые люди приезжали, ставили театральные постановки, рассказывали ими написанные стихи и пели ими сочинённые песни. Главной идеей было развитие национального творчества взамен, к примеру, прямолинейно переведённых с английского языка песен, не совсем звучащих даже на русском языке.

Сближение с Ассоциацией «Духовное Возрождение» (АДВ) продолжалось, и в 2010 году меня пригласили преподавать в ШБС Таджикистана: Душанбе и Худжанд (второй по размеру город в Таджикистане – А.Г.). А так как многие годы я «специализировался» на благовестии молодым людям с помощью экстремальных видов спорта, меня попросили внедрить мой опыт в практику евангелизма всей  ШБС.

Позднее меня приглашали организовывать и участвовать во встречах координаторов ШБС России, Белоруссии, Молдовы и Украины. Где-то на этом уровне, думаю, у руководства АДВ и возникла идея пригласить меня в качестве международного координатора ШБС.

Я не первый руководитель Школы. Директоров, подобных мне, я помню четыре. Первым был Владимир Убейволк, вторым Фёдор Мокан (руководитель миссионерской организации «Фонд Варнава» - А.Г.), затем Константин Тетерятников (сейчас – координатор ШБС в Украине – А.Г.). И каждый из них делал для ШБС нечто важное: Убейволк дал Школе молодёжное направление, Мокан «открыл» для нас Центральную Азию, а Тетерятников академически всё нормализовал, что было очень необходимо. Ведь до него ШБС была похожа на осьминога на роликовых коньках: движений много, но надо было их координировать.

Какие ожидания на данный момент от Вас?

Думаю, формализовать то влияние на общество, которое наше движение оказывало в течение восьми лет. Мы точно знаем, что влияние есть – его надо выявить и показать! Пока же я смог сформировать командный настрой.  Сфокусироваться на образовательном процессе для координатора – это первое, что я попытался сделать. Если получится, мы точно будем знать, что все наши 70 координаторов в 12 странах знают, что надо делать и что мы от них ожидаем.

В АДВ "Школа без Стен" – это 80% деятельности, и наш вице-президент Борис Волков тоже этим много занимается. Себя же я вижу в качестве полевого командира, то есть не того директора, который сидит в офисе. Я хочу быть осведомлённым о ситуации вживую, по местам. 

 

 

Народ и догма

 

Италию ассоциируют с католицизмом, США – с баптизмом. А с чем ассоциировать Молдову?

Естественно, с православием. 95% молдаван считают себя православными. Большое же влияние имеет народное православие, в корне отличающееся от, так сказать, «высокой церкви». Суеверия, традиции и обряды настолько въелись в жизнь народа, что сами священники вынуждены активно это поддерживать.  Это вызывает некоторые параллели с римским католицизмом в Латинской Америке.

В каждой приходской церкви может быть своё «народное» православие, свои выдуманные обряды и обычаи. Наверное, как и в протестантских церквах: в каждой церкви есть место вещам, считающимся не иначе как «богодухновенными». Только в православных приходах всё ужаснее.

 

В свете Вашего ответа: есть ли ШБС в Молдове свои региональные особенности?

Фактически нет – и скажу почему. Причина: ШБС в Молдове -  очень молодёжная. Молодые люди далеки от «народного» православия. Известно, что молодёжь становится всё более однородной, так как музыка, мода и культура везде практически идентичны. Молдавская же молодёжь ориентирована на Запад, насколько это возможно. Потому она далека от православных ценностей. Средний возраст нашего студента – 20 лет, потому наши потенциальные «клиенты» не подвластны влиянию обычаев и обрядов.

 

Тогда выходит, что ШБС должна обязательно поддерживать демократические ценности: свобода совести, вероисповедания, слова?

Да, но без голландских крайностей (смеётся – А.Г.). ШБС в Молдове не имеет репутации консервативной организации, но в то же время  мы находимся в рамках “канона”.

 

ШБС обвиняли в создании трещины в отношениях отцов и детей?

Конечно! Это было приблизительно так: «Вы забираете от нас молодёжь, учите их чему-то своему, и после этого мы получаем неуправляемых молодых людей». Впрочем, это испытали не только мы, но и другие учебные заведения.  Как правило, подобные высказывания исходили от тех, кто не готов был к изменениям в методах благовестия. При этом под «неуправляемостью» подразумевали как более свободную «неканоническую» музыку, так и современные методы благовестия (работа со школьниками, клубы, лагеря), не входящие в классическую миссиологию наших церквей. Впрочем, этих трений уже гораздо меньше, Школа прошла испытания на прочность и востребована как учебный процесс, который сфокусирован на молодежном образовании.

 

Путь молодых

 

С 2011 года количество студентов постоянно растёт, среднегодовое число - ориентировочно 150 человек. Чем ШБС привлекательна для местного населения?

В Молдове много разных учебных заведений. Уникальность ШБС везде и, в частности, в Молдове заключается в нише, которую мы заняли. А эта ниша - молодёжное образование, предполагающее практический уклон в социологию, миссию и служение.

Мы берёмся за группу молодых людей, не отрываем их от церковной деятельности, проводим учебные сессии на базе церкви. Молодёжь живёт, служит и получает образование. Этот необычный формат более привлекателен, так как молодёжь сейчас не та, все учатся и работают. И понимают: богословское образование не означает трудоустройство, и после лучших лет богословского стационара ты должен получить и светское образование. Потому в богословие идут только по призванию. А мы работаем с теми молодыми людьми, которые хотят служить, но которым следует получить начальное образование: немного богословия, много практики.

 

Есть ли какой-то национальный колорит в организации учебного процесса? Языковые трения, акцент на практике, к примеру?

Молдова в евангельском движении всегда была легка на подъём. В процентном соотношении количество молдавских миссионеров превышает аналогичные показатели кого бы то ни было. Начать что-либо новое (акцию, мероприятие) в Молдове – очень просто!

С другой стороны, у нас нет ярко выраженного национального большинства: много болгар, украинцев, целая гагаузская автономия. В то же самое время национальные трения у нас не так сильны, как, например, в России. В плане языка мы не мучаем людей с переводами: есть румынские группы, есть русские группы. У нас неплохо получается избегать острые углы в национальных вопросах.

 

Говорят, ШБС является для малонаселённой, по сути, Молдовы конкурентом для местных богословских учебных заведений? Как прокомментируете?

Ответ очень прост: в Молдове есть одна мощная, аккредитованная ЕААА (задачи которой – унификация образовательных программ – А.Г.),  богословская школа – Теолого-педагогический колледж. Он выдаёт дипломы международного уровня. Так вот, ШБС является ближайшим партнёром Колледжа.

 

Выходит, образовался конвейер по поставке талантливой мыслящей молодёжи через ШБС в Колледж?

В богословском плане – да. Немалое число молдавских студентов после ШБС поступают на бакалаврские программы в Колледж. Это хорошее свидетельство сотрудничества, здесь не пахнет конкуренцией. Более того, мы сели и проговорили: «ШБС не «лезет» в богословие». 19 из 19 преподавателей молдавской Школы без Стен – выпускники Теолого-педагогического колледжа, половина из них в нём работают.  

 

Сопротивление и непокорность

 

Есть данные, что студенты ШБС социально и религиозно активны. Есть ли противодействие со стороны православной общины, обвинения в прозелитизме, беседы о канонических территориях?

Это всё имеет место на уровне отношения православия не только к ШБС, а к протестантизму вообще. Волнообразно оно доходит до студентов нашей школы, осуществляющих практические задания.

Очень часто – запреты, сложности, закрытые двери в таких областях, как профилактическая работа в школах, спортивных и экстремальных лагерях. Спровоцированы они православным импульсом, когда голова села (primar по-румынски) крепко дружит с местным батюшкой. Поскольку по закону православный священник сделать ничего не может (его сдерживает то, что он может быть осуждён за разжигание межрелигиозной розни), председатель села имеет право не разрешить, запретить, ограничить. И это мы время от времени наблюдаем.

 

В небольшой по размерам Молдове учебный процесс должен быть межденоминационным. В пределах каких рамок Вы готовы работать и кому откажите в сотрудничестве?

Мы работаем с баптистскими деноминациями, автономными союзами и простыми евангельскими церквами, не принадлежащими ни к какой структуре. В принципе, мы открыты для пятидесятнических и умеренных харизматических церквей. Мы готовы сотрудничать с теми, кто до этого имел хоть малейший опыт взаимодействия с другими парацерковными структурами.   

 

Как Вы взаимодействуете с пасторами, которые считают ШБС конкурентом в борьбе за влияние за умы молодых христиан?

Если таковые и появляются, то мы с ними не боремся. Действительно, есть для ШБС практически закрытые молдавские территории, но мы стараемся строить отношения, предполагающие гибкость, уступчивость. И приходим к компромиссам ради взаимовыгоды и поддержки. Цель нашего общения с такими братьями – понять их опасения, рассказать о своих планах и найти точки соприкосновения. После ряда таких встреч у нас с руководителями некоторых церквей помягчали отношения.

Даже если после переговоров пастор отказывается от ШБС, мы сохраняем нормальные человеческие отношения. Ведь кому-то это не надо, кто-то боится (и совершенно прав), у кого-то был негативный опыт с той же самой Школой. ШБС использует открытые двери.

Мы убеждены, что "Школа без стен" – это современный, востребованный и уникальный христианский продукт, который помогает церкви стать эффективной в практическом служении. Это проверено и приносит плод, потому нет смысла взламывать запертые двери.     

Общался Алексей ГОРДЕЕВ