Главная / Статьи / Церковь / ВИДЕНИЕ СОБОРА

Фото: Олег Биндасов

По итогам IV Евангельского Собора

 

Что же есть Собор?

Собор - это способность вмещать. Это самое "вмещать" необходимо понимать трояко.

Во-первых. Вмещать "другого" и "иного". "Другой" обогащает очевидным образом, каждый из нас предъявленные богатства "другого" может незамедлительно взять в своих интересах. "Иной" - раздражает, пугает, в мягком варианте - сильно удивляет. Но он присутствует, и он не растворится, и чтобы с этим справиться, нужна рефлексия своих границ и пределов. Нужна работа над собой.

- Твой взгляд отскакивает от "иного" и упирается в собственный зрачок, чтобы нырнуть в него и добраться до самого распахнувшегося сердца, - Михаил Дубровский настаивает, что без освоения позиции слуги "другого" не встретить. Слуга должен сохранять достоинство, иначе он ничего и никого не встретит. Высшая форма мастерства служения - это кенозис, и в нем нам есть Кому подражать.

Во-вторых. Вмещать - значит вмещать особое знание и смыслы Собора. Сколько раз мы слышали: "Голова от этого Собора раскалывается. Слов новых слишком много, их бы переварить, уже не до смыслов..." Собор требует от каждого образования и образованности. Встречи с Сыном как с Логосом, Знанием, Смыслом, а не только как с Агнцем и Спасителем. Сложно? Очень сложно! Что делать? Есть третий вариант прочтения способности "вмещать" - и он должен помочь.

Итак, в-третьих, вмещать - значит впускать в себя Дух Собора, вслушиваться и вбирать все переливчатые игры Духа Святого, пребывающего с нами на Соборе, и потому выходить с Собора редким богачем. Поведение на Соборе должно быть таким, чтобы обогатиться максимально.

 

Что же еще есть Собор?

Собор - это готовность рисковать. Рисковать положением, рисковать опытом, рисковать знанием. Здесь все может быть обнулено. Все, на чем строил ранее, - может оказаться песком. Все, что строил, - может оказаться башней из слоновой кости. Все, что казалось своевременным, - может стать вчерашним днем.

Многие на Соборе могут почувствовать себя обнаженными, немало тех, кто ощутит опустошенность, окажется с расфокусированным вниманием и скачущим давлением. На Соборе придется раздеться: скинуть вросшие в плечи пиджаки и погоны. Ибо Собор - это встреча личностей. Это и есть в чистом виде Эклессия, в которой нет разного чина в связи с тем, что кто-то от "мира", а кто-то от "клира", кто-то пастор, а кто-то епископ, у кого-то многотысячная церковь, а у кого-то в сорок человек. Снять пиджаки, мундиры и эполеты, и вслед за Учителем, хотя бы на время Собора, сказать: "Лисицы имеют норы и птицы небесные гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову".

 

Что же структурно есть Собор?

Пространство пересечения людей, идей, молитв, проектов, программ и сценариев. Пространство многодневное, в котором каждый день "обвязан" коллективной и пронизан личностной молитвой, дни чередуются, обеспечивая групповую соборную динамику. Собор - это сложно структурированное пространство, в котором уживаются и оргдеятельностная игра, и игра историческая ролевая, и пророческий поиск, и сокрушающая молитва, и проектная работа и рефлексия, и политика и исповедь. Евангельское движение не боялось и, я верю, не убоится в будущем масштабно в своих интересах заниматься воцерковлением и интериоризацией современных методов коммуникации и мышления. И все это многообразие во славу Господню.

 

Каков был замысел о Соборе? Как возникало и прорабатывалось содержание в череде Соборов?

Напомню историю возникновения содержания до IV Собора.

Мы двигались шаг за шагом:

А. Восстановили принцип "Перманентной Реформации" и направили его на себя. От себя потребовали реформации. Отличили реформацию от революции. Обозначили 2017 год как юбилейный (100-летие русской революции и 500-летие европейской Реформации), к которому нужно подойти не с пустыми руками и не с банальными мыслями.

Б. Положили в основание нашей работы принцип "Единство в многообразии", что позволило запустить Собор как пространство честного вопрошания, открытости повестки, складывания ее прямо в процессе соборной коммуникации, а не доведения до сознания собравшихся раннее выработанных решений. Принятие фигур "другого" и "иного" позволило нам адекватно обсуждать собственную и чужую онтологию на дружественных нам площадках (в частности, на серии онтологических игр Щедровицкого или на площадке Гераклейского футурологического конгресса).

В. Ввели представление о будущем не только эсхатологического свойства и задались вопросом: В чем христианская ответственность за историческое будущее?

Кратко это было так: Творец мира - Он же Творец времени и пространства. Значит, Он Господин и прошлого - "Бог в истории", и будущего - "Бог в пророчестве" ("Бог в форсайте"). Он - Творец истории. Он - ответственный Господин. Следовательно, наше с Ним со-творчество выражается в том, что мы, уподобляясь Ему, принимаем ответственность за будущее и на себя.

Мы не одни. Но мы и не в стороне. Чтобы сесть в ковчег, его нужно сначала построить собственными руками под хохот и издевательства толпы... Так мы заговорили об оправдании будущего, что по сути есть пророческое и деятельное формирование оснований будущего мира и Церкви.

Г. Заявили тему новых церковных форм. Реформация указывает на необходимость постоянного поиска и отбраковки таких форм. Адекватность современности и уж тем более лидерство в будущем требует новых и разнообразных, более конгруэнтных миру и одновременно более евангельских церковных форм. И на Соборах начались дискуссии: кто к чему готов? и кто к чему не готов?

Мы также поняли, что несмотря на всю кажущуюся простоту конструкции, данный проход очень даже взросл: кто из нас способен сохранить баланс так, чтобы, приняв ответственность за будущее, не впасть в заботу о завтрашнем дне?!

Д. Произвели реабилитацию понятия "Царства". Царства по определению эсхатологичного и экзистенциального и потому оттесненного материальностью и заботами той самой корпоральной Церкви.

Е. Проработали принцип "всеобщего священства", к нашему огорчению затененного институтами пасторства и епископства, - бесспорно важнейшими институциями, безусловно куда более понятными и удобными для людей, чем личный подвиг повседневного священства.

Мы стали лучше понимать и четче формулировать, что каждый христианин призван, будучи священником, работать на ниве Царства.

Но, к большому сожалению, у нас пока так: земная церковь - царство пастора; царство же не больше царя. Из-за этого энергия многих верующих сворачивается или бьется в тесных стенах конфессионального храма, в узких коридорах отведенного служения.

Дарам же нужен простор. Щедрым дарам - бескрайний простор. Такой дается от лица только повзрослевшего лидера. Абсолютный простор предоставляется только нашим единственным Первосвященником. Открытие миру, выброс энергии веры в Духе и со Духом Святым в мир выводит каждого на огромную ниву труда, на которой раскрывается его священство по чину Мелхиседека. И это не отворот от Церкви. Напротив, решительный разворот к ней, являющейся горчичным зерном Царства, разворот с реформаторских позиций!

И вот к IV Собору мы подошли с вопросами: что мы должны выбрать, на чем сосредоточиться? Что важно сегодня богословски проработать? На какие проекты выйти и о чем договориться между собой? Что важного начнем делать по завершении Собора, вовлекая церкви и миссии в евангельское движение?!

Первый вопрос в моих предсоборных размышлениях был такой: над какими организованностями нам предстоит работать дальше, на каждом Соборе, чтобы мы не оторвались от правды жизни - ни Небесной, ни земной? И до Собора в письме к друзьям я предложил три темы: город, предпринимательство, университет. Темы очевидные, понятные нам и миру.

После IV Собора я утвердился в мысли, что второй этап развития соборного движения должен мыслить дистанцией сразу до 2017 года; это значит, что каждый последующий Собор мы должны прорабатывать значимые сущности, обладающие и евангельским смыслом, и силой институционализации в современном мире. Назову свой перечень:

А. Город уже воспринят большинством, не смотря на привычные возражения: "это не дело Церкви", "Христа распяли за городом" и в том же духе. Городу, церквям города, церкви как закваске города и был посвящен IV Собор.

Б. Предпринимательство, понятое не поверхностно, но с заглядыванием внутрь слова, не через призму бизнеса, но чтобы усмотреть тип священства, и которое необходимо понять гораздо шире и выше, чем в обыденном языке, дабы увидеть силу Творца творящего новое, ибо предпринимающий творит новое. (Ведь и сама этимология этого слова говоряща: пред-принимать = делать нечто согласно замысла, дабы приять и принять, нечто иметь в будущем, что значит вступить в риск, предполагая и веря, что сделанное приведет к конкретному результату).

В. И только пройдя место и способ действия (город и предпринимательство), другими словами "заземлившись", мы могли бы заняться мышлением и такими практиками мышления как образование и исследование, выйти на позитивную догматическую работу, сделать аудит семинарий и образовательных программ, спроектировать массовитеты по Церквам и персоналитет для новых церковных лидеров.

Г. После чего разобраться с властью. Сложнейшей субстанцией. Наверное, самой опасной, помятуя последнее искушение Христа в пустыне. Субстанции, продолжающей искушать всякого лидера. Здесь же придется говорить про веру, понятую как воля, про молитву как установление, про поражающую силу Слова, про Его власть на земле как на Небе.

Д. И в юбилейном 2017 году вернуться к теме, с которой начали наш путь, - к Реформации, но уже не просто как к перманентной реформации, но как к радикальной реформации, воскрешая лютеровское требование - Solo Christus.

В связи со сказанным, возникла последовательность тем:  ГОРОД - ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО - МЫШЛЕНИЕ - ВЛАСТЬ - РЕФОРМАЦИЯ.

На базе чего мною и были предложены следующие формулировки тем Соборов:

2013. "Церковь, влияющая на город" - тема прошедшего Собора, предложенная М. Дубровским. Но ведь посеянное со временем непременно взойдет, и тогда мы скажем: "Церковь, меняющая город".

2014. "Предпринимающие мир: всеобщее священство". Возникла дискуссия, когда Евгений Николин настаивал на теме "Всеобщее царственное священствое" (у этого есть свой резон и прямая ссылка на текст Писания), а Михаил Дубровский на: "Евангельские команды: всеобщее священство", и предложил эпиграф к V Собору: «Жатвы много, а делателей мало. Итак, молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою» (Мф. 9:37-38).

2015. "Ум Христов: христианское мышление 3.0". На этом Соборе может оказаться уместным следующий эпиграф: "Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть" (Ин. 1:3).

2016. "Власть имеющий: да приидет Царствие Твое" (вариант: "Власть имеющий: на земле как на Небе").

2017. "Оправдание будущего: радикальная реформация" ("перманентная реформация" остается, но в "радикальной реформации" есть еще указание на особый исторический момент).

Сразу замечу, если обсуждать реформацию в контексте, как ее обсуждают, к примеру, католики, рано или поздно нам придется всерьез обсуждать сюжет, раскрываемый католическим кардиналом Кохом: "Истинная цель экуменизма – это преобразование множества конфессиональных Церквей во множество поместных, которые, отличаясь разнообразием форм, оставались бы единой Церковью. <.......> Миссионерская конкуренция различных Церквей является скандалом, дискредитирующим евангельское благовестие. Поэтому экуменизм и евангелизация – это «близнецы, которые ссылаются и полагаются друг на друга». Только преодолев разделения, мы будем в состоянии свидетельствовать христианские ценности в условиях секулярности..."

Но, друзья мои, можно сказать и резче, как мы привыкли: чья это задача - преобразовать множество конфессиональных и деноминационных церквей в бесконечное множество поместных и посферных, стремящихся при этом к подлинной кафоличности и бескорыстному евхаристическому единству? И при этом избегающих юрисдикционного, обрядового, имущественного и даже доктринального единства. Ибо слаб человек и нам не нужна башня вавилонская.

Таким образом, я вношу предложение следующей содержательной линии Соборов:

- о городе и церкви в городе, заквашивающей свой город, оправдывающей любовью город; церкви, превосходящей своей сложностью город, несущей пророчество о городе, берущей отвественность за город в молитве и проектном действии;

- о предпринимательстве, которое предпринимает не прибыль, не монополию, не рынок, но целый мир, предпринимается личностно каждым и совокупно всеми членами Церкви; здесь предпринимать - это замысливать и осуществлять, удерживать движение к поставленной цели за счет воли; этого не добиться нам без восстановления принципа всеобщего священства и обновленного представления о Царстве - так, чтобы каждый член Церкви предпринимая священствовал;

- о знании, новых формах его взятия, трансляции и превращения в мир вещей, событий и отношений, что и есть в сути своей творящий Ум Христов, Логос; откуда вытекает задача возвращения Церкви когнитивного лидерства; наконец, о догматике; и о всей образовательной триаде: персоналитет-университет-массовитет; ведь "мы имеем ум Христов" - так имеем или не имеем?!

- о власти, переосмысленной в евангельском духе, а значит, о Царстве Его "на земле как на Небе"; "власть имеющий" - именно так характеризовали Иисуса полные изумления книжники и фарисеи; так и наши слова, мысли и дела, если они в Духе, должны вызывать именно такую реакцию: кто они? они же говорят и действуют как власть имеющие!

- о будущем, оправдании будущего, пророческой "прошивке" будущего, что есть в полной мере исполнение заповеди, данной нам Отцом, - "и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте"; это потребует от нас радикальной реформации, схожей по духу с ныне выдвинутой европейскими коллегами "радикальной ортодоксии", но идущей решительней и дальше.

Завершу статью комментарием моего друга епископа Николина: "Оправдание будущего и пророческий выход в грядущее - это больше, чем в полной мере исполнение адамовой заповеди; это и Первое поручение (освоение, владение, управление миром), основанное на Первой заповеди (любовь, оправдание, искупление), и исполнение Великого поручения (приведение к должному через покаяние, исправление, научение)". Наша задача удержать все три плюс осуществить выход в Иное - "и больше сих СО-творит...", "будем подобны Ему..." Аминь.