Главная / Статьи / Церковь / ПОСЛАННИК МИЛОСЕРДИЯ В АФРИКАНСКИХ ДЖУНГЛЯХ
ПОСЛАННИК МИЛОСЕРДИЯ В АФРИКАНСКИХ ДЖУНГЛЯХ
ПОСЛАННИК МИЛОСЕРДИЯ В АФРИКАНСКИХ ДЖУНГЛЯХ
24.09.2011
954

К 125-летию со дня рождения Альберта Швейцера

ХХ век – век жестоких мировых войн, тоталитарных режимов и гуманитарных катастроф одновременно явил человечеству своих праведников. Один из них – Альберт Швейцер, многосторонне одаренная личность: теолог, философ, органист, музыковед, врач-миссионер, борец за мир и разоружение.

Альберт Швейцер родился 14 января 1875 г. в Кайзерсберге (Верхний Эльзас), в семье лютеранского пастора. Детство его было счастливым. Он получил хорошее образование в Страсбургском университете. В 21 год Альберт переживает событие, незаметное для окружающих, но имевшее для него далеко идущие последствия. Позднее Швейцер вспоминает о нем в своей автобиографической книге «Жизнь и мысли»: «В одно прекрасное летнее утро, на Троицу, я проснулся с мыслью, что не должен принимать доставшееся мне счастье как нечто само собой разумеющееся, но обязан отдать что-то взамен. Продолжая неторопливо обдумывать эту мысль в постели под щебетание птиц за окном, я решил, что смогу считать свою жизнь оправданной, если буду жить для науки и искусства до тридцатилетнего возраста, чтобы после этого посвятить себя непосредственному служению людям». Вопрос о том, чем и как он конкретно будет заниматься после 30 лет, Швейцер тогда оставил открытым.

Годы шли, приближаясь к намеченному рубежу. И однажды, осенью 1904 г., он увидел на своем столе среди почты зеленую брошюру ежегодного отчета Парижского миссионерского общества. Он уже почти отложил ее в сторону, чтобы приступить к работе, но вдруг взгляд задержался на статье «Нужды миссии в Конго», и он стал читать. Автор жаловался на нехватку людей, в частности, врача для миссионерской работы в Габоне, северной провинции Конго, и призывал к помощи. «Дочитав статью, – вспоминает Швейцер, – я спокойно принялся за работу. Поиски были окончены».

Швейцер приносит тройную жертву. Он оставляет преподавание в Страсбургском университете, игру на органе и литературную работу, чтобы поехать врачом в Экваториальную Африку. Годы (а ему уже за тридцать!) уйдут на то, чтобы получить медицинское образование в Страсбургском университете. И все-таки, почему именно Африка? Швейцер много читал и слышал от миссионеров о тяжелой жизни африканцев. В книге об Африке «Между водою и девственным лесом» он писал: «Мне представилось, что в притче о богатом и о нищем Лазаре речь идет именно о нас, европейцах. Мы и есть тот богатый, ибо развитие медицины наделило нас обширными знаниями о болезнях и многими средствами против боли. Мы принимаем это как нечто само собой разумеющееся. А где-то в далеких колониях обретается нищий Лазарь. Как богатый от недомыслия своего согрешил перед бедным, который лежал у его ворот, ибо не поставил себя на его место и не захотел послушаться голоса сердца, так же грешим и мы».

В 1913 г. Швейцер вместе с женой отправляется в местечко Ламбарене (Габон), где основывает больницу-миссию для африканцев. Там он живет с небольшими перерывами до конца жизни. Через год начинается Первая мировая война, которая не могла не добавить трудностей Швейцеру – немецкому гражданину, находящемуся в Африке на французской территории.

Очевидец нарастающей жестокости в мире – Швейцер задается мучительными вопросами: в чем причина кризиса европейской культуры, почему человеческая мысль не выработала простого и неоспоримого обоснования этики, понятного всем людям, не зависимо от их положения, расы и вероисповедания. Пытаясь восполнить этот пробел, он предлагает «учение благоговения перед жизнью», формулируя ее принципы следующим образом: «Я – жизнь, которая хочет жить, я – жизнь среди жизни, которая хочет жить». Тогда, «добро – то, что служит сохранению и развитию жизни, зло есть то, что уничтожает жизнь или препятствует ей». В этом и должен заключаться основной принцип нравственности как безграничной ответственности за все живое на земле. Такое мышление, считал Швейцер, совместимо с христианством, являясь его интеллектуальным обоснованием. И все-таки не учение и философские постулаты, а сама жизнь философа стала самым весомым аргументом в пользу сформулированных им принципов нравственности.

6 августа 1945 года. Больница переживает тяжелейшее время – не хватает самых необходимых лекарств. Роженица чуть ли не в коматозном состоянии, никак не может родить ребенка. У врачей примитивные средства, но они решаются на хирургическое вмешательство. Борьба за жизнь матери и ребенка с величайшим напряжением идет всю ночь. И чудо! Мать жива. Ее ребенок – теперь новый гражданин Земли.

Радость всех, кто был очевидцем этого чуда, омрачает страшная весть! В другой части мира сброшена бомба, которая в считанные секунды стерла с лица земли целый город и унесла десятки тысяч жизней. В тот день Швейцер произнес памятные слова: «Когда одной-единственной бомбой убивают сто тысяч человек – моя обязанность доказать миру, насколько ценна одна-единственная человеческая жизнь!» Следующие 20 лет жизни он неутомимо борется против испытания ядерного оружия, что будет оценено Нобелевской премией мира за 1952 год.

Больница в Ламбарене была делом всей его жизни. 13 раз возвращался Швейцер в Европу и большую часть времени посвящал лекциям и концертам, зарабатывая необходимые для ее работы средства. Известность его росла, много средств поступало в виде пожертвований. Любовь, вложенная в труд, в отношение к людям – персоналу и пациентам – неизменно приносила плоды. Больница постоянно расширялась: рос объем работы, строились новые корпуса. В последние годы жизни ее основателя туда ежегодно обращалось около пяти тысяч человек.

Неутомимый труженик – Альберт Швейцер и после тяжелого рабочего дня не имел покоя. Вечера, а часто и ночи, были посвящены ответам на многочисленные письма, приходившие со всех уголков земли. Известно, что европейцы очень тяжело переносят климат Экваториальной Африки. Не реже, чем раз в два года, работающие там должны иметь продолжительный отдых в Европе. Жизнь часто вынуждала Швейцера нарушать медицинские нормы. Годами он не мог выехать из Ламбарене. Тем удивительнее, что крепкое здоровье, бодрость и ясный ум сопровождали его до конца жизни (а умер он на 91 году, причем, последние шесть лет безвыездно провел в Африке!) Что же, по его собственному убеждению, было причиной творческого долголетия? Как ни покажется парадоксальным, сама работа, ощущение, что она нужна людям. Увлечение музыкой, особенно творчеством Баха, приносило отдых душе: каждый вечер он играл на пианино. Музыка была его лекарством.

Богословские воззрения Швейцера всегда подвергались обоснованной критике со стороны ортодоксальных богословов. Ученик Гарнака, представитель либерально-богословской школы, он по-своему пытался истолковать отдельные трудные для понимания слова Иисуса и пришел к некоторым неприемлемым выводам.

ХХ столетие, черное, недоброе, полное ненависти, разрушения и зла, столетие Освенцима и ГУЛАГА, одновременно и святое столетие. Никакой век не дал таких людей, как мать Тереза, Дитрих Бонхёффер, Мартин Лютер Кинг, Александр Мень, Альберт Швейцер. Своей миссией милосердия в Ламбарене, своими выступлениями в защиту мира он обращается ко всем, зовет проявлять интерес к людям и их судьбам, отдавать тепло сердца и протягивать руку помощи тем, кто в нужде. «Блаженны милостивые... Блаженны миротворцы...» (Мф. 5:7, 9).