Главная / Статьи / Церковь / СПЕРДЖЕН И УПАДОК ЕВАНГЕЛЬСКИХ ЦЕРКВЕЙ
СПЕРДЖЕН И УПАДОК ЕВАНГЕЛЬСКИХ ЦЕРКВЕЙ
СПЕРДЖЕН И УПАДОК ЕВАНГЕЛЬСКИХ ЦЕРКВЕЙ
24.09.2011
1185

Статья Эррола Хульса посвящена событиям последних лет жизни Чарльза Хаддона Сперджена, выдающегося английского проповедника и автора многочисленных книг.

Судьба этого исключительного человека сама по себе удивительна и могла бы стать примером для многих христиан, но именно последние годы его жизни заслуживают особенного внимания в свете сегодняшних споров вокруг вопроса о спасении, вечных муках и непогрешимости Писания. Эти разногласия сотрясают современный христианский мир и, возможно, являются одним из дьявольских трюков, с помощью которого враг Бога и людей желает внести раздоры в отношения между разными членами Тела Христова. В любом случае они не добавляют ни любви, ни света в нашу жизнь. И не укрепляют Церковь.

Чарльз Сперджен — очень влиятельный и уважаемый лидер церкви, масштаб деятельности которого не оставлял сомнений, что он находился под водительством Божьим, стал тем не менее субъектом откровенной травли и ее жертвой.

Последние 5 лет жизни Сперджена (1887-1892) были омрачены полемикой по вопросу упадка в евангельских церквях. Вступив в нее, Сперджен взвалил на себя тяжкий груз. Объем работы, который он выполнял по долгу своих прямых обязанностей, был и так огромен. У него не было ни времени, ни энергии для того, чтобы препятствовать упадку основных теологических доктрин в Баптистском союзе. Кроме того, Сперджен принял решение не подтверждать документально свои заявления, в результате его превратно поняли и оклеветали. Полемика обострила его проблемы со здоровьем. На каком-то этапе он признал, что эти споры убивают его.

Теологическое основание
Сперджен вступил в полемику, когда его внимание привлекло активное развитие "новой теологической мысли", в связи с чем в баптистской среде стали раздаваться голоса, яростно отрицающие сами основы евангельских доктрин, что, в свою очередь, привело к усилению скептических настроений.

Кальвинизм, который был теологией как конгрегационалистов, так и баптистов, постепенно сошел на нет. Он остался закрепленным в их конфессиональных утверждениях, но не в сердцах и мыслях священников и прихожан. Старые истины не оспаривали, их просто игнорировали.

Акцент в английских церквях ставился на евангелизацию, миссионерство и практическую социальную работу. Доктрина же принималась как нечто само собой разумеющееся, а ее значение принижалось до минимума. Упадок кальвинизма подготовил путь для повсеместного распространения "великой критики", подрывающей веру в Библию.

Основное положение ортодоксальной доктрины состоит в том, что без покаяния человек обречен на вечные муки. Из-за недостатка ясности этот принцип привел к развитию трех учений. Во-первых, к учению об изначальной греховности. Во-вторых, к идее грядущего испытания. И, в-третьих, к доктрине о всеобщем искуплении (спасении). В отсутствии четких теологических оснований и принципов теория искупления выхолащивала идею оправдания через веру в жертву Иисуса Христа и оказывала негативное влияние на нравственность. Были случаи, когда истина об искупительной жертве Христа и библейское учение о том, что смерть Христа умилостивила гнев Божий, объявлялись аморальными и оспаривались.

Появление еретических идей в баптистской и других деноминациях дало основание Сперджену говорить об упадке церквей и протестовать в надежде, что их обновление станет тем средством, которое сдержит упадок.

Баптистский союз
Основная доктрина Баптистского союза при его основании в 1813 году состояла в добровольном объединении Партикулярных баптистских церквей. Теологическим основанием этого союза были типично кальвинистские утверждения о первородном грехе, неизменности и индивидуальности избрания, индивидуальном искуплении, оправдании по благодати заместительной жертвой Иисуса Христа, действенной милости в воскресении, окончательной стойкости истинных верующих, воскресении от смерти, будущем Суде, вечном блаженстве для праведных и вечных муках для тех, кто умер без покаяния.

В 1832 г. конституция союза была изменена для того, чтобы открыть доступ церквям Новой связи, которые были арминианскими по теологическим основаниям. Вместо признания строгого символа веры все, что требовалось теперь для вступления в союз, было сведено к соглашению "в смысле, обычно определяемом как евангельский". Упоминание кальвинистской доктрины совершенно разрушило бы планы вхождения в союз арминианских церквей Новой связи. Становится понятным, почему, начиная с 1832 г., у Баптистского союза больше не было ясной теологической доктрины. С другой стороны, благодаря особому значению, которое эта организация придавала миссионерскому движению, она в те годы многого добилась, вдохновляя сильные церкви на помощь слабым, а также поддерживая бедных пасторов сельских церквей.

Тревога по поводу состояния дел в союзе охватила Сперджена еще до 1887 г. Он был признанным публичным оратором, но, начиная с 1883 г., он отклоняет все приглашения проповедовать в Баптистском союзе и в Баптистском миссионерском обществе. В 1883 г. его тревога, связанная с упадком, выливается в доктрину и известные духовные требования. То, что он стал развивать эти идеи в своем журнале "Меч и мастерок", не было громом среди ясного неба.

Начало полемики

В марте и апреле в "Мече и мастерке" появляются две статьи, хорошо подготовленные с научной точки зрения, но не подписанные. Они принадлежали Роберту Шиндлеру, пастору Адельтонской баптистской церкви, который готовился к служению в Пасторском колледже, основанном Спердженом.

Первая статья посвящалась урону, нанесенному кальвинизму нонконформистами восемнадцатого века. Намек на обеспокоенность Сперджена читался в его небольшом примечании: "...эта история продолжает развиваться. Мы несемся с горы сломя голову".

Вторая статья была направлена против арминианцев, называя их еще одной разновидностью раскольников, опирающихся на "холодную, сухую и безжизненную систему, которая имеет обычно слабое и вялое влияние на душу". Шиндлер заявлял, что "арминианство в среде баптистов — это тот путь, который ведет и к арианству и к социанству", что в той мере, в какой любая партия удаляется от кальвинизма, благоговение перед Священным Писанием уменьшается. Здесь Сперджен не ограничился просто примечанием. Как редактор "Меча и мастерка" он написал комментарий, в котором одобрил позицию Шиндлера, подтвердив, что арминианизм был тем обычным путем, которым сектанты приходили к социанизму. Он подчеркнул: "Больше всего нас волнуют основные евангельские истины, а не столько кальвинизм, как система; но мы верим, что внутри кальвинизма все же есть консервативные силы, которые помогут людям держаться живой истины, так как нам жаль видеть, когда кто-либо, приняв ее однажды, затем отступает".

Полемика не стала бы развиваться дальше, не опубликуй Сперджен в августовском номере "Меча и мастерка" за 1887 г. исследование под названием "Еще одно слово относительно упадка". Эта статья была написана в форме манифеста, изложенного предельно ясно. Вот конспект меткого, подобного оружейному залпу, слова Сперджена: "Под давлением многочисленных еретических течений, какую еще доктрину остается отвергнуть? Какую еще истину следует подвергнуть презрению? Было положено начало новой религии, которая имеет такое же отношение к христианству, как мел к сыру; и эта религия, лишенная нравственной честности, ловко преподносит себя как прежнюю веру с незначительными улучшениями, и на этом доводе узурпирует кафедры, которые были воздвигнуты для проповеди Благой вести. Искупление пренебрегается, дух Писания осмеивается, Святой Дух сводится к "влиянию", наказание за грех превращено в фикцию, а воскрешение — в миф, и эти враги нашей веры все еще ожидают, что мы назовем их братьями, и будем поддерживать союз с ними!" "Германия стала неверующей страной благодаря своим проповедникам, и Англия идет по ее стопам. Последствия проповеди "другого Евангелия" в форме "современной мысли" были катастрофическими. Дома для собраний на 1000, 1200 или 1500 человек, которые когда-то до предела были забиты ревностными слушателями, — как пусты они теперь! Места, которые заполняла Благая весть, опустошаются современным вздором и будут также опустошаться в дальнейшем". "Здесь описывается путь, круто уводящий в модернизм. Все, что следовало бы сделать, — это отмежеваться от воров, разбойников и еретиков. Есть ли какое-то оправдание тому, что мы объединяемся с теми, кто отклоняется от правды?"

Сперджен завершает статью призывом бороться до победного конца. "Если на какое-то время евангельские церкви обречены на падение, то пусть лучше они погибнут в борьбе, оставаясь в полной уверенности, что их Благая весть еще воскреснет после того, как засилье "современных идей" будет выжжено вечным огнем".

В следующей статье "Наш ответ на различную критику и вопросы" Сперджен обратился к тем, кто вынуждал его назвать имена и дать доказательства, которые подтвердили бы его заявление, что церковь переживает упадок. В своем ответе он особо отметил, что посчитал делом принципа встать на защиту истины в ответ на ряд наиболее наглых атак, которым она подверглась в газетах, издаваемых многочисленными современными теологическими школами. А также выразил сожаление по поводу того, что никто не выступил с опровержением его конкретного обвинения в том, что молитвенные собрания приходят в упадок или что некоторые священники часто посещают театры.

Он выдвинул еще более серьезное обвинение: "Некоторые из наших коллег отравляют источник церкви. Я очень далек от мысли, что служение необращенных приведет к возрастанию церквей. Некоторые продолжают усердствовать в том, чтобы снять обвинение с наших церквей, которые не верят, в истинном смысле этого слова, в богодухновенность Писания, которые отрицают искупительную жертву на кресте и которые утверждают, что если грешники не спасены по эту сторону могилы, то, возможно, они будут или должны быть прощены по другую ее сторону. Но самое плохое то, что людям это нравится".

Третья статья Сперджена "Доказательство" в октябрьском номере "Меча и мастерка" разоблачает крикливую пропаганду модернизма, развернутую газетой "Христианский мир", которая славилась тем, что отрицала Писание. Ее авторы абсолютно безнравственно называли Библию доктриной вечного наказания и разделения на грешников и праведников, осыпали насмешками учение о богодухновенности Писания и саму Троицу. Заканчивая статью, Сперджен еще раз решительно подтвердил свое намерение не называть имена, так как это привело бы к серьезному конфликту.

Сразу после публикации вышеупомянутых статей прошел ряд заседаний Баптистского союза. На них протесты Сперджена были проигнорированы, а два докладчика саркастически высказались о его статьях.

28 октября 1887 г. Сперджен написал письмо, в котором сообщил о своем выходе из Баптистского союза. Он обещал объяснить причины своего ухода в ноябрьском выпуске "Меча и мастерка". Обещание сдержал, как всегда ясно изложив свою позицию, отталкиваясь от мысли, что любовь без истины не может быть основой для христианского союза. "Вполне оправдано, когда объединение служит хорошим, благим и необходимым целям. Пусть язычники, паписты, протестанты встают плечом к плечу и передают друг другу ведра с водой в борьбе с огнем, но, проповедуя Христа, невозможно объединяться с теми, кто называет падение "выдумкой", оправдание верой — безнравственным, кто отрицает личность Святого Духа и кто считает, что есть еще одно испытание после смерти, а также будущее спасение погибших".

18 января 1888 г. на совете Баптистского союза большинством голосов Сперджену был вынесен приговор в том, что он разжег безосновательный спор и выдвигал обвинения, которые не следовало выдвигать.

В февральском выпуске "Меча и мастерка" последовал ответ Сперджена, где говорилось, что, в действительности, даже если бы он и предъявил доказательства обвинений в ереси (которые могли бы привести его к судебной тяжбе), то, за исключением доктрины "водного крещения по вере", у союза не нашлось бы стандартов, по которым можно бы было отправлять правосудие. Он выразил также свое негодование по поводу лицемерия членов делегации союза.

Лидеры Баптистского союза предприняли ответный маневр, выражавшийся в активных действиях и политических шагах, последовавших за отставкой Сперджена. Вся эта активность была, по сути, лишь политической интригой, в то время как Сперджен руководствовался возвышенными идеями, прибегая не к интригам, а к призывам молиться и проводить молитвенные собрания.

Сперджен и библейская практика

Сперджен ясно видел, что модернизм противоположен Евангелию. Его позиция основывалась на Послании к Галатам, 1:8 и Втором послании Иоанна, 9:10. Он отдавал себе отчет, что будет трудно добиться взаимопонимания с лидерами Баптистского союза, которые прониклись модернистскими настроениями и искренно считали главным приоритетом интересы союза.

Влияние идей модернизма пошло на спад, начиная лишь с 1960 года.

Сперджену же вовремя удалось высмеять и представить в нелепом виде "современную мысль". Кроме того, он своевременно обратил внимание на процессы, связанные с ней. А именно: уменьшение молитвенных собраний, которые он называл практикой общей мольбы; уменьшение присутствующих на богослужении в день Господень; тягу к суете мирской, которую в его дни он видел в склонности к посещению театров и сценических площадок. В 1999 г. это усердие проявляется в занятиях спортом, которые предпочитают посещению двух служб в день Господень. Кальвинистский пуританизм и сильная евангельская теология, как и предсказывал Сперджен, были в большом упадке и почти исчезли в Англии в период с 1892 по 1960 гг.

История все ставит на свои места. Сегодня очевидно, что Сперджен проявил себя как герой (не побоимся этого громкого слова). Он один из первых противостал поднимающемуся движению модернизма, которое можно рассматривать как третью крупную идеологическую атаку сатаны на христианство. Первое сражение развернулось в ранних веках за личность Христа и Троицу. Следующее повлекло за собой попытку ниспровержения доктрины спасения, повторяющуюся на протяжении веков, результатом чего стала целая вереница ересей. Позже Лютер и Реформация возродили доктрину оправдания верой. Третья атака была спланирована, чтобы подорвать доверие к Библии. Эта битва далека от окончания даже с учетом того, что модернистские теории были дискредитированы.

Сперджена можно сравнить с воином, павшим на поле боя в сражении, которое на тот момент было проиграно. Но ведь известно, что даже если отдельные сражения проиграны, главное — это результат войны в целом. И можно предположить, что в этой войне за истину Церковь все же одержит победу.

Юлия СУЛЬЖЕНКО,
пер. с английского и подготовка публикации
В сокращении. Полностью статья печатается в альманахе "Шандал".