Главная / Статьи / Церковь / ТОРЖЕСТВЕННОЕ БЕЗМОЛВИЕ СРЕДИ ТОРЖЕСТВУЮЩЕГО РАВНОДУШИЯ
ТОРЖЕСТВЕННОЕ БЕЗМОЛВИЕ СРЕДИ ТОРЖЕСТВУЮЩЕГО РАВНОДУШИЯ
ТОРЖЕСТВЕННОЕ БЕЗМОЛВИЕ СРЕДИ ТОРЖЕСТВУЮЩЕГО РАВНОДУШИЯ
24.09.2011
1132
Недавно я с большим интересом перечитал старый рассказ Ивана Сергеевича Тургенева "Муму". Многие помнят его по школьной программе. Мой интерес не случаен: как пастор и врач я сегодня несу духовное служение среди глухих людей. Мне постоянно приходится наблюдать поведение этой группы в разных ситуациях. Я буквально ошеломлен точностью, с которой Тургенев описал психологию русского глухонемого.

Рассказ был написан весной 1852 года. Сегодня — весна 2000. С тех пор прошло почти 150 лет. Что за это время изменилось в жизни глухонемых России? Я бы хотел поделиться с читателями своими соображениями на этот счет. 

Что сделал Тургенев? Он не только напомнил о милосердии и сострадании к инвалиду. Своим рассказом писатель обратил внимание современников на проблему интеграции (от лат. integer — цельный, объединение в целое) глухих в среду слышащих. И сегодня этот вопрос по-прежнему остро стоит в нашем обществе. По некоторым данным, каждый восьмой житель в Санкт-Петербурге имеет нарушения слуха. Конечно, это не значит, что все эти люди глухонемые. Все же масштабность распространения глухоты заставляет задуматься прежде всего нас, христиан, что мы делаем для глухих? Как мы стараемся помогать им? Хорошо ли глухим инвалидам в нашей христианской среде? 

Слово Ивану Тургеневу: "Из числа всей ее челяди самым замечательным лицом был дворник Герасим, мужчина двенадцати вершков роста, сложенный богатырем и глухонемой от рожденья. (...) Постоянное безмолвие придавало торжественную важность его неистомимой работе". Вспомните, сколько раз вы видели глухого человека, продающего что-то за копейки в электричке, загибающимся на вредном производстве или грузчиком, уборщицей, дворником. Мы всегда думали, так и нужно. В силу тяжкого недуга для глухого многие пути к образованию и работе закрыты. Складывается впечатление, что тяжелый и низкоквалифицированный труд — его постоянный удел. На первый взгляд, ни на что другое глухой не способен. Как пастор и врач я не могу согласиться с таким вульгарным взглядом. 

Несомненно, восприятие мира глухим и слышащим отличается. Глухой мыслит жестами, а слышащий — словами и образами. Интеллект неслышащего развивается медленнее, но при достаточной тренировке может и превосходить интеллект слышащего. Глухой человек может получить хорошую специальность и стать инженером, дизайнером, служащим, миссионером, юристом, даже пастырем. Тому есть много подтверждающих примеров. Все зависит от среды, в которую он попадает. Чаще всего слышащие не понимают, отвергают глухого или пытаются переделать в себе подобного. Схожая ситуация наблюдается и в церквах, где не предусмотрен сурдоперевод и диакония для инвалидов. Там все служение сосредоточено только на себе. Это общины "сидячих верующих". Церкви, которые не расширяют круг социальных служений, быстро теряют авторитет, а потом еще и недоумевают, почему от нас уходят люди. 

Что делать в таких собраниях неслышащему? Сидеть на первом ряду и читать по губам? Не всякий достиг в этом совершенства, да и лучшие места часто заранее заняты добрыми церковными старушками. И идет "современный русский Герасим" туда, где есть сурдоперевод... Нужно сказать, что в Санкт-Петербурге Свидетели Иеговы в этом давно уже опередили все христианские церкви. Собрание глухих этой организации, по неофициальным данным, насчитывает более 200 человек. Почему? Ответ прост — есть сурдоперевод. Глухой человек тоже желает заполнить свой духовный вакуум. К сожалению, будучи неискушенным во всех тонкостях богословия, он быстро открывает душу для лжехристианских учений.

По отношению к своему герою Тургенев использует термин глухонемой. Сегодня его нужно употреблять очень осторожно. Он сильно унижает неслышащего и является дискриминацией его личности. Глухой человек не нем! Он говорит при помощи своих рук, губ и отчасти голосовых связок. Он имеет право как на свой язык, так и на субкультуру. Он понимает нас быстрее, чем мы откроем рот: по нашему выражению глаз, лица и жестам. А понимаем ли мы его? Принимаем ли таким, какой он есть? Вот как описано общение с глухим в рассказе: "Они с ним объяснялись знаками, и он их понимал, в точности исполнял все приказания, но права свои тоже знал..."

Я, наверное, удивлю многих, но это исторический факт. Христиане научили глухих говорить! Я имею в виду специфическое общение глухих — дактильную речь (от греч. dactilos — палец). Кто первый изобрел дактильный алфавит, точно неизвестно. Изображения пальцевых букв встречаются уже в латинской Библии ХХ века. Монахи, дававшие обет молчания, общались друг с другом посредством жестовой речи.

Первая известная науке публикация дактильного алфавита — это книга испанского монаха де Вебра (M. de Vebra), изданная в 1593 году. Известный русский сурдопедагог Галина Зайцева отмечает: "В обучении глухих дактильную речь начал применять испанский монах Педро Понсе де Лион, деятельность которого относится к ХVI веку. Какие-либо опубликованные работы Понсе неизвестны, свою систему обучения глухих он хранил в секрете. Однако сведения о том, что он использовал дактильную речь, сохранились".

В 1629 году в Мадриде была опубликована дактильная азбука испанского языка. Она получила название азбуки Ж. П. Бонета. Потом она легла в основу французской, американской и русской. C начала XVIII века повсюду в Европе открываются школы для глухих. Первая такая русская школа основана в Павловске в 1806 году, хотя специальные классы для детей с недостатками слуха существовали гораздо раньше.

Русский дактильный алфавит был опубликован в книге В. П. Флери "Глухонемые, рассматриваемые в отношении к способам образования, самым свойственным их природе", вышедшей в Санкт-Петербурге в 1835 году. Флери описал алфавит и систему, которые уже давно использовались в процессе обучения неслышащих.

Другими словами, Тургенев жил и писал свои произведения в то время, когда христиане повсеместно учили глухих дактильной речи, помогали им приспособиться в обществе. Трагедия Герасима в том, что он попал в среду, в которой унижали его личность и не давали ему развиваться. Помните, в конце рассказа он уходит в родную деревню и замыкается в себе: "И живет до сих пор Герасим бобылем в своей одинокой избе... он совсем перестал водиться с женщинами, даже не глядит на них, и ни одной собаки у себя не держит". Это закономерная депрессивная реакция на третирование со стороны окружающих. Знали ли его обидчики, вероятно, считавшие себя истинными христианами, что написано в Библии? "Не злословь глухого и пред слепым не клади ничего, чтобы преткнуться ему; бойся [Господа] Бога твоего. Я Господь [Бог ваш]" (Лев. 19:14). Используемое в тексте еврейское слово "cheresh" означает "глухой, неслышащий", а "qalal", переведенное в Синодальном переводе как "злословить", означает "пренебрегать, третировать, унижать, подшучивать". Почитающий Бога, боящийся Его не должен унижать глухого инвалида — такова мысль этого текста.

В Библии есть и пророчества относительно глухих. Например, Исаия 35:4-6: "скажите робким душою: будьте тверды, не бойтесь; вот Бог ваш, придет отмщение, воздаяние Божие; Он придет и спасет вас. Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь; ибо пробьются воды в пустыне, и в степи потоки". Евреи считали, что уши глухих закрыты, но когда придет Мессия, то они откроются. И это действительно совершилось с приходом Христа.

Глухой человек не слышит Благую весть, а видит. И удивительно то, что он с радостью на нее откликается. Она доносится до его сердца при помощи жестовой и дактильной речи. Для глухого Евангелие, словно живой поток среди сухой степи. Жаль только, что путь к этому потоку по-прежнему заслоняет равнодушная толпа.