Главная / Статьи / Церковь / О ЧЕМ НЕ ГОВОРЯТ В ЦЕРКВЯХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ?
О ЧЕМ НЕ ГОВОРЯТ В ЦЕРКВЯХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ?
О ЧЕМ НЕ ГОВОРЯТ В ЦЕРКВЯХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРОПЫ?
24.09.2011
915

Наше молчание иногда говорит

В каждом обществе (группе людей) имеются свои "закрытые" темы — то, о чем другие люди могут свободно говорить, но некоторые по разным причинам считают обсуждать неприличным. Нередко то, о чем не говорят, характеризует общество и его ценности лучше, чем то, что служит частым предметом дискуссий и частных бесед. Наше молчание иногда говорит громче наших слов. 

Мы не первыми приходим к осознанию того, что как официальные, так и неформальные дискуссии в церкви по разным причинам не затрагивают многих важных областей жизни, вопросов, имеющих решающее значение, более того, старательно избегают их касаться. Хотелось, чтобы эта статья, как и все другие работы SEN, послужила поводом к началу широкого разговора на поставленную тему.

Что такое табу?

В нашем регионе табу часто понимают как психологический термин, связанный с именем Фрейда и сексуальностью. Тем же именем называется порнографический журнал в Словакии и ночная программа на чешском телевидении, посвященная "запретным" темам. Надо сказать, что и журнал и телепрограмма пользуются большой популярностью. 

Табу — это "запретная зона", то, чего нельзя делать, о чем нельзя говорить и спрашивать. Почему те или иные области являются табу, редко объясняется разумными, логическими причинами. Члены любого общества воспринимают "табу", характерные для данной группы, как нечто естественное и само собой разумеющееся. Пересечение границ, очерченных табу, считается в лучшем случае чем-то неприличным; в худшем — оскорбительным. 

Безусловно, существуют обоснованные причины, почему о какой-либо теме не говорят. Например, сфера личной жизни является оправданным табу. У каждого из нас есть такая сфера и другие должны уважать ее. Другие "немые темы" указывают на то, что под поверхностью повседневной жизни скрыто нечто, находящееся не в полном порядке, или вскрывающее наши попытки закрыть глаза на свои собственные слабости и нерешенные вопросы.

Не то, о чем мы не говорим, а то, как мы говорим об этом

Одно из наших главных наблюдений — это то, как мы говорим об определенной теме, а не сама тема. Можно многое услышать о сексе в христианских телепрограммах, прочитать в церковных газетах, прослушать в лекциях или публичных дискуссиях на эту тему. Кажется даже, что это одна из излюбленных тем, особенно в римско-католических кругах. Но всегда об этом говорится только в определенном ракурсе: редко упоминается о проблемах в сексуальной жизни и даже о наслаждении сексом в браке. 

Деньги тоже довольно часто являются предметом церковных конференций, проповедей и неформальных бесед. Однако довольно редко можно услышать лекцию или прочитать статью о том, как разбогатеть, или о том, как вести дела в бизнесе. 

Проповедуя и говоря о политике, христиане цитируют 13 главу Послания к Римлянам или цитируют стих "отдавайте кесарю кесарево". Какая связь между этим и выплатой налогов (сколько, в сущности, мы должны платить; как относиться к уклонению от уплаты налогов)? Какими признаками и ценностями нужно руководствоваться в политике? Действительно ли политика более грязное дело, чем, например, работа инженером? Почему политика редко рассматривается с этой точки зрения? 

А как насчет темы большинства христианских общений: "Бог"? Христиане, конечно, говорят о Боге много (возможно, иногда слишком много). Но как часто два христианина говорят о Боге за чашкой кофе? Бог ("религия") — эта тема "зарезервирована" за церковными зданиями, группами по изучению Библии, молитвенными собраниями и другими "особыми случаями". Действительно ли Бог имеет отношение к нашей повседневной жизни? Позволяет ли наш словарный запас сказать что-то осмысленное о Боге за стенами церкви? 

Что явно не поощряется, так это такой подход к разрешению вопросов, который может причинить беспокойство. Христиане склонны делать вид, что они живут в мире, где все просто и нет никаких сложностей, где на каждый вопрос имеется прямой, ясный ответ, а каждая проблема имеет определенное и быстрое решение. Когда такой подход к жизни не совпадает с реальностью, окружающей нас каждый день, христиане обычно отрицают ее. Они начинают относиться с подозрением к сомнениям и с беспокойством к "нормальным", то есть нерелигиозным вопросам. Философия и даже богословие рассматриваются как нечто опасное. Мышление рассматривается как препятствие на пути веры. Искусство оправдано лишь в той мере, в какой оно служит целям распространения Евангелия, или же как инструмент, возбуждающий в нас "духовные" чувства. Слова "будьте как дети" часто понимаются в смысле быть простоватыми, наивными, легко возбуждаемыми и даже похожими на младенцев. Зрелость как способность постигать жизнь, жить со всей ее сложностью, как способность и готовность принимать ответственные решения редко поощряется.

Деньги

Важность денег мы начали осознавать после 1989 года. Несомненно, они существовали и до этого, но их ценность снижалась потому, что лишь немногие виды продуктов и услуг были доступны потребителям. Нужно было иметь знакомство с "правильными" людьми, чтобы достичь своих целей. Сейчас же в основном есть нужда в деньгах. 

Церкви во всех центрально-европейских странах все еще в значительной степени финансируются государством. В последнее время церкви получали поддержку также от западных церквей. В результате многие поместные церкви имеют относительно большие здания, хорошо оснащенные офисы и могут позволить себе нанять нескольких сотрудников. Все это предполагает довольно большие расходы. Руководители церкви знают, что такая ситуация не продлится долго и поэтому чувствуют себя ответственными за финансовое состояние церквей. Это часто приводит к высокой финансовой дисциплине с обязательной выплатой десятины. 

Несмотря на столь острую необходимость, разговоры о деньгах не очень популярны.

Бедность

Воскресным утром в церковь входит цыганка с маленьким ребенком. После собрания она подходит к пастору и говорит, что очень бедна. Она и ее ребенок фактически голодны. Не даст ли он ей денег? Ситуация далеко не редкая в посткоммунистической Центральной Европе, на Балканах и в бывших советских республиках. Практически, это ежедневный опыт. Что должны делать христиане? Как им относиться к этим вызывающим беспокойство людям? Какими принципами должны они руководствоваться в отношении к бедности, и вообще что такое бедность? 

Все это трудные вопросы, и ответов на них не найти, пытаясь избежать их. О них нужно проповедовать, учить, их нужно обсуждать и молиться. К сожалению, так бывает редко.

Бизнесмены и церковь

В поместной церкви обычно есть несколько богатых членов. Их жизнь нередко окружена слухами, но, по словам некоторых из них, они чувствуют, что за разговорами о "социальной справедливости" часто скрывается элементарная зависть. Таким христианам зачастую не с кем поговорить и поделиться трудностями своей борьбы в мире бизнеса, и, как следствие, они редко думают о своем бизнесе в контексте христианского мировоззрения.

Недостаток открытости 

В церкви (Словакия) решили послать одного из своих членов в соседний городок для основания там новой церкви. Такая миссия — это служение, требующее полного посвящения, и справедливо, что с помощью международной организации церковь вознамерилась платить миссионеру зарплату. Проблема в том, что никто на самом деле не знает, сколько денег он получает, а миссионер не имеет представления о концепции подотчетности. У него нет никаких должностных обязанностей, а написание отчетов в церковь рассматривается как нечто среднее между ненужной бюрократией и еще одной возможностью для церковного руководства утвердить свою власть. Клевета и слухи растут, как грибы после дождя.

Заработная плата пасторов

Пример, приведенный выше, относится и к зарплате пасторов. Здесь проблемы также сосредоточены вокруг недостатка ясности и подотчетности: неопределенные источники финансирования, отсутствие ясной подотчетности, низкий уровень открытости, двусмысленность, вызванная тем, что они имеют больше денег, чем ожидается (пастор покупает новую машину), неясное описание обязанностей (чем, собственно говоря, должны заниматься пасторы, сколько времени они должны отдавать своей работе). 

Для того чтобы никого "не сооблазнить" и не оказаться вовлеченными в борьбу за власть, члены церкви избегают говорить на эту тему открыто.

Церковная власть

Интересно, что церковная власть — далеко не однозначная тема в протестантских кругах. Для протестантских деноминаций характерно невысокое мнение об официальной церковной иерархии. Никакая церковная организация или структура не является посредником между Богом и людьми. И все же довольно распространена ситуация, когда в поместной церкви пастор или председатель церковного совета (епископ, секретарь и т. д.) обладает значительной властью. Хотя подобный авторитет не санкционирован официально, он тем не менее довольно высок. 

В некоторых евангельских церквях люди встают, чтобы выразить свое уважение пастору, когда тот входит в церковь воскресным утром. Авторитет пастыря особенно силен в небольших городах и сельской местности. 

Жесткие структуры власти во многих евангельских церквях в Центральной Европе (и не только там) часто являются предметом слухов. Нередко в них видят причину того, почему молодые люди, которые настроены более независимо, а также и взрослые члены церкви, с трудом находят свое место в ней. Подобная власть не поддерживает, а подавляет личный рост. Церковь рассматривается как подходящее место для детей и пожилых людей, но не для сильных, активных и творчески мыслящих мужчин и женщин. 

Борьба за церковную власть приводит в действие сложные механизмы. Должны ли сильные, доминирующие личности оказывать влияние на небольшую общину и манипулировать ею? В какой степени христианские общины принимают и копируют модели власти, свойственные нашей культуре, вместо того чтобы искать библейские принципы, ценности и примеры? 

Эти важные вопросы крайне редко обсуждаются, о них редко проповедуют и учат в церквях Центральной Европы. Почему? Возможно, одна из причин — это страх затронуть "чувствительные" места, что может привести к ухудшению взаимоотношений. Чей-то "статус кво" может быть поставлен под сомнение.

Политика

Отношение к общественной жизни претерпело драматические изменения в церкви и обществе посткоммунистической Центральной Европы: безразличие к политике, которое обычно оправдывалось богословскими причинами, но часто было вызвано страхом и неопределенностью, сменилось чрезмерной политической активностью во время и некоторое время спустя после революционных перемен, а затем циничным и скептическим отношением к грязному "миру политики". 

На сегодняшний день, кажется, ситуация в большинстве стран Центральной Европы изменилась. Никаких драматических, революционных перемен не предвидится. Некоторые люди интересуются политикой, следят за парламентскими дебатами, сессиями в правительстве и международными отношениями. Однако большую часть населения интересуют практические вопросы повседневной жизни, такие, как материальное положение семьи, успех своего бизнеса, работа общественного транспорта, уровень преступности, забота о здоровье, образование. 

Возможно, что сегодня — идеальное время для более глубоких богословских размышлений о многих важных вопросах общественной жизни в церквях, богословских семинариях и библейских школах. Есть много вопросов, которые следовало бы обсудить, включая следующие:
  • Какой должна быть правильная государственная власть? Каковы надлежащие границы государственной власти?
  • Могут ли христиане служить в армии?
  • Что значит богословски мыслить об экономических вопросах? Иными словами, греховно ли быть богатым и духовно ли — бедным?
  • Как относиться к национализму и ксенофобии?
  • Каковы правильные отношения между церковью и государством?
Несмотря на всю важность этих вопросов, они редко поднимаются в христианских общинах Центральной Европы. Все еще считается слишком "чувствительной" темой говорить об участии в политике или отношении к ней церкви во время коммунистического режима. Дискуссия об экономике с христианской точки зрения еще практически не начата. 

В результате церковь готова принять любые идеи, господствующие в современной культуре. Христиане склонны использовать религиозный язык, цитаты из Библии и поверхностное понимание богословия и политики для оправдания своей позиции и нападок на несогласных с ними. В любой дискуссии о политике и экономике присутствует слишком большой эмоциональный багаж. Чтобы избежать конфликта, пасторы и учителя склонны или замалчивать эти вопросы, или заканчивать такие беседы повторением религиозных клише, которые "никого не соблазнят". Большая часть населения считает, что христианство не имеет отношения к реальной жизни. Ему, по-видимому, нечего сказать о жгучих вопросах действительности — той, которая предстает перед нами. Христиане чувствуют себя небезопасно и неуютно за пределами своих религиозных клише.

Продолжение