Главная / Статьи / Церковь / КТО, ЕСЛИ НЕ МЫ
    Церковь для своего достойного существования как организации отчаянно нуждается в средствах, а мы продолжаем в лучшем случае надеяться на кого-то или упражняться в молитвах: "Помоги, Господи, с мудростью распределить эти крохи".

    Так с горечью написал наш читатель. Он затронул проблему, которая, думается, волнует многих российских христиан. И мы решили обсудить ее на страницах газеты. Публикуемые материалы не завершают тему, а приглашают всех желающих высказать свое мнение.

    Удивительное ощущение не покидает меня последнее время: именно нам, молодежи и взрослым людям, пришедшим в церковь в 80-е-90-е годы, дан шанс сделать или попытаться сделать русскую церковь богаче материально и сильнее экономически. И ответственность за это возложена на нас.

    Зачем это нужно, кому это нужно, возможно ли это?

    Материальное положение русских церквей производит на меня сильное впечатление. Дело не только в маленьком потоке пожертвований из-за рубежа и несознательности членов церкви родной общины в вопросе пожертвований. Основной причиной является обыкновенная бедность, а порой и нищета христиан. Но еще хуже, что проповедь в церкви не касается работы, соответствующего качественного образования, активного поиска более оплачиваемой работы, и уж совсем не обсуждается, например, открытие собственного дела, вследствие чего бизнесмены не находят у пасторов должного ожидаемого понимания.

    Наверное, дело еще в нашей стопроцентной уверенности, что истинно духовная жизнь, за которую сердце не грызет осуждение, ограничена временем проведения еженедельных общецерковных служений, домашних групп, молитвенных собраний, заседаний оргкомитетов, церковных советов, посещением больных, нуждающихся и оступившихся и т. д. Разбору вопроса "зарабатывания" денег ни внимания, ни времени не остается.

    Церковь для своего достойного существования как организации отчаянно нуждается в средствах, а мы продолжаем в лучшем случае надеяться на кого-то или упражняться в молитвах: "Помоги, Господи, с мудростью распределить эти крохи". Прошло так много времени, появилось столько современных общин на территории нашей страны, и мы не можем продолжать рассчитывать на финансовую поддержку зарубежных братских церквей и организаций. Непозволительно, имея такого Господа, проявлять чудеса долготерпения в нужде. Мы имеем нечто несравненно лучшее, чем доступ к золотой рыбке, коньку-горбунку. Самый богатый, самый мудрый Отец, Создатель и Чудотворец предложил нам море обетований.

    Возьмем образование. Могут ли христиане, не получившие его, сегодня профессионально заниматься бизнесом, вести общественную деятельность в условиях изменившегося и усложнившегося мира? Думаю, им будет очень трудно не наделать множество ошибок. Но стремимся ли мы получить лучшее, из имеющегося в нашем распоряжении образования? Или же хотим получить "корочку", а во время учебы самозабвенно занимаемся служением, заваливаем сессии, учимся при помощи шпаргалок или вымаливаем у Господа лишь бы какую-нибудь оценочку. А что демонстрируют служители церкви в вопросе выбора занятий для своих детей, каков этот выбор — среднее специальное образование, армия, или высшее образование?

    Церкви нужно вести полноценную, свою особенную общественную деятельность. Это необходимо, чтобы с ней считалось общество и государство. Мы все желаем, чтобы на деле был снят ярлык "секты" с евангельских церквей. И мы ответственны за будущих людей, которые захотят прийти в церковь. Нужно, чтобы они были приглашены в церковь, а не в "секту".

    Как ни удивительно, но оказывается, что гонимые в России староверы (раскольники) со временем получили определенный правовой статус при условии уплаты двойного налога. При этом многие из них были очень активны экономически. По переписи населения 1897 года семьи староверов были на порядок богаче других семей России. А некоторые из них оставили свои имена в истории страны: бояре Морозовы, банкиры Рябушинские, Гучковы. Обращаю ваше внимание, что их становление происходило после серьезных гонений в государстве с единой идеологией и проблемами в вопросе веротерпимости. Раскольники находились под анафемой, снятой только в конце ХХ века. Но они "платили государству", а государство принимало эти деньги. С ними считались, точнее, с их деньгами и экономической силой.

    Еще одни пример не из нашей истории. Семья Кэдберри, производителей шоколада, известного во всем мире, стала семьей успешных бизнесменов в условиях гонений на квакеров в Англии. В конце XIX века эти люди имели такие предприятия с отличными условиями труда для рабочих, что социалисты и коммунисты могли бы отдыхать.

    Что это — сказки, несбыточные и непригодные для нас варианты? Не думаю. В условиях, сложившихся сегодня в нашей стране, христианский бизнес (в самом лучшем смысле этого слова) можно рассматривать как серьезное, ответственное и подчас опасное служение. Есть мнение, будто налоги настолько высоки, что ты становишься перед выбором: или работать без прибыли, честно отдавая почти все государству, или вести двойную бухгалтерию и откровенно обманывать государство в лице его фискальных органов.

    Я являюсь профессиональным юристом, работаю в должности начальника юридического отдела одного некрупного регионального банка в Ростове-на-Дону. Изучение налогового законодательства в определенных сферах коммерческой деятельности позволило прийти к выводу, что при правильном налоговом планировании будущей деятельности можно выбрать такие сферы, где возможна работа с хорошей долей прибыли. То есть все-таки вопрос упирается во многом в осведомленность и в профессиональный подход к делу. Предполагаю, что со временем христиане, имеющие профессии бухгалтера, юриста, экономиста, маркетолога, будут очень востребованы.