Главная / Статьи / Церковь / ПРО КОЗЛОВ И ОВЕЦ ЗАБЛУДШИХ
ПРО КОЗЛОВ И ОВЕЦ ЗАБЛУДШИХ
ПРО КОЗЛОВ И ОВЕЦ ЗАБЛУДШИХ
24.09.2011
695
    С ситуацией, которую описывает брат Александр, я сталкиваюсь не впервые. Конечно, человек, который попал в нее, переживает самое настоящее потрясение, шок, о чем у него останется память на всю оставшуюся жизнь. Естественно, что он воспринимает все это очень эмоционально. Но, с точки зрения стороннего наблюдателя, тем более наблюдателя, имеющего определенный опыт, ситуация, так сказать, стандартная, виденная многократно.

    Это похоже на дорожно-транспортное происшествие: битое стекло, покореженные машины, разъяренные люди, мечущие проклятия, словесные громы и молнии. И тут подъезжает сотрудник и с усталым видом говорит пострадавшим: "Так, ну что там у вас... А-а, опять... Ну, все понятно..." Что понятно? Что опять? С нами это не опять, с нами это впервые. Первый раз в жизни такое случилось!

    Если смотреть на ситуацию глазами постового, то, действительно, обычное происшествие, он сотни таких видел. А вот это, между прочим, уже третье за дежурство. Возможно, мои оценки будут напоминать реакцию постового. Человек воспринимает случившееся как личную трагедию, так оно и есть, я говорю без иронии. Но если попытаться вникнуть в суть дела, то эмоции лучше отодвинуть немного в сторону, поскольку они плохие советчики.

    Решение подобной проблемы, что называется, в лоб, предполагает только два варианта: либо неправы пастор и лидеры церкви; либо брат в искушении и гордыне. Многие именно так и рассудят. Пасторы и служители, их друзья и родственники скажут: "Поделом тебе досталось". Люди, когда-либо бывшие в подобной ситуации, возможно, скажут: "Знаем мы их! Со мной также поступили, фарисеи проклятые!" И тот, и другой подход по меньшей мере примитивен, а главное, не дает ответа на основные вопросы: кто виноват и что делать. И еще один вопрос, который неизбежно встает вслед за ними: в чем причина. И уж если искать ответы, то начинать надо явно не с виноватых, а с причин.

    Брат пишет, что Господь с самого начала дал ему откровение с ярко выраженным обличительным характером. Сначала он произнес его в собрании, а потом в частной беседе изложил все своему пастору. Однако опыт показывает, что эффективно обличать пасторов может либо равный по статусу служитель, либо человек, поставленный выше его: апостол, епископ или пророк. Конечно, можно возразить, что в церкви нет людей, закрытых для обличения, ведь еще Павел говорил: "в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного" (Гал. 2:6). Но если наша задача — обличить грех, а не скандалить с пастором, то лучше строго следовать букве Писания, а именно: поговорить сначала один на один, потом, взяв с собой двух свидетелей, а потом уже поднимать вопрос в собрании (Мф. 18:15-17). А в процессе обличения не забывать, что "цель же увещания есть любовь от чистого сердца" (1 Тим. 1:5). Но брат Александр, к сожалению, поступил с точностью до наоборот, сначала все сказал в собрании, а уж потом в личной беседе.

    К тому же существует еще одна проблема, которая, на мой взгляд, зачастую осложняет жизнь в церкви. Состоит она в том, что пасторы и служители попросту не понимают разницы между пророком и пророчествующим. А разница между ними колоссальная. Пророк — это настоящий духовный гигант, восстающий по воле Господа раз или два на одно поколение. А пророчествующий — это простой смертный, который, быть может, вчера покаялся, а сегодня получил дар и не знает, что с ним делать.

    Книга Деяний описывает подобный случай, произошедший с новообращенными в Эфесе: "И, когда Павел возложил на них руки, нисшел на них Дух Святый, и они стали говорить иными языками и пророчествовать" (Деян. 19:6). Но, получив дары, они не перестали быть новообращенными со всеми вытекающими отсюда последствиями.

    Пророки говорят с пасторами на равных, что, в общем-то, и неудивительно, ведь, перечисляя служения, Павел сказал, что "Бог поставил в Церкви во-первых Апостолами, во-вторых пророками" (1 Кор. 12:28). А о верующих сказано, что они "утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем, на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святой храм в Господе, на котором и вы устрояетесь в жилище Божие Духом" (Ефес. 2: 20-22). Но когда простые овцы начинают учить или обличать пасторов, обычно они начинают нервничать, а пасторы воспринимают это без особого энтузиазма. К тому же большинство пасторов уже имеют негативный опыт общения с разными горе-пророками. Самые буйные и назойливые из них (по моим наблюдениям примерно половина от всех) давно состоят "на учете" и в перерывах между пророческими выступлениями ложатся в психиатрическую больницу, видимо, чтобы отдохнуть. Но, как ни странно, они не доставляют особых хлопот, по крайней мере их всегда видно издалека. Основные проблемы возникают именно со своими, запутавшимися овцами, которые сами не знают, куда идут, и еще пытаются вести других.

    Я не хочу сейчас оправдывать или, наоборот, обвинять кого-либо, но мне понятно, почему после открытого пророческого слова брат Александр был объявлен вне закона. Лидеры, возможно, просто испугались или они уже имели некий негативный опыт и, в прошлом здорово обжегшись, дули на холодное. Мне кажется, что если бы в той церкви, о которой идет речь, и лидеры и приход четко понимали разницу между пророком и пророчествующим, то и не было бы такого острого конфликта. Брату бы мягко сказали, что с ним не согласны, и напомнили бы, что церковь ведет пастор, а не пророчествующие. К тому же нельзя забывать, что в Ветхом Завете не только пророки обличали царей, но и цари были призваны запрещать лжепророкам.

    По опыту я знаю, что большинство пятидесятников, особенно ортодоксальных пятидесятников, считают, что человек, сказавший пять слов во имя Господне, уже пророк, а если он сказал их не в тему, то лжепророк. А если еще и обличать вздумал, так он уже и не овца Христова, а козел, на которого Писание указывает (Мф. 25:33). А дальше все просто. Кто Господень — ко мне! Козлов на мясо!!! Руби их!

    В каждой конкретной ситуации, конечно же, есть правые и виноватые. Но по одному письму ничего конкретного выяснить в принципе невозможно. Кто там был прав, а кто виноват, знает только Господь. Но мне почему-то кажется, что обе стороны поступили неоправданно жестоко. Лидеры объявили брата бунтарем и раскольником, брат ушел, хлопнув дверью, с обидой и болью в сердце. Его письмо действительно поднимает серьезные проблемы, но, на мой взгляд, решать их надо несколько другими методами. Ведь чтобы вылечить мигрень, вовсе не обязательно отрубать голову.