Главная / Статьи / Церковь / АМНЕЗИЯ КАК СОСТОЯНИЕ СОВРЕМЕННЫХ ХРИСТИАН
АМНЕЗИЯ КАК СОСТОЯНИЕ СОВРЕМЕННЫХ ХРИСТИАН
АМНЕЗИЯ КАК СОСТОЯНИЕ СОВРЕМЕННЫХ ХРИСТИАН
24.09.2011
878

    Едва ли не самый интересный вопрос, над которым всем нам стоило бы поразмыслить, это вопрос о том, как современные христиане-протестанты относятся (и как они должны были бы относиться) к своим духовным отцам. Прежде чем мы сделаем окончательный вывод, исследовав исторический аспект этой проблемы, можно смело заявить: современный протестантизм поразила страшная болезнь — духовная амнезия.

    В медицине амнезия — весьма серьезное заболевание, возникающее вследствие нарушения нормальной работы головного мозга. Человек, страдающий этой болезнью, теряет память о прошедших событиях и как бы выпадает из привычного для нас ритма жизни; нити, связывающие его с обществом, обрываются. Он как социальный индивидуум перестает активно и деятельно участвовать в жизни окружающих его людей.

    Но амнезия как болезнь поражает не только отдельного человека. Общественное сознание также не в меньшей степени может страдать отсутствием памяти. Джон Бригс, английский писатель, однажды сказал: "Точно так же, как потеря человеком памяти представляет собой психический дефект и необходимо медицинское вмешательство, отсутствие общественной памяти народа свидетельствует о его заболевании". Общество, забывшее свое прошлое, обречено на разрушение нравственных, культурных и духовных ценностей. Стабильность в таком обществе сменяется хаосом, самобытность — унификацией и всеядностью, а преемственность — революцией. Все это в равной мере приложимо и к церкви.

    Церковь — это сообщество Божьих святых, народ Божий. В социальном плане церковь — это группа людей, объединенных одним прошлым, живущих одним настоящим и имеющих одно будущее. В таком временном континууме церковь цементируется в одно крепкое и стройное здание, которому не страшны бури перемен и катаклизмов, бушующие за его стенами. Так, тиранов сменяют гуманисты, которые, в свою очередь, уступают дорогу анархистам и революционерам, царства возвышаются и падают, целые эпохи проносятся одна за одной в калейдоскопе мировой истории. Но церковь с ее богоустановленным порядком стоит вечно, милостиво сохраняясь Божьим провидением от козней разрушительных сил, даже если порой она выглядит слабой и беспомощной в глазах огромной массы людей.

    Но что происходит, если народ Божий поражает амнезия, и он забывает, откуда он, кто он и куда он идет? Без сомнения, судьба такого народа печальна. Вынужденный метаться в хаосе беспрерывно меняющихся картин этого мира он разрушает и себя, и свой фундамент. Предавая забвению свою историю, он в припадке новаторской гордости и религиозного релятивизма отвергает "выпестованные" традиционные ценности, порожденные церковью и за последние два тысячелетия до неузнаваемости изменившие облик цивилизации. Избавившись от этих ценностей, он тем самым отвергает наследие своих отцов, ставит себя выше них и с презрением относится к тому, во что отцы верили и чему учили своих сыновей. Таким образом, исполняется пророчество Иезекииля, который предсказывал возбуждение ненависти между отцами и детьми (Иез. 5:10). Ненависть, гордость и презрение, переходящие в открытую форму богоборчества, — вот плоды духовной амнезии и индифферентности к отеческим наставлениям.

    Что говорит Библия об отношении христианина к своей истории, своим отцам? К нашему бескрайнему удивлению страницы Писания полны заповедями чтить своих отцов и постоянно учиться на исторических примерах. Основа библейского повествования — это рассказ о том, как Бог действует в истории, изменяя ее ход в соответствии со Своим извечным замыслом. Соответственно, эта история обретает свою богоустановленную цель, выявление которой приводит христианина к познанию воли Божьей.

    Псалом 77 — лучшее подтверждение того, как прошлое народа Божьего влияет на его настоящее и будущее. Псалмопевец говорит: "Что слышали мы и узнали, и отцы наши рассказали нам, не скроем от детей их" (Пс. 77:3-4). Ветхозаветный народ из поколения в поколение передавал сведения об одних и тех же исторических событиях, произошедших во дни их отцов. Этот рассказ дополнялся последующими событиями, которые в качестве наставления должны были передаваться потомкам. В результате формировалась целостная картина Божьего участия в судьбе избранного народа. Ветхозаветные святые не мыслили себя в отрыве от преемственности прошедших и будущих поколений. Они были "сынами Авраама" и сынами своих "отцов" как по родству, так и по вере. Примечательно, что всякое отступление израильского народа от веры Библия называет отступлением от "Бога отцов" (Суд. 2:12), а Господь призывает "расспросить о путях древних", чтобы узнать, где находится "путь добрый" (Иер. 6:16).

    Новый Завет не меняет отношение народа Божьего к отцам и потомкам. Апотстол Павел увещевает: "Поминайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их" (Евр. 13:7). Нам заповедано подражать своим духовным отцам, что возможно лишь в непрерывной исторической связи со всеми поколениями христиан. Об этом же духовном принципе напоминает апостол и Тимофею: "Что слышал от меня при многих свидетелях, то передай верным людям, которые были бы способны и других научить" (2 Тим. 2:2). Здесь обнаруживается одновременно повеление и непреложный факт. Христианин обязан хранить и взращивать полученное от отцов истинное учение, передавая его далее своим потомкам. В то же самое время истину вряд ли можно обнаружить там, где последовательность "отец-сын" отсутствует, ибо как от худого семени могут произрасти добрые плоды?

    Соответственно, непрерывные взаимоотношения "отец-сын" должны обязательно присутствовать в церкви как собрании святых всех поколений, а не только поколения дня сегодняшнего. Господь через пророка Исаию обещает, что не отнимет Слова и Духа от Своего народа: "И вот завет Мой с ними, говорит Господь: Дух Мой, Который на тебе, и слова Мои, которые вложил Я в уста твои, не отступят от уст твоих и от уст потомства твоего... отныне и до века" (Ис. 59:21). Поэтому народ Божий, составляющий церковь, ни на мгновение не лишен богопознания. Святой Дух все время наставляет чад Божьих в истинном поклонении (Ин. 4:24). Его деятельность, не ограничиваясь эпохой апостолов, продолжается в церкви Христовой до конца времен. Поэтому мы должны сделать важный вывод: игнорировать исторический путь церкви — значит пренебрегать освящающей и трансформирующей деятельностью Святого Духа; не учиться у предшествующих поколений — значит расчленять непрерывную работу Бога в истории и отвергать Его провидение, действующее в сотворенном им мироздании; не почитать наших духовных отцов — значит не прислушиваться к учению Святого Духа, Который действовал в них.

    Следует поставить перед собой следующие вопросы и честно на них ответить. Есть ли у нас, евангельских христиан, преемственность между отцами и сыновьями? Каким образом мы проявляем связь с предшествующими поколениями? Как наша жизнь и вероучение соотносятся с жизнью и упованием древних святых? Как мы почитаем Бога, действующего в истории? Не будет слишком большим преувеличением сказать, что вся наша деятельность свидетельствует о фактическом разрыве между поколениями.

    Возьмем, например, основу веры — богослужение. Разве не очевидно, что главное действующее лицо во время богослужения не мы, а Бог? Это Он призывает нас на служение Своим Словом (Пс. 133). Это Он прощает нам наши грехи, если мы исповедуем их (1 Ин. 1:9). Это Он дарует нам благодать слышать Его Слово, обличающее нас (Пс. 49:7 и далее) и проникающее в нас до глубины души (Евр. 4:12). Это Он собирает нас за Своим столом, чтобы насытить Телом и Кровью Христовыми (1 Кор. 10:16). Наконец, это Он уполномочивает нас как Своих представителей идти в мир, чтобы проповедовать спасение всех народов (Лк. 2:29-32). Все это совершает Бог, а не мы, и в этом контексте богослужения Его отношение к Своему народу не меняется. Такой порядок был в Эдеме, такой порядок встречается на протяжении всей библейской истории, и такой порядок мы видим в небесном богослужении (Книга Откровение хорошо показывает этот порядок небесной литургии).

    Однако современное протестантское богослужение утратило характерные черты богослужения библейского. Более того, наши формы богопоклонения меняются едва ли не чаще, чем топ-двадцатки на MTV. Многие даже решили, что это они, а не Бог — главные действующие лица в поклонении. Поэтому именно себя они поставили в центр богослужебной атмосферы, отведя Богу скромное место, откуда Он может наблюдать за происходящим экстравагантным гала-концертом с плясками, рыданиями, хороводами, театральными представлениями, беснованиями и выступлениями популярных шоумэнов-целителей.

    Или другой пример — богословие. На протяжении многих веков церковь сохраняла преемственность апостольского учения. Богословы спорили, анафематствовали друг на друга, не избегая и рукоприкладства. Но в вопросах вероучения они никогда не ставили под сомнение важность и необходимость соборного согласия исторической церкви. Но нам, современным христианам, важность преемственности вероучения кажется чем-то несерьезным, "не евангельским". Мы, пораженные амнезией и невежеством, старательно избавляемся от отягощающего нас отеческого наследия ради "свободы во Христе". Мы — революционеры от религии, подражающие большевикам, которые с завидным упорством предавали огню труды своих предшественников. Поэтому не приходится удивляться, что древние доктрины, еще вчера казавшиеся незыблемыми, под воздействием тенденции к "приемлемости" отбрасываются за ненадобностью, и на их место приходят доктрины новые, максимально приближенные к "требованиям современного мира".

    И еще один пример — единение. Христос молится Своему Отцу о христианах: "Да будут едино, как Мы едино" (Ин. 17:22). Ни один из нас, протестантов, под страхом впадения в лицемерие не имеет никакого морального права произносить вслед за Иисусом эти слова. Ибо о каком единении христиан может идти речь, когда мы отвергаем единство с нашими отцами и дедами? Могут возразить, что это не так. Да ну? Вспомните-ка, что мы отвечали, когда нам говорили: "Отцы верили так-то и так-то"? "Отцы? Какие Отцы? — вопрошали мы. — У нас есть Библия! В ней мы не находим подтверждения учению Отцов". Что за гордость! Что за самомнение! Отцы, учение которых якобы противоречит Библии, едины в своем исповедании. А мы, с такой дерзостью отбрасывающие их духовный опыт, заявляем, что сподобились особой благодати Духа в понимании библейской истины, а на самом деле обнаруживаем такое "единомыслие", что возникает резонный вопрос: "А не разделился ли Христос?" (1 Кор. 1:13).

    Потому и появляются среди нас лжепророки и лжепророчицы, суля то земные благословения и избыток финансов, то скорое пришествие Иисуса Христа и мифическое "Тысячелетнее царство". Потому и молодежь наша, не желающая более жить "под духовными наставниками" (Евр. 13:17), рвется во власть, перепрыгивая иногда через головы своих отцов или, когда это не удается, безо всяких последствий уходит в раскол и образует "истиннейшую и живейшую церковь". Потому-то и женщины наши, позабыв о "богобоязненном житии" (1 Пет. 3:2), смело бросаются на пасторское поприще, страстно желая в духе советских партаппаратчиц порулить мужчинами (ср. 1 Тим. 2:12). Именно о таком времени пророчествовал Исаия, когда объявлял о грядущих судах Господних: "Притеснили народа Моего — дети, и женщины господствуют над ними" (Ис. 3:12). Так неужели мы настолько ослепли, что не видим явного предзнаменования грядущего суда над современным "протестантизмом", выродившимся в неисчислимое количество противоборствующих друг с другом сект? Разве не очевидны признаки надвигающейся новой Реформации всего христианства? Разве мы, будучи членами Тела, не чувствуем болезнь, поразившую и нас самих, и наших ближних?

    История церкви поучительна, даже если сегодня ею повсеместно пренебрегают. Заглядывая в глубины веков, мы обнаруживаем, что древние философы были правы, указывая на повторы и параллели в человеческом развитии. В самом деле, многообразие измышленных человеком форм вероучения вкупе с отсутствием видимого единства уже неоднократно угрожало церкви изнутри. Так, еще на заре христианской эры, во II-III вв. бесчисленное количество гностических сект, каждая со своим собственным учением и религиозной практикой, в едином порыве пытались изнутри разрушить здание церкви. Подобная ситуация повторилась в XVI в., во дни славной Реформации.

    Пока ангелы Божьи очищали церковь от языческих примесей, некто посеял между пшеницей плевелы, которые дали обильные анабаптистские всходы, настолько разнообразные, что их классификация — дело совершенно безнадежное даже в наши дни. Но всех превзошел век ХХ. То, что раньше считалось трагедией, стало обыденностью. Сегодня многие даже радуются: дескать, чем больше деноминаций, тем лучше.

    Создается-де "здоровая" конкуренция, где выживает "сильнейший" и "талантливейший". А что современные христиане теперь мыслят исключительно в категориях Уолл-Стрит, кажется, не волнует никого. И что человек не стремится более вжиться в церковь, но ищет подходящий для себя коллектив, нисколько не обескураживает. Главное, сколько новых душ "приняли Христа".

    Повторим аргумент, который прозвучал в самом начале статьи: современный протестантизм поразила страшная болезнь — духовная амнезия. Но теперь к этому следует добавить еще и вывод: протестанты близки к саморазрушению. Они не хотят знать историю, ибо она обличает их, показывая "путь древний" (Иер. 6:16). Им не нужно попечение духовных отцов (Евр. 13:17), и вера, раз и навсегда преданная святым (Иуд. 3), их уже не устраивает. Куда лучше изобрести новый способ привлечения людей в церковь! "Сколько у вас? — вопрошают. — Сто человек? А у нас — 17000! И пастор популярнее иных президентов!"

    Но Писание не дает нам повода для пессимистических настроений. Господь говорит каждому из нас: "Вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела" (Откр. 2:5). Непочтение к отцам — один из самых серьезнейших грехов, карающийся смертью. Наоборот, Господь обещал благоденствие тем, кто почитает своих отцов. Прислушаемся к этому предостережению!

    А если мы не покаемся? Если не изменим своего отношения к нашим духовным отцам, которые молились за нас перед Богом? Что ж, уроки из истории церкви ясно показывают: "Бог поругаем не бывает" (Гал. 6:7). Бог очистил церковь один раз, очистил другой и очистит снова! И если выхолощенные неопротестантские церкви больше не устраивают Его, Он может из камней воздвигнуть Себе новых детей (Лк. 3:8). Он избавит церковь от лжемудрствующих, ниспослав ей таких учителей, которые вернут ее к источникам, к отцам. Они вернут ей красоту и величие, чистоту и покорность, любовь и единство. Они вернут сердца отцов детям.

    Ad fontes! Назад к источникам!

    Будущее — Его, и в этом не приходится сомневаться.