Главная / Статьи / Церковь / ХЛЕБОПРЕЛОМЛЕНИЕ В ГРОЗНОМ
ХЛЕБОПРЕЛОМЛЕНИЕ В ГРОЗНОМ
ХЛЕБОПРЕЛОМЛЕНИЕ В ГРОЗНОМ
24.09.2011
632
    Первый раз в Грозный я отправился с моим другом чеченцем и его женой. Моей целью было совершить хлебопреломление. Помолившись, мы отправились в путь. Поехали тайно, Грозный заблокировали из-за нескольких терактов в городе. Я в автобусе единственный русский среди чеченцев. На подъезде к городу, в одном из поселков, ночью русские солдаты при зачистке убили двух чеченских подростков. Люди вышли на дорогу, перекрыли ее и устроили «митинг протеста». Ни одна машина или автобус не могли проехать, даже если их пассажиры были чеченцами. Митингующие сильно кричали и требовали возмездия за невинные смерти. Я отчасти понимал этих людей и причины, по которым они дошли до крайности. Но их поведение создавало для меня опасность. Причиной их горя были русские, а я был одним из них.

    В автобусе все знали, кто я. В самый разгар событий приехали две «Нивы» с боевиками-ваххабитами, которые нервничали и что-то кричали по-чеченски. Потом стали искать двух русских, чтобы отомстить. Как тут не испугаться, если кроме меня, мстить им было некому. Стал молиться, спрашивая Господа, есть ли Его воля на то, чтобы я проехал в Грозный, или мне суждено погибнуть здесь, на въезде. Посетили мысли о том, что я недостоин совершить хлебопреломление в Грозном, поэтому Бог препятствует моему приезду, как Он не дозволил Давиду построить для Себя храм.

    После молитвы я совершенно успокоился и был готов принять от Господа все. Вахабиты подошли к автобусу, один из них посмотрел на меня и стал что-то кричать другому чеченцу. После этого они уехали. Вспомнилась библейская история о Седрахе, Мисахе и Авденаго. Даже среди огня они остались невредимы. Я тоже был среди огня — огня людской ненависти. И Бог тоже спас меня. На мгновение представилось, что со мной рядом находился Кто-то, Кто дал мне мир и уверенность. Благодаря тем искренним молитвам, которые верующие возносили за меня, — это я тоже понимал.

    Дорогу так и не открыли, поэтому мы отправились путем, который используют вахабиты. Я ехал, радуясь, и меня не смущали ни машины с вооруженными людьми, стоящие у обочин (это были вахабиты), ни пожары (горели нефтяные скважины). Через некоторое время мы оказались в Грозном и с моим другом-чеченцем отправились в церковь. Там мы увидели столы с едой — кормили детей-сирот, чеченцев и русских. Это служение одной из зарубежных миссий. Подъехала администрация Грозного, стали снимать на видео, как христиане кормят детей. Голодных было много, а количество обедов ограничено: всего 50 порций горячей еды. Один из приехавших руководителей спросил у детей: «Здесь вкуснее кормят, чем дома?» Мальчик, на вид лет 10, растерялся, а потом сказал, что не помнит, как готовила его мама: она и отец погибли при взрыве бомбы в первый же год войны, девять лет назад (ребенка воспитывает бабушка).

    Я видел благодарность чеченцев за то, что христиане оказывают им помощь и заботятся об их детях. Я видел старенькую русскую бабушку, которая сидела в углу и смотрела, как едят дети. Обеды предназначались только детям, да и им не хватало. Я обратился к чеченкам, которые готовили обеды, они собрали остатки еды и отдали их верующей русской бабушке. Ее звали сестра Мария. Узнав, что я приехал, чтобы совершить хлебопреломление, она едва не плакала от счастья. Даже собиралась пожертвовать едой, чтобы быстрее оповестить других сестер о событии. Я уговорил ее покушать, и после этого с другом-чеченцем и новым знакомым (он согласился бесплатно возить нас столько, сколько потребуется), с сестрой Марией отправились по городу оповещать остальных верующих о том, что через два дня в церкви будет хлебопреломление.

    Ночь я провел у знакомого муллы в селении Старая Сунжа. Он очень обрадовался нашей встрече. Мы говорили о чудесных делах Бога, вместе плакали. Он сказал мне: «Ты не ангел, но ты послан от Бога. Мы должны слушать тебя и помогать тебе». Мой друг привез ему видеокассету с фильмом «Иисус» на чеченском языке. Мулла сказал, что соберет всю электроэнергию, выключив освещение и включив генератор, чтобы посмотреть этот фильм.

    Вернувшись в Грозный, мы посетили двух сестер, купили медикаментов. Практически все члены грозненской церкви нуждаются в серьезном лечении и уходе, их здоровье очень подорвано. Следующую ночь я провел в Грозном на третьем этаже полуразрушенного пятиэтажного дома. В потолке надо мной зияла дыра от снаряда, через которую я любовался звездным небом, и дым от пожаров на нефтяных скважинах не мог мне помешать. Около часа ночи я услышал вдалеке перестрелку, которая постепенно приближалась. Стреляли уже прямо из нашего дома. Я стал молиться, и Бог утешил меня через моего друга, который сказал: «Не надо беспокоиться, опасного ничего нет. Обыкновенная стрельба. Давай спать, завтра тебе надо быть в церкви, чтобы совершить таинство». Я уснул.

    Рано утром в субботу мы отправились в центр Грозного. Надо было купить вино. Хлеб испекли чеченцы, родственники моего друга. По дороге нас несколько раз останавливал военный патруль. Военные очень злились — утром в центре подорвался бронетранспортер, были жертвы. На центральном рынке мы купили вино, и у нас осталось еще время для того, чтобы посетить родственников моего друга. Покидая рынок, мы попали под обстрел, но никто из нас не пострадал.

    В церкви я увидел восемь сестер, которые сидели, тихонько переговариваясь. Некоторых из них я уже знал и поприветствовал, видя их неподдельную радость. Познакомился с остальными сестрами и сказал, что церкви в России и в других странах мира молятся о них. Некоторое время мы просто молча сидели и плакали, благодарили Бога в молитвах за то, что Он оберегает церковь в Грозном. Некоторые засвидетельствовали о том, как Бог чудно спасал их. Мы пели, и хотя это пение не было гармоничным и стройным, в наших сердцах была большая радость и благодарность Богу за возможность общения. Сестры говорили о том, что часто люди приезжают для того, чтобы сфотографировать их, а духовной пищи не дают. И прошло уже четыре месяца с тех пор, как их навещали в последний раз.

    Взяв хлеб, я стал объяснять им смысл причастия, открыл Библию и прочитал 1 Кор. 4:7-10. Сестры знали цену хлеба, но, кроме того, они знали, что их жизнь продлевается Божьей милостью и ценой жертвы Иисуса Христа. Мы рассуждали о вине, символе пролитой крови Господа. Эти женщины видели много крови, но самой дорогой оставалась кровь Иисуса Христа, дающая прощение и праведность.

    После вечери у нас было общение. Говорили о том, что, возможно, Бог хранит и благословляет чеченцев и эту республику благодаря оставшимся здесь верующим. Поэтому очень важно сохранить чистоту и преданность Господу, ведь от этого зависит благосостояние всей Чечни. Мы согласились молиться о возрождении поместной церкви в Грозном.

    Церковь Грозного нуждается в духовной поддержке. Необходимо также провести ремонтные работы в Доме молитвы, покрыть шифером крышу до зимы и начать ремонт помещения. Многие чеченцы выражают готовность помочь в восстановлении молитвенного дома, даже предлагают охранять строительство, только чтобы христиане не брали в руки оружие. Они понимают, что от состояния и положения христиан зависит также и их благословение.

    В моих планах была только одна поездка, но теперь я понимаю, что пора собираться в следующую. Хочу привезти гуманитарный груз для сестер и совершить несколько богослужений в Доме молитвы в Грозном.