Главная / Статьи / Церковь / СЛАВКИН ЗАРАБОТОК
Невыдуманная история из жизни уличных детей, посещающих дневной приют Дома молитвы на Поклонной горе в Санкт-Петербурге

    По пыльной, раскаленной от жаркого июльского солнца площади, плотно набитой торговыми рядами, медленным шагом идет мальчик. Худенький, невысокого роста, в свои двенадцать лет он выглядит сущим ребенком. Волосы, выгоревшие на солнце, живописными прядями торчат во все стороны. Лицо и руки покрыты темным загаром, курносый нос расцарапан, губы потрескались от жары, серые глаза смотрят настороженно из-под нахмуренных бровей. Но он идет, засунув руки в карманы старых, потертых джинсов, всем своим видом демонстрируя независимость. Слишком свободная и давно потерявшая свою форму футболка, которая болтается на нем, как на вешалке, тоже говорит о его независимости. Одно нехорошо — во рту пересохло, смертельно хочется есть и пить.

    Мимо него струится нескончаемый поток людей, торопящихся по своим делам. Славка вглядывается в эти мелькающие лица, пытаясь уловить хотя бы в чьих-то глазах внимание и сочувствие к себе, чтобы попросить денег на еду, но тщетно...

    Спасаясь от палящего солнца, мальчуган старается держаться в тени, отбрасываемой ларьками. Иногда заглядывает в окошечки, просит денег или хлеба. Продавцы молча оглядывают его и отворачиваются. Если покупатели присутствуют при этом, то и они делают вид, что ничего не слышат. Но вот удача улыбается попрошайке: добрая девушка, заглянув в Славкины голодные глаза, пожалела его и дала два рубля.

    «Пойти домой, что ли?» — думает счастливый попрошайка, но тут же вспоминает ругань пьяного отца, его беспощадный кулак, от которого он этой ночью сбежал из дома. «Не пойду, — тяжело вздохнув, решает Славка. — К тому же, все равно там есть нечего».

    Клонит ко сну, голова у него болит... Остаток ночи Славка провел в каком-то подъезде, расстелив на грязной лестничной клетке мятые газеты, которые так и не спасли от холода каменных плит. Заснуть удалось только под утро. Но не успел Славка забыться тревожным сном, как его поднял на ноги сердитый окрик старика, выводившего с утра пораньше своего породистого пса на прогулку. «Убирайся отсюда, дрянь, а не то все ноги переломаю!» — зло закричал хозяин собаки, замахиваясь палкой на плохо соображавшего спросонок Славку.

    Воспоминания о минувших ночи и утре мгновенно испортили поднявшееся было от редкой удачи настроение Славки. Он стоял у колбасного ларька, витрина которого дразнила своим аппетитным и недосягаемым великолепием. Денег ни на что не хватало, и Славке ничего не оставалось, как сглатывать то и дело набегавшую слюну и отворачиваться от умопомрачительного и вожделенного продуктового изобилия.

    Как же поесть? Где же достать денег? Вдруг Славка встретился взглядом с глазами молодого мужчины, которые следили за ним из окошечка ближайшего ларька. Вид у торговца был вполне дружелюбный, поэтому мальчик решился подойти к нему:

    — Дяденька, дайте, пожалуйста, немного денег! Я хочу есть.

    — Хочешь есть? Поработай немного, и я заплачу тебе.

    — А что надо делать? — оживившись, с радостью соглашается парнишка.

    — Убери территорию вокруг моего ларька. Вот тебе коробка. Сюда будешь бросать мусор.

    Славка оглядывается: грязь вперемешку с смятыми пластиковыми бутылками, окурками, обрывками бумаг, рваными целлофановыми пакетами и прочим хламом... Ларек примыкает к пустырю, поэтому мусора предостаточно.

    Вздохнув, мальчик принимается за работу. Наполнив коробку доверху, он относит собранное на помойку. Вернувшись, с упрямым усердием продолжает начатое дело.

    Солнце печет немилосердно. Укрыться от него негде. Голова болит еще больше. Пот ручьями стекает по лицу, футболка стала мокрой и приросла к спине. Выпрямившись, Славка вытирает лицо рукавом, оставляя на нем грязные разводы. В который раз он обходит ларек, выцарапывая очередной окурок или клочок бумаги из трещин асфальта, из пыльной травы, затоптанной множеством ног.

    Хозяин ларька курит сигарету, пуская дым в открытую дверь ларька и с интересом наблюдая за работой мальчика. Время от времени он лениво перебрасывается короткими фразами со своим напарником.

    «Если он даст много денег, то я куплю пакет молока и батон», — мечтает Славка. Он представил, как холодное, необычайно вкусное молоко глоток за глотком проходит в него, угашая этот дикий жар внутри, он отчетливо чувствовал его прохладный вкус во рту. В пустом желудке зверски заурчало. «А если денег будет мало, то...», — от этом думать не хотелось.

    Славка отнес последний мусор на помойку, вытер грязные руки о штаны и подошел к продавцу.

    — Молодец! Хорошо потрудился! Вот твой заработок, — с этими словами тот положил что-то в руку мальчика.

    Славка раскрыл потную ладонь и с недоумением увидел на ней... тюбик клея.

    — Спрут? — все еще ничего не понимая, удивленно смотрит Славка на своего улыбающегося работодателя.

    — Я не дышу клеем! — наконец кричит он. — Уже неделю как не дышу...

    — Не надо так расстраиваться, приходи вечером. Я тебе тогда денег дам, — торговец похлопал растерянного Славку по плечу и скрылся в своем ларьке, закрыв за собой дверь.

    Славка смотрел на тюбик, который приятно холодил разгоряченные жарой и работой руки. Он подносил его к носу и нюхал: запаха не было.

    «Пойду, продам кому-нибудь из наших», — решил Славка, устало и нехотя двинулся вперед. По дороге он машинально отвинтил колпачок и еще раз понюхал: в нос ударил резкий, дурманно знакомый запах клея. Голова приятно закружилась, чувство голода, скрутившее желудок в одну больную точку, стало постепенно отпускать.

    Славка вдохнул сильнее, стараясь вобрать в легкие как можно больше этой дурманящей радости, от которой все становится хорошо. Повернул и решительно зашагал в сторону пустыря, ища глазами брошенный целлофановый пакет...