Главная / Статьи / Церковь / СЛУШАТЬ И СЛЫШАТЬ
Христиане очень часто говорят о важности общения. Не менее актуально и то, что нередко общение является проблемой. Что мешает нам эффективно общаться? Почему мы не умеем слушать и быть выслушанными?

В предлагаемой статье рассматриваются некоторые аспекты этой многогранной темы.


Слушать и слышать     Хотелось бы остановиться подробнее на двух важных моментах, которые присущи общению на равных. Это наличие позиции у собеседников (или движение к ее формированию) и умение слушать и слышать, чтобы понять собеседника и его позицию.

    Выслушать человека необходимо по ряду причин. Во-первых, для того чтобы установить с ним контакт или, как еще можно сказать, найти общий язык. Это невозможно сделать, если вы относитесь к собеседнику с высокомерием, считаете себя более лучшим, знающим, продвинутым, чем ваш собеседник, стремитесь его учить и поучать, когда он не признает за вами этого права. Если человек думает, что он знает Бога, если считает, что слышит Его голос и признает себя избранным, то ему трудно избежать соблазна поставить себя выше других людей. Однако на самом деле знание Бога предъявляет человеку более высокие требования как к самому себе, так и к отношению к ближнему.

    Иными словами, человек, знающий Бога, должен относиться к другому человеку, человеку не знающему, лучше, чем этот незнающий человек относится к знающему. И, соответственно, в общении знающий должен быть более совершенным, терпимым и гибким. Вот что пишет Библия о служении священников в ветхозаветном храме: «Они (священники – Авт.) будут входить во святилище Мое и приближаться к трапезе Моей, чтобы служить Мне и соблюдать стражу Мою... А когда надобно будет выйти на внешний двор, на внешний двор к народу, тогда они должны будут снять одежды свои, в которых они служили, и оставить их в священных комнатах, и одеться в другие одежды, чтобы священными одеждами своими не прикасаться к народу» (Иез. 44:16, 19). Таким образом, мы видим, что священники должны были иметь сменные одежды для переодевания, чтобы не испачкать священных одежд во время общения с народом. Если бы священник выходил к народу в священных одеждах, он, естественно, стремился бы держаться от людей подальше, на расстоянии, и не входить с ними в тесный контакт, чтобы не испачкать своих священных одежд. Но чтобы все-таки была возможность входить с людьми в тесные отношения, он одевал сменные одежды.

    Многие современные верующие этих сменных одежд, увы, не имеют. Они общаются с людьми с высоты своего понимания, с того места, где они общаются с Богом, нисколько не снисходя к человеку. Проповедуя с высоты своих кафедр, такие священники не чувствуют людей, не понимают того, что этим людям действительно нужно. Недаром же в некоторых церквях людей не подпускают к кафедре (к сцене) ближе третьего ряда, чтобы они не помешали служению (хотя именно находящимся здесь людям и посвящено данное служение!). В свою очередь верующие не рискуют входить в тесное общение с другими людьми, боясь, вероятно, запачкаться. Это и является свидетельством того, что у таких верующих нет «сменных одежд», то есть они не могут быть гибкими, не умеют понять ближнего и найти к нему подход. Ведь каждый человек, с которым приходится общаться, требует индивидуального подхода, и разрешение каждой проблемы нуждается в своем особом «ключике».

    Умение гармонично войти в ситуацию и установить контакт в общении - это своего рода искусство, которое требует настройки на собеседника и даже некоторого отождествления себя с ним. Об этом говорит апостол Павел: «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9:22). И если ваш собеседник чувствует, что вы превозноситесь над ним, то он вряд ли откроется перед вами и вступит в контакт. Потому что сутью общения является вовсе не передача информации и знаний (хотя таковая и происходит в общении), а, скорее, передача любви или разделение жизни между участниками общения, явление человеческого братства и солидарности, проистекающее из того факта, что все люди – дети Единого Бога, даже если дети по своему неведению это отрицают.

    Во-вторых, выслушать человека необходимо для того, чтобы его понять. Каковы его действительные нужды? К чему он стремится? Во что верит? Если вы знаете правильные ответы на подобные вопросы, вы находитесь на уровне понимания по отношению к своему собеседнику. Достичь этого уровня крайне необходимо, если вы хотите сказать ему что-либо серьезное. То есть вы должны знать, что сказать, чтобы не попасть впросак, говоря человеку ненужное, неактуальное или неинтересное для него. Часто бывает, верующие проповедуют людям, совершенно не понимая их, игнорируя их состояние, запросы и интересы. Оттого и получается, что они «стреляют в воздух», попадая в смешные и даже глупые ситуации. Они либо проповедуют тем людям, которые смеются и издеваются над святыми вещами, либо делятся сокровенными тайнами с теми, кто является разносчиком и изобретателем сплетен, передергивая слова и факты. Если что-то подобное происходит с вами, то причина одна: вы недостаточно узнали и поняли своего собеседника.

    А разве вам не доводилось слышать или быть свидетелем того, как верующих обманывали и использовали в своих целях нечестные люди, которые умело играли на их доброте, милосердии и отзывчивости. Согласитесь, такое происходит гораздо чаще, чем можно было бы себе представить. И это становится возможным из-за неумения верующих понять действительные мотивы таких хитрецов. По-моему весомый аргумент в пользу того, что при общении с собеседником нужно стремиться достигать понимания его.

    В-третьих, если вы хотите, чтобы ваше общение с собеседником было плодотворным и успешным, необходимо знать, на каком уровне развития он находится или что представляет из себя его интеллектуальный багаж. Это – оценочный уровень. Без него не обойтись, если вы стремитесь быть понятым. Тогда прежде чем общаться с человеком, придется выяснить, каким образом, в какой форме предлагать ему свои мысли. От того, насколько удачно будет выбрана форма речи, зависит процент понимания вас вашим собеседником. Об этой стороне общения сказал Христос, отвечая на вопрос Своих учеников, почему Он говорит им прямо, а с народом общается притчами. «Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны Царствия Небесного, а им не дано... потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют... ибо огрубело сердце людей сих... Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат» (Мф. 13:11, 13, 15, 16). Фактически Христос сказал о различных уровнях восприятия (развития) людей. Если бы Он говорил народу прямо, как Он говорил Своим ученикам, то, скорее всего, Он остался бы непонятым. Поэтому Иисус избирает форму притч – простых житейских историй, которые в образной форме содержат глубокие истины.

    Часто бывает так, что человек говорит своему собеседнику правильные и нужные слова, которые тот однако не понимает либо в силу уровня своего развития, либо по причине того, что форма речи ему непривычна, не соответствует складу его ума и души. Бывает так, что форма выбранной нами речи не соответствует ситуации, в которой происходит общение, и это не способствует пониманию. Не к месту было бы, к примеру, читать лекцию или проповедь во время дружеской встречи или застолья. То же самое можно было бы сказать в форме пожелания, тоста или в виде житейской истории. В Библии много примеров удачно выбранных форм высказываний, например, обличение израильским пророком Нафаном царя Давида, который послал на верную смерть Урию Хеттеянина, чтобы взять себе его жену (2 Цар. 12). Если бы Нафан обличил прямо, то, скорее всего, ожесточил бы царя, за что сам мог бы поплатиться. Поэтому он избрал нейтральную форму притчи, и лишь когда Давид расчувствовался и вынес свой приговор персонажу притчи, Нафан открыл Давиду, что тот находится в таком же положении.

    Чтобы правильно оценить собеседника, нужно не просто слушать и слышать его (то есть понимать), не просто смотреть, но и видеть, то есть знать, кем тот является. Необходимо увидеть его с точки зрения истины. Как увидел Христа Симон Петр, отвечая на вопрос Иисуса, за кого почитаете вы Меня. И когда Петр ответил: «Ты – Христос, Сын Бога Живого», Иисус сказал: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах» (Мф. 16:16, 17). То есть знание о собеседнике можно получить сверхъестественным образом в виде духовного откровения.

    Вообще известны три уровня принятия человека или три основания, находясь на которых можно строить общение и взаимоотношения с человеком. Это: откровение, любовь и мудрость. Любовь принимает и относится благожелательно. Мудрость умеет общаться со всеми, потому что понимает каждого и знает, как себя вести в любой ситуации. Откровение, как правило, дается на конкретную ситуацию и о конкретном собеседнике. Если мы, общаясь с человеком, ищем любви, мудрости, откровения, то есть Бога, мы поднимаем общение на духовный уровень.

    Часто люди говорят на духовные темы, но не ищут при этом взаимопонимания, единства, пользы своему собеседнику, и такое общение, конечно, нельзя назвать духовным, оно лишь имеет внешний вид духовного общения. Характеристикой духовного общения является то, когда хотя бы один из собеседников ищет пользы ближнему, то есть служит ему, и при котором происходит реальное духовное познание. Ведь общение – это также инструмент познания. С человеком можно найти общий язык и даже достичь душевной близости (чувственной, эмоциональной симпатии; единства, согласия на умственном уровне; дружественных чувств и т. д.), но на духовный уровень общение выйдет лишь тогда, когда собеседники будут стремиться к Богу, к духовному миру. Следствием чего обязательно являются элемент новизны, обновление и насыщение (назидание). В таком общении собеседники приближаются к полноте жизни, что не может оставить их в прежнем состоянии.

    Некоторое время я посещал одну религиозную общину, где пастор обильно «кормил» своих овец библейскими истинами. Я обратил внимание на то, как пассивно люди воспринимали эти проповеди: не было ни их осмысливания, ни обсуждения, ни вообще выражения какого бы то ни было отношения к ним. Люди приходили, слушали, что им говорят, и уходили. Шло время, месяц за месяцем, а в общине практически ничего не менялось: новые люди не появлялись, никаких видимых признаков духовного роста не обнаруживалось, жизнь будто бы застыла на одном месте. Стало очевидным, что одних хороших проповедей явно не достаточно для того, чтобы община жила полноценной жизнью. Проблемой этого пастора было вовсе не то, что он не умел проповедовать (наоборот, проповедником он был хорошим), но то, что он не понимал своих овец. Овцы в свою очередь также не понимали самих себя и не знали, что им в действительности было нужно для духовного развития.

    Совет, который напрашивался, чтобы изменить ситуацию в этой общине: верующим необходимо проявлять себя, следовало бы разбудить в них инициативу, дать возможность активно участвовать в богослужении, свидетельствовать, проповедовать и т. д., а постепенно и делегировать (передать) им часть властных полномочий, то есть привлечь тем самым к реальному участию в управлении общиной. Обыкновенная активная деятельность в церкви помогла бы людям самоопределиться, познать себя, соотнести свою жизнь с проповедуемым словом. А пастору такая деятельность помогла бы увидеть уровень людей и соотнести с ним свои проповеди, то есть проповедовать уже «по факту», а не по теории. Таким образом, проблема вырисовывалась в отсутствии полноценного общения, диалога в церкви, и нужно было наладить связь пастора с собранием, чтобы перенести проповедуемое Слово с теории на практику. Если проповедник говорит, не учитывая уровень восприятия своих слушателей, он сеет в неподготовленную почву, и соответственно результат такой проповеднической деятельности будет минимальный. Такое положение можно считать проблемой обучения вообще и проблемой церковной жизни, в частности.

    Жизнь церкви не может ограничиваться одним лишь теоретическим обучением. Божье Слово не только должно быть проповедано, но и воплощено в жизнь, точно так же, как хлебное семя должно быть посеяно, выращено и собрано в качестве урожая. Верующие обретают образ и подобие Божье, принося духовные плоды. И этого невозможно достичь без полноценного диалога, который в свою очередь невозможен без развития культуры слушания и слышания.