Главная / Статьи / Церковь / ДОМ, ОТКРЫТЫЙ ВСЕМ
ДОМ, ОТКРЫТЫЙ ВСЕМ
ДОМ, ОТКРЫТЫЙ ВСЕМ
24.09.2011
928
«Недавно слышала, что церкви на Поклонной горе, наконец-то, возвращают Дом Евангелия на Васильевском острове. Так ли это?»

Вера Ипатова



Это старая история – во всех отношениях. Конфликтная ситуация вокруг возвращения Дома Евангелия его исконным владельцам тянется более десяти лет, а то и дольше. «Дело» обросло историческими справками, постановлениями, решениями судов – все в пользу евангельских христиан-баптистов, но воз и ныне там.

Специально съездила на 24-ю линию Васильевского острова, чтобы посмотреть, что изменилось с тех пор, как я была здесь вместе с тогдашним пресвитером церкви на Поклонной Петром Борисовичем Коновальчиком и сотрудником Инспекции охраны памятников, благодаря которой мы и попали вовнутрь. Долго оформляли пропуска, слушали нелюбезные слова в отделе кадров, на вахте... Бывший Дом Евангелия в атеистическое время оказался на территории режимного завода «Электроаппарат». Экскурсия наша была, скорее всего, в конце 1989 года, хорошо помню, что еще существовали партком и завком, в чьи комнаты мы по-хозяйски заходили, хотя и видели возмущение партработников: до чего дошли! Баптисты!! В здании заводоуправления!!!

Помню волнение, с которым мы открывали массивную, старинную дверь, поднимались по мраморным ступеням лестницы. Здесь ходили И. В. Каргель и И. С. Проханов, здесь бывали мои молодые родители, и мама, корреспондент журнала «Христианин», писала репортаж о молитвенном собрании... Всем тогда казалось, что Россия вот-вот встанет на путь духовного обновления.

Во вcеx помещениях и тогда, более десяти лет назад, лежала печать небрежения и запустения, и все же бывшее устройство молитвенного дома сохранилось – два зала наверху (один из которых с двухъярусным балконом на две с половиной тысячи мест, как писали тогдашние христианские газеты, был всегда переполнен!), один зал внизу – бывшая столовая «Вифания». Много комнат для приезжающих, для слушателей библейских курсов, для воскресных школ, репетиций.

В ноябре 1990 года мне удалось опубликовать заметку о Доме Евангелия в тогда еще коммунистической газете «Ленинградская правда». После чего дозвонилась до директора завода «Электроаппарат», помню, как он кричал в трубку: «Никогда этого не будет! Скорее земля перевернется! Не бывать здесь баптистам!» Слышала, директор тот вскоре скончался, но, думаю, не от нашего разговора: рушилось все, привычное, казалось бы, незыблемое – партия, СССР...

И вот стою напротив дома 3/7 по 24-й линии, поднимаюсь на цыпочки, чтобы лучше рассмотреть. Рассматривать особо нечего, внутри двора, где когда-то был прекрасный сад, какие-то времянки, воздвигли громадную железяку, видимо, хотели строить еще один корпус, да бросили. Наши два здания бывшего Дома Евангелия, видно, давно не обновлялись, серые, неказистые. На желтом, еще добротном заборе (баптисты строили навечно) появились витки колючей проволоки, уж не знаю, для кого и от кого. Домик бывшей дворницкой, где теперь весьма нелюбезная охрана, весь облез. Можно представитъ, как гостеприимно раскрывалась дверь дворницкой перед каждым посетителем... На крыше здания остались два странных выступа. Именно на них крепилась дуга электрических лампочек с надписью «Бог есть любовь». Молитвенный дом закрыли 5 февраля 1930 года. Светящуюся надпись не поленились переделать: «Религия – опиум для народа». Сейчас просто пустые странные два выступа наверху. Символ нашего безвременья и смуты...

Немного истории. Этот участок земли по Высочайшему соизволению был приобретен Петербургской общиной баптистов 1 апреля 1910 года. Владельцем участка был некий А. Маркварт, чей двухэтажный дом с простой архитектурной отделкой (зодчий В. Шаламов, 1885 год) сохранился и сейчас. 18 августа 1910 года городская управа утвердила проект нового каменного Молитвенного дома (архитектор И. Калиберда). Торжественная закладка здания происходила в сентябре этого же года, во время работы Всероссийского съезда баптистов. Каждый делегат собственноручно положил в основании будущей постройки один кирпич. Закладка здания была очень торжественной, выступали: от баптистов В. А. Фетлер, от евангельских христиан И. С. Проханов, свое наставление дал старейший из проповедников И. В. Каргель. С воодушевлением собравшиеся исполнили гимн «Коль славен наш Господь в Сионе». Делегат от сибирских баптистов Г. И. Мазаев просит каменщиков не жалеть для заливки извести и цемента, чтобы постройка вышла прочная.

Образно говорил И. С. Проханов: «Россия, потрясенная последними событиями, очень похожа на груду камней, но из камней можно построить прекрасный дом». Чтобы произошло духовное обновление России, продолжал Проханов, нужна программа действий, прочный фундамент и скрепляющее вещество – любовь друг к другу. Проханов высказал надежду, что происходит не только закладка Молитвенного дома баптистов, но и закладка духовного объединения всех верующих (что произошло, но нескоро, только после войны и всех гонений два союза – евангельские христиане и баптисты – объединились в 1946 году).

Построили дом в рекордный срок – за год! Открытие состоялось 25 декабря 1911 года. Читаем заметку в журнале «Баптист» № 4 за 1912 год: «Петербургские братья, а с ними все русские баптисты пережили исключительный, особо торжественный день, день открытия первого в России по величине и значению Молитвенного дома. На торжестве присутствовал председатель Всемирного союза баптистов, что собою доказывает и наше полное духовное единство с многомиллионным союзом народа Божия, рассеянным во всех земных племенах... Мы не какая-то русская секта, усиливающаяся и правдами и неправдами выбраться на вид; мы не какое-то чуждое Всемирному союзу общество, приютившееся из милости где-то около его стола и пригревшееся около его костра, а равноправные его члены, плоть от плоти и кость от костей его... Чья есть в этом деле молитва, чей труд и чья лепта – могут ожидать от Господа великих благословений и радости, их никто не отнимет у них».

Сохранились воспоминания об одном из богослужений I914 года, где был объявлен специальный денежный сбор для погашения долга за строительство. На тарелки, в копилки, пущенные по рядам, посыпался «золотой дождь»: великосветские дамы охотно снимали с себя украшения, отдавали все, что имели при себе...

Дом Евангелия, несмотря на времена войн, революций и общей разрухи, жил насыщенной жизнью. Работало издательство «Полезная литература» со своей типографией. После собраний, встреч, диспутов, показа световых картин, концертов в нижнем зале «Вифания» для всех пришедших устраивался бесплатный чай с нехитрым угощением. Время было очень голодное, но Господь особым образом расположил сердце брата, богатого владельца оптических фирм Ивана Яковлевича Урлауба, благодаря ему к чаю подавали и что-то «существенное».

В Доме Евангелия, кроме собраний, репетиций оркестров, детских представлений, выпуска газет и журналов, собирались молодежные трудовые группы, которые обслуживали по городу многочисленных больных и неимущих. При Доме Евангелия организовали приют для бродяг, кормили и одевали беспризорников, давали им возможность духовного возрождения. Душой этих «ночлежек», как и рождественских елок для детворы, литературных вечеров и многого другого, была Мария Петровна Мясоедова – бывшая фрейлина царского двора, чрезвычайно яркая и одаренная личность, оставившая все мирское и посвятившая себя обездоленным. Капитан Армии Спасения Мария Петровна начинала свою эмигрантскую жизнь в трущобах Парижа, а потом вернулась в Россию. В советские времена милосердие было наказуемо, и Марию Петровну, как и других лидеров Дома Евангелия, арестовали. Жизнь этой женщины удивительна. Казалось бы, все ее духовные дары так и не были использованы. Восемь тюрем, Соловки, ссылки, скитания и последние 14 лет жизни в жалком доме инвалидов Красноярского края, в местечке под символическим названием Тупик. Здесь она и скончалась в возрасте 89 лет в 1961 году. До последнего ухаживала за параличными, писала стихи о Божьей природе в стенную газету, но не было среди несчастных обитальцев никого, кто хотел бы слышать весть о Христе! Один ропот загрубелых сердец... Во втором выпуске альманаха по истории русского баптизма («Библия для всех», 2001) опубликованы воспоминания, письма Марии Петровны Мясоедовой, очерк трагической жизни пресвитера Дома Евангелия И. Н. Шилова.

На последнем собрании 5 февраля 1930 года в Доме Евангелия все плакали, никто не хотел расходиться, пели и пели, прощались...

И вот после президентского Указа о возвращении церквей, храмов, молитвенных домов исконным владельцам началась волокита, которая длится и по сей день. Был даже такой момент, когда чиновники советовали верующим нанять ОМОН и оружием вернуть себе то, что уже отдано решениями судов. Вопрос усложняется тем, что здание стоит сейчас на территории действующего завода, хотя технически эта проблема решается возведением еще одного забора. Нужно новое помещение для заводоуправления, зал для собраний, заводская столовая. Но ведь как-то решен гораздо более сложный вопрос, скажем, о строительстве помещения для Музея истории религии при освобождении Казанского собора?

Вопрос вопросов – отдается ли здание на 24-й линии евангельским христианам-баптистам взамен освобождаемого здания церкви на Поклонной горе. Здание, как известно, давно и капитально перестроенное с возведением различных помещений во дворе. 3а чей счет будет осуществлен капитальный ремонт и переделка зданий на 24-й линии?

Городская власть однозначно не хочет никакого религиозного напряжения, противостояния христианских конфессий, Санкт-Петербург всегда был городом многих вероисповеданий. Сейчас у города новый мэр – В. И. Матвиенко. Однако наш город нуждается не только в обновлении власти, но и прежде всего в повороте к живому, всемогущему Богу, Кто Один может менять сердца людей и поворачивать их к Свету. Будем просить Господа и власти отдать нам Дом Евангелия, мы вдохнем жизнь во все помещения, возродим еще один Духовный центр Петербурга с такой славной историей...

Откроем ныне закрытые двери для всех! Колючую проволоку снимем!