Главная / Статьи / Церковь / РУКОПРИКЛАДСТВО КАК АРГУМЕНТ БОГОСЛОВИЯ
РУКОПРИКЛАДСТВО КАК АРГУМЕНТ БОГОСЛОВИЯ
РУКОПРИКЛАДСТВО КАК АРГУМЕНТ БОГОСЛОВИЯ
24.09.2011
602

«Мы яростнее всего доказываем правоту идеи, в которую хотели бы верить, но не верим».

Р. Алькорн «У последней черты»



Мы любим иронизировать над западной политкорректностью. Что же касается нас самих, то умение вести дискуссию, не переходя на личности, явно не назовешь нашей сильной стороной. Корректных же по отношению к носителям других взглядов мы часто воспринимаем как людей неискренних и не очень уверенных в своей собственной позиции. Достаточно ярко это проявилось в последней предвыборной кампании в Государственную Думу. Можно смело утверждать, что рейтинг отдельных кандидатов находился в прямой зависимости от резкости, нередко грубости их поведения. Уловив вполне определенные ожидания значительной (как показали впоследствии выборы) части наших сограждан, лидеры некоторых партий и объединений во время дебатов откровенно оскорбляли оппонентов в прямом эфире, угрожали отправить всех либо на нары, либо просто выслать из страны и тем самым навести, наконец, порядок в стране. Думаю, с каждой такой фразой они завоевывали все больше и больше сторонников. Наиболее воинственно настроенные от слов переходили к делу, устраивая потасовки, которые как забавный мюзикл транслировались в эфире. Поразительно, такие действия лишь добавляли дерущимся тысячи голосов и сторонников!

Честно говоря, на протяжении всей предвыборной гонки я был уверен, что несимпатичный мне блок «Родина» далек от того, чтобы преодолеть заветный пятипроцентный барьер. И только одно событие заставило меня усомниться в точности моих дилетантских прогнозов. Когда прозвучало официальное заявление лидера этого блока, что рыжих никогда не следует допускать к власти в России, я понял: увы, он победил. Этот бескомпромиссный аргумент оказал решающее воздействие на тех, кто еще в чем-то сомневался.

Может возникнуть вопрос, а какое все это имеет отношение к нам, христианам, многие из которых, как показывает практика, вообще отстраняются от выборов и всего того, что происходит вокруг них. Тем более, что выборы позади. Позвольте заметить, отношение имеет, и прямое.

Неумение корректно вести дискуссию столь же свойственно христианам нашей страны, как и всем другим. Если внимательно присмотреться к полемике, которую ведут между собой представители разных конфессий, то без труда можно найти там почти все элементы дискуссий светских, за исключением разве что мордобоя. Когда читаешь высказывания радикально настроенных верующих, то возникает такое же ощущение, как от предвыборных дебатов: чем более резким и беспощадным будет оно, тем больше уверенности, что люди с ним согласятся.

Во времена советской власти широко использовалось выражение «воинствующий атеист». Удивительно точно! В России недостаточно быть просто атеистом, надо обязательно быть воинствующим. Попробуйте приложить этот эпитет к таким обозначениям, как баптист, православный, реформат, пятидесятник и пр. Слово «воинствующий», конечно, не очень хорошо вписывается в привычную христианскую терминологию, поэтому его скромно заменяют словом «истинный», подразумевая, что есть просто христиане, а есть «истинные», к которым мы, разумеется, себя и причисляем. Увы, в «богословской дискуссии» часто самым весомым аргументом является упрек в ереси, который с легкостью бросают оппоненту, как и безапелляционное утверждение, что наша собственная позиция не расходится с Библией. В России слово «еретик» даже не ругательство, а приговор.

В качестве примера можно рассмотреть «дискуссию» между теми, кого принято называть арминианами, и кальвинистами. Я преднамеренно поставил кавычки, так как это слово с трудом подходит к обозначению того, что происходит во время обсуждения одного из самых сложных и неоднозначных вопросов богословия – уверенности в спасении. К сожалению, весь обмен мнениями по этой теме зачастую сводится к взаимным оскорблениям и безапелляционным заявлениям. Приведу лишь отдельные выдержки одного из форумов в Интернете без ссылки на конкретные источники, чтобы лишний раз не привлекать внимание к тому, что внимания не заслуживает: «...доктрина кальвинизма еретична по своей сути»; «Все еретики, в том числе и арминиане, Царствия Божьего не наследуют, а потому не спасены. Поэтому для истинного покаяния очень важен отказ от арминианства. Арминиане не проповедуют Закон Божий, так как имеют еретическое представление о спасении и верят во лже-христа, отменившего Закон, а не во Христа Библии (Мф. 5:17)».

Такими «приветствиями» обмениваются как в Интернете, так и на очных диспутах. Данная статья вовсе не ставит перед собой задачу исследования и толкования пяти пунктов кальвинизма с одной и другой точек зрения. Вопрос в другом, готовы ли мы корректно и честно вести диалог друг с другом. Если даже внутри российского протестантского сообщества мы не можем просто уважать другую точку зрения и допускать, что и она имеет не менее прочное основание, то стоит ли удивляться тому, что происходит во время других дискуссий и дебатов.

Создается впечатление, что у многих из нас прямо-таки непреодолимая тяга доводить любую, даже самую здравую идею до предела, граничащего с экстремизмом. Вероятно, многими из нас слова апостола Иоанна о недопустимости быть «теплым» (Отк. 3:15) ошибочно воспринимаются как предостережение тем, кто не занял какую-нибудь самую крайнюю и непременно радикальную позицию.

Как и любые крайности, и «крайние арминиане», и «крайние кальвинисты» имеют очень много общего. Прежде всего, это низкий уровень уважения к оппоненту. Аргумент «а у нас все по Библии» в споре между протестантами воспринимается не иначе как «если ты мне возразишь, то будешь иметь дело уже не со мной, а с Богом». В подобных дискуссиях, как правило, предполагается, что оппонент просто не удосужился познакомиться с теми железными аргументами, которые вторая сторона собирается предложить. А если и ознакомился, то из-за узости своего мышления он просто не может понять очевидного (хотя лично для меня тут все ясно!). Эта позиция характерна и для одной и для другой стороны.

Вся дискуссия обычно сводится к предъявлению друг другу определенных мест Священного Писания, которые могут поддержать ту или иную позицию. В лучшем случае спор не заканчивается ничем, в худшем постепенно сводится к переходу на личности и, если не к взаимным оскорблениям, то уж к взаимным уколам точно. Собственно, и диалогом-то это назвать нельзя, ведь диалога как такового нет, мысли собеседника не интересуют. Собеседники, желая доказать свою правоту, не слушают друг друга, думая лишь о том, как лучше сформулировать «убийственную» ответную реплику.

Есть еще нечто общее, что объединяет две «крайние» группы. С советских времен (а возможно, и раньше) утвердилось специфическое отношение к отдельному человеку. В угоду соборности или, как говорили позже, коллективизму, отдельный человек легко мог быть принесен в жертву. Человеческая личность мало что значила, и человек был лишь винтиком в большом механизме, о чем Маяковский писал: «Единица вздор, единица – ноль». Как это ни странно, и «крайние арминиане», и «крайние кальвинисты» в России отличаются таким же «совковым» пренебрежением к личности отдельного человека. Одни доказывают, что спасение он тут же потеряет, если не будет праведным, и начинают манипулировать личностью, запрещая слушать какие-либо музыкальные произведения, регламентировать стиль одежды и причесок. Другие, не менее твердо утверждая, что спасение потерять невозможно, внушают мысль о ничтожности человеческого существа, которое по сути никто и от воли и выбора которого абсолютно ничего не зависит.

Говорят, для того чтобы выпрямить изогнутый прут, недостаточно его просто выпрямить, надо обязательно перегнуть в другую сторону. Вот этим, в основном, мы и занимаемся во время наших «дискуссий», забывая, что от бесконечных перегибов прут может просто сломаться. Данная статья вовсе не призвана разрешить давний спор или обличить сторонников той или иной точки зрения. Хотелось лишь одного – обратить внимание оппонентов на то, как они ведут свои дискуссии. Ведь на это обращают внимание и те, кто становятся их свидетелями, слушателями, зрителями.