Главная / Статьи / Общество / СВОБОДНЫЙ РЫНОК

На пятом десятке прожитых лет я поставил перед собой творческую задачу – научиться зарабатывать деньги тем делом, которым мне заниматься интересно. Я приехал на постоянное жительство в страну с развитым свободным рынком из страны, в которой только-только происходит становление последнего. И, имея диплом о высшем образовании, три года отмахал тряпкой на уборке помещений. Пока, наконец, мне не надоело.

Конечно, ко мне не приходил Моисей и не призывал меня выходить из рабства принудительного труда. Уже без его нравоучений я начал понимать, что зарабатывать деньги тем делом, которое тебе интересно, которое твое по призванию, - это определенный уровень творческого развития и внутренней свободы человека.

Но дозревал до этой мысли я медленно и трудно. Дело в том, что я приехал из страны, в которой отношение к свободному рынку было, мягко говоря, ханжеским.

А значит, и у меня самого, как продукта своей эпохи, во многом было неприятие свободного рынка чуть ли не на генетическом уровне. Со всеми вытекающими из этого факта последствиями – и социальным инфантилизмом, и профессиональной несостоятельностью, что на моей бывшей родине характеризовалось одним емким словом – пофигизм.

Да и многие выходцы из СНГ в Израиле просто не готовы к свободному рынку ни морально, ни психологически, ни профессионально, ни институционально.

К примеру, задумывались ли вы, как влияет на самооценку человека с советским менталитетом то, что он вынужден предлагать свои услуги, фактически самого себя, в качестве товара на свободном рынке? Как он это воспринимает?

Без преувеличений скажу вам, что это действует на него угнетающе! Он чувствует себя, чуть ли не проституткой, вышедшей на панель. Продавать себя за деньги!!! Как же нужно низко себя ценить? - думает при этом мой соплеменник, привыкший жить для блага родины или других столь же высоких целей.

Тогда как в реальности свободного рынка дело обстоит с точностью наоборот. Чтобы достичь успеха на свободном рынке, нужно достаточно высоко уважать и ценить себя, свои умения и способности, свой труд и свое время, затраченное на него. Не говоря уже о том, чтобы предоставлять на свободном рынке качественные услуги, то есть, быть профессионалом в своем деле.

К рынку мы, выходцы из СНГ, оказались явно не готовы. В стране исхода развитого рынка не было, и я, как подавляющее большинство моих сограждан с пионерско-комсомольской историей, плохо представлял себе, что это такое вообще. Свободный рынок рисовался мне чем-то вроде анархии Емели Пугачева, где царят разбойничьи законы - обман, насилие, грабеж и т. д.

На моей советской родине долгие десятилетия боролись с капитализмом, то есть, с этим самым свободным рынком. Потому у многих людей из бывшего Советского Союза при словах «капитализм», «рынок» или даже «деньги» возникает стойкая антипатия и кислая усмешка. Ханжеская усмешка праведника, который осуждает грех. Этот ханжеский оттенок придает ей обстоятельство, что деньгами приходилось все-таки пользоваться и при социализме. И товарно-денежные отношения ни шатко, ни валко все-таки осуществлялись. Но, конечно, исключительно по необходимости.

Образно выражаясь, мы закрывали при этом пальцами нос, чтобы не чувствовать мерзкого запаха, исходящего от денег, и стыдливо отводили в сторону глаза, чтобы не видеть их неизбежного зла. Просить себе прибавку к зарплате считалось верхом бесстыдства, да такое часто и невозможно было в эпоху фиксированных ставок.

Такими «чистюлями» воспитали нас наши родители и вся система, нещадно боровшаяся с частным капиталом, как с буржуазным предрассудком.

Деньги - это как раз то, что одних делает богатыми, а других – бедными, расслаивая общество на классы, - внушали нам в стране пионерии. А это, по мысли коммунистических идеологов, – несправедливо. Ведь все люди должны быть с равными возможностями, а значит, одинаковыми и одноклассовыми (звучит почти что, как одноклеточными). Значит, деньги – зло и любить их - значит любить наживу, эксплуатацию, несправедливость, которую они производят! Деньги – орудие эксплуатации человека человеком! – делался неизбежный вывод.

Миф о свободном рынке, как об антигуманном монстре стучит в наше сердце, как пепел рабочего класса!

Чем закончился коммунистический эксперимент известно. Большинство действительно стало одинаково бедными, среди которых, правда, попадались богатые люди, вынужденные это тщательно скрывать. Ведь в результате уравнительной экономики накопление частного капитала ушло в нелегальную сферу общественного порицания. Быть богатым означало быть неблагонадежным, точнее сказать, - врагом. Частный собственник был злом, с которым боролась система. Таким образом, система продуцировала бедных людей.

Но с бедностью мириться хотели далеко не все. И люди воровали, воровали у государства, мстя системе, которая обкрадывала их. Воровать ведь проще, чем зарабатывать. Тем более, что в тех условиях много и не заработаешь.

Воровство при социализме приобрело такие масштабы и размеры, что и не снились свободному рынку. Воровство стало нормой жизни, не воровал лишь дурак или какой-нибудь чудом не выродившийся идейный.

Тогда-то и стало окончательно ясно, что коммунистический бунт против Бога и Моисея выразился не только в закрытии церквей, мечетей и синагог, не только в насаждении атеистической идеологии, но и в фактической направленности самой коммунистической идеологии против человека. В искоренении свободы во всех сферах – в мысли, в общественной жизни и в экономике. У человека отобрали свободу реализовывать себя духовно, общественно и экономически под непрекращающееся скандирование лозунгов о свободе, равенстве и братстве. И сделали из него нищего, толкнув его на путь воровства.

Вот таков печальный нравственный итог коммунизма, который, впрочем, никто особо и не хочет признавать.

Но даже в среде самих верующих в Бога людей в бывшем СССР до сих пор преобладает негативное отношение к товарно-денежным отношениям. Там очень непопулярно просить, или требовать за свой труд денег. И наоборот, весьма популярно отдавать свой труд безвозмездно. Считается, что раз Бог дает нам спасение даром, то и человек должен отдавать труд даром, что свидетельствует, якобы, о его особой духовности. Ведь все что делает верующий человек, он делает для Бога. Для Бога – и за деньги? – стучит тот же пепел в его сердце.

Многие верующие, унаследовав коммунистические установки, считают деньги злом, а богатство – грехом. В результате многие церкви или предприятия, созданные верующими, просто безбожно эксплуатируют работающих на них верующих людей под знаменами Божьего Царства! И забывают о том, как сказано в Моисеевом законе, что заработанная плата, не отданная вовремя работнику, взывает к небесам о справедливости!

Речь не о том, что человек имеет право работать, не требуя оплаты. Такой вид работ есть и в капиталистическом мире. Много добровольцев в частности приезжают в Израиль из стран свободного мира, чтобы послужить ему. И я вполне понимаю, когда какой-либо проект основывается исключительно на энтузиазме. Тем более, когда нет денег, чтобы оплатить услуги.

Речь идет о том, что человека фактически лишают права требовать оплаты за свой труд, выставляя это право как нечто незаконное и аморальное. Плохо, когда человек не понимает, что достойная оплата за его труд вовсе не унижает его, а наоборот, возвышает, показывая саму значимость его труда. И государство или работодатель, выплачивая сущие гроши за труд работнику, по сути, унижают его, заставляя работать за бесценок и оценивать себя так же за бесценок. Сам же униженный неизбежно станет унижать при этом других.

Недавно мы с женой приехали в кратковременный отпуск на Украину, чтобы положить родственника в больницу. Когда говорили с заведующей отделением, она согласилась принять больного в отделение (а здравоохранение на Украине – бесплатное). Когда же мы привезли его, загнула баснословную цену, разыграв целый спектакль о том, как ей и ее больнице тяжело существовать. И поставила вопрос ребром: либо платите, либо забирайте больного домой.

«Заработанные» таким путем деньги она, конечно, положила себе в карман. Это пример как раз несвободного рынка. Рынка вымогательского и рынка бесчеловечного. Это и есть беспредел. Согласитесь, что куда уж гуманнее отношения свободного рынка. Когда обе стороны – и продающая, и покупающая прозрачно и свободно договариваются о сделке. Договариваются честно и наперед. Без лукавства и лицемерия.

Но для этого отношения купли-продажи должны быть узаконены. И морально оправданны. В Израиле, например, законом установлен минимум для заработанной платы, ниже которого ни государство, ни работодатель не имеют права оценивать труд своего работника.

 

Так что же это такое – свободный рынок?

Свободный рынок строго регламентируется законом и весьма прозрачен. Прежде всего – это честный рынок, хотя нарушения закона бывают и на нем. Однако существует принципиальная разница между нарушением действующего на свободном рынке закона, и беззаконием, выливающимся в беспредел на стихийном рынке, который фактически представляет собой пространство СНГ.

Но суть свободного рынка - это свободное предложение тех товаров и услуг, которые нужны людям и актуальны для них. Если ваш товар или услуга никому не будут интересны, то вы останетесь ни с чем. Поэтому свободный рынок стимулирует развитие и творчество, направленное на благо ближнего, потенциального покупателя услуг.

Иными словами, свободный рынок - это инструмент общения и кооперации людей, инструмент восполнения их нужд и потребностей. Инструмент объединения людей.

Я помню, как при социализме лучшие люди спасались от бесчеловечной эпохи уходом в себя. Они бежали от извращенных, формальных и заполитизированно-идеологизированных отношений, которые им навязывал государственный социализм. Конечно, важно, когда человек занимается развитием своей личности или духовным совершенствованием. Но при этом он, лишенный поощрения и поддержки среды, «варится» сам в себе. В условиях среды, враждебной личности и духовности, это намного лучше, чем просто плыть в общем потоке, не зная, куда и зачем ты идешь, просто делая как все.

Открытие в себе истины, веры, творчества – великое и необходимое дело для человека. Потому что в этом случае он перестает быть средством манипуляции. Это выход из толпы к самому себе, к своей сути и своему смыслу.

Но следующий этап – это предложение своего творческого и духовного богатства другим. Когда человек предлагает свое дело другим, он восполняет их потребности. Но для этого нужен механизм, помогающий осуществлению этого, вырабатывающий юридические, механические, экономические и прочие условия для этого. Эту роль и выполняет свободный рынок.

Конечно, можно и бесплатно восполнять потребности ближнего. Потому при социализме многое держалось на энтузиазме. Однако, кто-то правильно сказал, что одним энтузиазмом сыт не будешь. Уникальность рынка в том, что он требует восполнения потребностей на условиях заказчика. Деньги, заплаченные за товар, - это эквивалент услуги, которую оценили и захотели приобрести. Тем самым, признав ее как важную или необходимую. Как услугу, в которой нуждаются. Вот вам и жестокий негуманный капитализм, помогающий человеку решить практически любую его потребность!

Вроде бы вам и нет дела до других людей. Но свободный рынок объединяет людей друг с другом по принципу свободного участия и делает их полезными друг другу.

В принципе, мы все созданы друг для друга для того, чтобы восполнять нужды друг друга. Кто знаком с той же Библией, знает об этом. Свободный рынок как раз и актуализирует эту задачу, заставляя человека искать свою нишу в этом процессе и предлагать лучшее, что у него есть, другим. И когда человек в свободе решает, чем он хочет заниматься и что он может предложить свободному рынку, он, прежде всего, развивает себя как личность. А потом он развивает общество, помогает другим людям решать их проблемы и удовлетворять их потребности (конечно, я говорю не о жуликах, которые есть на любом рынке – и свободном, и несвободном).

И получает при этом достойное вознаграждение за свой труд в виде денег. И те же деньги стимулируют его развитие, потому как являются пропуском ко многим возможностям и благам. Таким образом, свободный рынок стимулирует развитие личности и развитие общества.

Так почему бы нам, в конце концов, не научиться зарабатывать деньги тем делом, которое лучше всего получается, и которое нам нравится. И представить себя в обществе как достойного, полезного и значимого его члена. Чтобы в конечном итоге осуществить себя, реализовав свои потребности и нужды, - в служении обществу, потребностям и нуждам других людей.

В этом нет противоречия, которое пытались нам внушить социалистические мифы о свободном рынке, утверждающие, что при капитализме человек – человеку волк, а вот при социализме, наоборот, – друг, товарищ и брат. И делая нас заложниками в своей идеологической войне.

Потому что, делая хорошо себе, вы, в конечном итоге, делаете хорошо и другим, а делая хорошо другим, вы делаете хорошо себе. Ибо мы все связаны друг с другом. Связаны, конечно, не только, свободным рынком, но и великой духовной общностью, как творения и дети единого Бога. Вот почему я думаю, что свободный рынок - это великое изобретение человека, вдохновленного Богом, несмотря на все недостатки и несовершенства, которые вместе с собой привносит на свободный рынок человек в своей деятельности.

www.cetroi.ucoz.ru