Главная / Статьи / Общество / ПЕРВОПРОХОДЕЦ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
ПЕРВОПРОХОДЕЦ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
ПЕРВОПРОХОДЕЦ НАШЕГО ВРЕМЕНИ
24.09.2011
727
к 10-летию со дня мученической кончины священника Александра Меня

    Автор этих строк только-только начал ходить в церковь, когда не стало отца Александра Меня. Тем важнее подчеркнуть ту неоценимую роль, которую сыграли в моей христианской жизни его книги. Да и не только в моей! Многие тысячи людей обрели веру в Господа через его служение, причем большая часть благодаря его литературному наследию. Сам характер его смерти — мученический венец — мгновенно и промыслительно сделал его имя известным миллионам наших соотечественников. В последующие годы десятки его книг, а также несколько сборников воспоминаний о нем увидели свет и стали доступны широкому читателю. Как работник христианской библиотеки я хочу подчеркнуть, что неизменно, год за годом, Александр Мень является автором, занимающим первое место в списке популярности у читателей. Я знаю немало примеров, когда его книги оказывались тем благодатным средством, которое помогало людям придти к Богу. Приведу один пример.

    Студент вуза в процессе выполнения одной из предусмотренных учебным планом работ прочитал книгу Меня "Истоки религии". В тот момент он не искал Бога и не интересовался духовными вопросами. Глубина взгляда на мироздание, сила и красота доводов автора произвели неизгладимое впечатление на нашего студента. Он вновь и вновь возвращался к этой книге уже не для работы, а для себя лично, перечитывая ее фрагменты десятки раз в течение многих последующих месяцев. Итогом честных и нелегких раздумий стало обретение веры в Иисуса Христа, крещение в Церкви.

    Сегодня, посвящая эти строки светлой памяти отца Александра, мне хотелось бы коснуться не только значения его книг, но и характера его личности, каким он остался запечатлен в памяти тех, кто его знал. Поэтому мною были использованы материалы из сборника воспоминаний "Памяти протоиерея Александра Меня" и из книги француза Ива Амана "Отец Александр Мень — Христов свидетель в наше время".

    Один из друзей посвятил отцу Александру такие строки: "Это был самый счастливый человек, встреченный мною в жизни. Удивительно много было ему дано, и все, что было ему дано, — глубокая вера, "сердце милующее", о котором говорил святой Исаак Сирин, ум, воля, мужество, такт, многие таланты, необъятные знания, неиссякающее чувство юмора и сколько всего еще! — все это находилось между собою в гармонии. И все это — вместе с красотой его духовного и физического облика — служило одному призванию — пастырскому".

    Все это отец Александр никоим образом не использовал, чтобы искать себе славы. Он совсем не был обращен на себя. Всегда оставался предельно смиренным, любил себя представлять как простого сельского священника. Он говорил: "Если писателю скажут, что он "единственный", — это его триумф, а для нас, священников, катастрофа. Мы рядовые, живущие присягой. Мы из той породы, которая в одиночку в поле не воины. Кроме того, от чувства самости успешно оберегают неудачи, ответственность, утомление и опасность".

    Сергей Аверинцев, говоря о нем, вспоминал размышления Ницше. Тот, будучи противником христианства, находил, что христиане не убедительны самим своим видом. Глядя на них, отнюдь не возникает впечатление, что Христос действительно искупил и освободил их. Ну что ж, сказать это об отце Александре он бы не смог! Нет, его христианство не было унылым.

    В детстве Алик, как его тогда звали, был подвержен приступам меланхолии. Поэтому его веселость являлась результатом работы над собой, она питалась глубокой верой, личными отношениями с Иисусом Христом. Жизнь его была нелегкой. Колоссальная загруженность делами, преследования со стороны КГБ. Нередко его серьезно подводили люди. Он тяжело переживал отступничество своих духовных чад. Причем переживал не за себя, а за них. Нередко он приходил к друзьям утомленным и мрачным, но достаточно было короткого мгновения, чтобы вновь засияла его улыбка на устах и вновь отдавал он свою энергию присутствующим, как аккумулятор, который самозаряжается. Казалось, он наделен необычайной способностью к восстановлению внутренних сил.

    Христианин, священник и пастырь, Мень был также замечательным ученым, библеистом, историком религии, энциклопедистом и знатоком мировой культуры. Но нужно подчеркнуть, что все его таланты были подчинены одной цели — апостольскому благовестию в нашей стране. Главный его писательский труд — серия книг в семи томах под общим названием "В поисках Пути, Истины и Жизни", то есть в поисках Христа (Ин. 14:6). Сам отец Александр, раскрывая замысел серии, подчеркивал главную мысль. Все религии есть попытки человека понять Бога, а христианство не религия, а ответ Самого Бога на вопрос человечества о Нем, поставленный в других религиях. "Как белый цвет поглощает спектр, — пишет о. Александр в эпилоге к шестому тому, — так Евангелие объемлет веру пророков, буддийскую жажду спасения, динамизм Заратустры и человечность Конфуция. Оно освящает все лучшее, что было в этике античных философов и в мистике индийских мудрецов. При этом христианство не новая доктрина, а весть о реальном факте, о событии, совершившемся в двух планах — земном и небесном. Ограниченное местом и эпохой, оно выходит за пределы временного. К нему сходятся все дороги, им измеряется и судится прошлое, настоящее и будущее. Любой порыв к свету богообщения есть порыв ко Христу, хотя зачастую и неосознанный".

    По существу, серия помогает понять содержание слов апостола Павла, произнесенных перед афинскими философами: "От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли... дабы они искали Бога, не ощутят ли Его, и не найдут ли, хотя Он и не далеко от каждого из нас" (Деян. 17:26, 27).

    Его неосуществившимся желанием было написать серию книг по истории Церкви, но показать ее не как историю ересей и расколов, соборов и постановлений, а как вереницу духовных вершин, достигнутых великими святыми. Ведь это были первопроходцы, прокладывающие для человечества путь к исполнению заповеди Христа: "Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небесный" (Мф. 5:48). На их примерах видно, чего может достичь человек в сотрудничестве с Богом.

    Многие согласятся, что Александр Мень сам был таким первопроходцем, святым наших дней, старавшимся подражать Христу в нелегких условиях советской действительности второй половины ХХ столетия. Сама его жизнь может служить ответом на актуальный вопрос: "Как сегодня жить христианину?"

    Он обращал внимание на то, что "никто, даже иерархи, выступающие по телевизору, никогда не проповедуют Христа, не говорят о самой сути того, что мы знаем, во что верим. Сладенькие пейзажики с церквами, что продают на Старом Арбате, — вот и вся "духовность"". Он предостерегал, что даже и эта свобода может кончиться в любую минуту, а потому: "...нужно спешить! Нести людям подлинное слово Христа, а не какой-то эрзац для бедных". Эти слова десятилетней давности сказаны как будто для нашего времени.

    К людям он был очень добрый. Люди тянулись к нему, а он старался помочь всем. Кто сосчитает число людей, познавших Божью любовь, благодаря знакомству с ним, благодаря его поддержке, обаянию его личности, его молитвам? А теперь широта его сердца открывается со страниц его книг — и продолжают исцеляться человеческие души, встречая Христа.

    Но у него были недоброжелатели и враги. Тьма не любит свет. Находились те, кто называли его еретиком, сионистом, ему приписывали роль духовного диверсанта, разрушающего РПЦ изнутри. Кто-то вынашивал злые планы, а у кого-то поднялась рука, занесшая топор над его головой. История повторяется. Как часто проливалась кровь Божьих посланников! Как глубоко пропитана земля кровью пророков, и наша русская земля не исключение!

    С того трагического утра, 9 сентября 1990 года, когда отец Александр ранним утром был убит по дороге в храм, прошло десять лет. Убийцы не найдены (хотя куда они скроются от Божьего суда?) Не найдены промыслительно. Личность и служение отца Александра Меня невозможно уничтожить, как бы, может, хотелось его недругам. Пророки не умирают. Дело их жизни невозможно сдать в архив. Оно продолжается...