Главная / Статьи / Общество / ОТВЕТ ХАСАНУ ИЗ ЛИВАНА
ОТВЕТ ХАСАНУ ИЗ ЛИВАНА
ОТВЕТ ХАСАНУ ИЗ ЛИВАНА
24.09.2011
1151
  Газета "Мирт" в гостях у передачи "Мир и познание" на 22 канале NBN (кстати, кто еще не знает эту прекрасную христианскую телепередачу, рекомендую смотреть, она идет по субботам с 11.15). Прямой эфир, мы готовимся отвечать на вопросы телезрителей о любви — только что был показан фильм с радужными картинками счастья. Звонок, человек называет себя Хасаном из Ливана и спрашивает, по сути, о том... как мы, христиане, рассуждающие тут о любви, относимся к войне в Чечне и событиям вокруг Храмовой горы (тогда они еще только разворачивались). Неожиданно? Не то слово.

    Мы, конечно, отвечали, что совершенно не одобряем ни войну в Чечне, ни арабо-израильский конфликт и, мол, при чем тут наша тема — любовь, но подспудно понимали, чего от нас ждут. Как ни крути, нам надо было четко объяснить свое отношение ко всем тем ужасам, свидетелями которых мы, имеющие заповедь "не убий", сегодня являемся. Удалось это, конечно, далеко не на все 100. Потому, думаю, что прежде всего у нас у самих внутри нет четких ответов. Говорю это о себе, но, видимо, многие со мной согласятся. В текучке повседневности нам недосуг подумать, а что же происходит, почему происходит, какое я имею к этому отношение, есть ли тут моя ответственность, что я могу сделать, чтобы это прекратилось...

    Спасибо, дорогой Хасан, лично меня вы заставили задуматься, ведь все, о чем вы спрашивали, на самом деле имеет непосредственнейшее отношение к любви. Хотя, казалось бы, какая тут любовь, если русские солдаты отрезают уши у поверженных врагов, чтобы отчитаться перед командиром за "проделанную работу", а сами командиры, командуя выпустить снаряд по чеченской деревне накануне праздника, приговаривают: "С Рождеством!" Несчастные люди, вынужденные делать эту кровавую и грязную работу, оставляющую глубокие раны в их душе, чаще всего носят символ распятия нашего Господа на своей груди. А те, против кого они воюют, молятся Аллаху. Но о чем это говорит? О войне ислама с христианством или войне за нефтяную трубу, сферы влияния, деньги? Думаю, не о том и не другом.

    Дело тут в том, что люди не познали своего Творца, Который и есть Любовь. Мусульмане и христиане одинаково почитают Всевышнего, признавая Его началом всего, но убивают друг друга самым страшным образом, потому что Бог-Любовь никак не может стать для нас реальностью. Но пока Христос будет лишь пророком Исой, а не Сыном Божьим, мы не сможем познать Любви. История эта началась очень давно с пророчества Ангела Господня рабыне Агари о ее сыне Измаиле: "Он будет между людьми, как дикий осел; руки его на всех, и руки всех на него; жить будет он пред лицем всех братьев своих" (Быт. 16:12). С тех пор потомки этой рабыни, возжелавшей занять место госпожи, согласно словам пророчества, постоянно воюют, в основном с народом Божьим. Руки их — на всех, прежде всего на наследниках свободной. И совершенно закономерно, что вопрос телезрителя объединил два военных конфликта — в Чечне и Палестине. Христиане ведь тоже смеют надеяться, что свободны, потому что Иисус освободил их.

    Если трезво посмотреть на ситуацию — государство Израиль в середине ХХ века возрождается из небытия, выдерживает страшные войны, приступы исламского терроризма, находясь в окружении мощных исламских соседей, постоянно пытающихся вернуть Израиль обратно в небытие, — то придется согласиться: Бог держит Свое обещание и хранит Свой народ, вопреки всему.

    Пытаясь хотя бы немного разобраться в истоках аналогичной ситуации у нас, в России, газета "Мирт" опубликовала серию материалов "Крест и полумесяц", и однажды мы получили весьма ругательный отзыв на нее от одного отечественного исламоведа, который обвинял нас ни много ни мало в черносотенстве и разжигании религиозной ненависти между христианами и мусульманами России, которые-де традиционно мирно уживались на наших необъятных просторах. Спокойный познавательный материал и такая реакция! Но вот что еще более удивительно, статьи этого исламоведа охотно печатают наши христианские газеты, которые тоже, видимо, хотят разобраться в истоках. Понятна расторопность исламоведа. А мы? То ли чего-то недопонимаем, то ли неразборчивы.

    Веротерпимость, безусловно, очень важна. Только как мы ее себе представляем? Мы, христиане, терпеливо наблюдаем, как различные исламоведы рассуждают о привлекательности Корана, "истинности" последней религии, мы с покорностью принимаем данные о том, что русское население, пограничное с Чечней, Дагестаном, в большом числе принимает ислам, что там плодятся школы, куда учителей поставляет арабский мир. Легко можно понять, почему приверженцы ислама так активны, но как понять наши инертность и благодушие. Тот ли это случай, когда следует терпеть, если Христос сказал: "Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает" (Лк. 11:23). Увы, сегодня нас хватает лишь на всякого рода предупреждения: нести Благую весть в традиционно исламские районы надо очень осторожно, нельзя критиковать Коран, нельзя того, этого... Интересно, каким сегодня был бы наш мир, если бы апостолы и первые христиане веротерпели?

    Однако факт в том, что если мы не придем с Благой вестью, то те, "руки которых на всех", придут к нам отнюдь не с Кораном. Особо подчеркну, я совершенно отрицаю снаряд "с Рождеством!", который способен только убить. Сегодня Евангелие — единственное оружие, которое реально может поменять слово "война" на "любовь". Только оно открывает, как "возлюбил Бог мир", отдав "Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Ин. 3:16). И если мы, знающие эту истину, без страха не объясним ее словами Евангелия всем, с кем рядом живем, то война продолжит стучаться в каждый дом.

    Пока молчим и веротерпим. А в "горячих точках" действуют только некоторые походные православные священники, которые в передвижных храмах крестят наших ратников во имя Отца и Сына и Святого Духа.