Главная / Статьи / Общество / ПАШКОВ И ПАШКОВЦЫ
    Имя полковника Пашкова означает начало совершенно новой эпохи в религиозной жизни России и ее центра — Петербурга: это начало широкой евангельской проповеди, подготовившей образование будущей Петербургской церкви евангельских христиан-баптистов.

    Петербург был не просто столицей России, но европейской ее столицей. За несколько лет до Петербургского пробуждения здесь было немало отдельных евангельских верующих из аристократов, побывавших за границей — в Англии, Франции, Швейцарии. Но их уверование так и осталось бы их частным делом, если бы Бог не воздвиг Себе человека из их среды — богатейшего из людей России, прекрасного организатора, человека с широкими взглядами, образованного и с сердцем, настолько преданным Господу, что труд для Христа стал смыслом и содержанием всей его жизни. Он пережил глубокое и драматичное обращение к Богу в 1817 г. от детски простой и ясной евангельской проповеди и молитвы лорда Редстока, «лорда-апостола», как его любовно звали петербургские верующие.

    Благородный аристократ, любитель танцев, карт, охоты, владелец имений в десяти губерниях России и пяти дворцов в Петербурге, и еще одного — в Москве, — он увидел в тот день себя перед престолом суда всемогущего Бога, Который открыл ему глубины зла в его сердце, и он возопил ко Христу о милости и прощении. Он получил прощение, полное и мгновенное. Ему было тогда 42 года, и он все силы своего ума, красноречия, организаторских талантов посвятил распространению Евангельской вести о спасении грешников через пролитую за них Кровь Иисуса Христа. В «христианской» стране это была совершенная новость. Модест Корф, сподвижник Пашкова, всю жизнь бывший истовым православным, сказал однажды: «Никогда ни один священник за всю мою жизнь не сказал мне, что Кровь Иисуса Христа очищает меня от всякого греха».

    Петербургских верующих стали звать «пашковцами». С большим рвением начали они евангельский труд по основным направлениям, которые разработал и наметил Пашков:

    * Создание Общества поощрения духовно-нравственного чтения, которое подразумевало издательство христианской литературы, и оно имело возможность опираться на труд книгонош — движения, возникшего сразу после крестьянской реформы. Переводилась и печаталась литература, рассчитанная на самые разные слои читателей. Рассылалась эта христианская литература не штуками, а пудами, а затем распространялась на местах.

    * Для работы со студентами Пашков отвел один из своих дворцов на Выборгской стороне. Он там организовал студенческую столовую, которую обслуживали верующие сестрички, они же украсили ее словами из Писания.

    * Пашков открыл дверь своего нового, только что приобретенного дворца (Кутузовская набережная, 10) для евангельских собраний. Швейцар не только не преграждал путь посторонним, но усиленно приглашал их на собрание.

    Выписка из донесения обер-прокурора Святейшего Синода (1880 г.) гласила:

    «В нынешнем году собрания у Пашкова достигли уже весьма значительных размеров, которые разрастаются еженедельно. Кроме выездов на извозчичьи дворы, Пашков раз или два в неделю отворяет великолепные залы своего дома для молитвенных собраний, на которые собираются все, кому угодно — от большого света до последнего рабочего. Залы становятся уже тесны для собраний: в прошлое воскресенье было там не менее 1500 человек всякого звания...»

    Во всех своих имениях Пашков организовал общины, и в летнее время центр его деятельности перемещался в русские губернии. Он трудился без устали. Вот что написано в другом донесении: «Владелец села Ветошкино с деревнями Сергачского уезда, полковник Пашков, приезжая в летнее время в имение свое, месяца на три или четыре, с 1876 г. занимался чтением народу Евангелия с изустными пояснениями; читал как в селениях, принадлежащих к его имению, так и в других соседних, числом до десяти; после каждого чтения, а в селе Ветошкино постоянно, раздавались народу бесплатно книжки: Евангелие и разные брошюры и картинки; народа при чтениях собиралось много... в селе же Ветошкино г. Пашков читал ежедневно утром от 10 часов при больнице, а после полден с 3 часов при своем доме; в ярмарку читал по несколько раз и в разных пунктах...»

    Воистину распространение Благой вести было для Пашкова делом его жизни, о нем думал он постоянно, находя все новые и новые способы достигнуть русских людей Евангелием. Вместе с Корфом они посещали трактиры и ночлежки, и тюремные больницы, организовали собственную христианскую больницу. Он заботился о новообразованных общинах, помогая им как духовно, так и материально: он купил земли на Дону для новых общин, а в Севастополе организовал мастерские для тех, кого называли «сектантами», но они были его братьями. Он пригласил поселиться в своем оренбургском имении верующих малоземельных крестьян из других губерний.

    Когда мы говорим о Пашкове, то должны видеть его на самом гребне большой волны, каким поистине было Всероссийское евангельское пробуждение. Большой вклад в него внесли ревностным трудом женщины-аристократки Н. Ф. Ливен, В. Ф. Гагарина, Е. И. Черткова, Ю. Д. Засецкая, которая перевела «Путешествие пилигрима» Буньяна, солистка Большого театра А. И. Пейкор, издательница журнала «Русский рабочий». Сюда следует отнести и труд неутомимых книгонош, первым в рядах которых надо назвать Якова Делякова, «первопроходца христианства». О нем тоже упомянуто в записке обер-прокурора Синода: «Во время путешествий Делеки (он же Деляков) целые поселки, оставляя спешные работы, бегут ему навстречу иногда верст за 20 и более». Среди тех, кто «бежал навстречу» были простые крестьяне из кавказских молокан, украинских штундистов, получавшие от Пашкова тюки христианской литературы. Обратим внимание на названия этих книг: «Приди к Иисусу Христу», «Что такое христианин?», «Рай и ад», «Примирился ли ты с Богом?», «Путь ко спасенью», «Брачный пир»...

    Во времена Пашкова начались занятия в воскресных школах, группах изучения Слова Божьего, проявил себя социальный труд женщин-аристократок — швейные мастерские для бедных женщин, ночлежка для бездомных. И за всеми этими начинаниями стояла величественная фигура Божьего человека, простого и щедрого Пашкова, всегда умевшего ободрить и одобрить.

    Вся его деятельность проходила во время царствования Александра II, царя — освободителя крестьян и реформатора, царя, который призвал нацию обратиться к Писанию и просил молиться за победу русского оружия в русско-турецкой войне по освобождению братьев-славян на Балканах. Но, будучи созвучной в известной мере устремлениям царя, эта деятельность вызывала яростную ненависть и сопротивление господствующей церкви. В евангельской проповеди спасения по вере видели опасность для самого существования веры обрядовой. Только что прошла крестьянская реформа, массы людей обнаружили в себе духовные потребности, и «евангелики» вышли навстречу этим нуждам. В феномене Пашкова совпало очень много факторов: благоприятное историческое время, реформы, духовный голод и даже патриотическое одушевление при освобождении братьев-славян. Во всем видно действие Духа Святого, иначе никак и никогда евангельская весть не могла бы пробиться ни в город казарм и декабристов, офицеров и чиновников, ни в неподвижную в обрядовой спячке Россию...

    В апреле 1884 года Пашков, Корф и Бобринский (прежний министр путей сообщения) решили созвать Объединительный съезд всех евангельских направлений. Через три дня все делегаты были арестованы, все собрания закрыты. Пашкову велено никогда больше не вступать на русскую землю. Начинался период царствования Александра III и обер-прокурора Синода Константина Победоносцева. Но община, которую хотели обезглавить, осталась жить. Ее принял Кергель, потом — Проханов, а теперь — уже и мы, не сосчитанные сонмы преданных Господу людей, любящих Слово Божье.