Главная / Статьи / Общество / О ПРИНЦИПАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОДЕЙСТВИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
О ПРИНЦИПАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОДЕЙСТВИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
О ПРИНЦИПАХ ГОСУДАРСТВЕННОГО СОДЕЙСТВИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РЕЛИГИОЗНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ
24.09.2011
666

Происходящий в российском обществе процесс осмысления сущности отношений между государством и религиозными объединениями, выстраивания государственной вероисповедной политики требует разрешения ряда проблем как мировоззренческого, так и правового характера. Государственная власть стремится предоставлять религиозным организациям различные виды льгот и помощи, закрепляя это соответствующими нормами законодательства. Такая политика в целом соответствует потребностям общества и преобладающим в нем умонастроениям. Однако законотворчество и правоприменительная практика в данной области имеют недостаточно осознанный и целостный характер.

    Духовный характер цели религиозных организаций предопределяет то, что они являются одной из форм некоммерческих организаций, не имеют извлечение прибыли в качестве цели деятельности и не распределяют полученную прибыль между участниками. Религиозным организациям предоставлено также право осуществлять иные, побочные виды деятельности, в том числе предпринимательскую, если результаты используются для обеспечения достижения основной цели. Государство и общество заинтересованы в том, чтобы деятельность религиозных организаций осуществлялась на основе самофинансирования; однако необходим и контроль за тем, чтобы религиозный статус организации не превращался в прикрытие для коммерческой деятельности.

    Религиозным организациям предоставлены значительные льготы, учитывающие их некоммерческую сущность, большие трудности, с которыми связано ведение хозяйственной деятельности в современных условиях, малообеспеченность основной массы верующих, не способных полностью субсидировать их функционирование. Они имеют различные льготы по налогам на землю, на имущество, на прибыль, на добавленную стоимость, по акцизам; получают от государства в собственность или безвозмездное пользование имущество религиозного назначения и земельные участки.

    Государство ставит религиозные организации в особое положение по сравнению с иными некоммерческими и общественными организациями. Для других некоммерческих организаций, например благотворительных, предоставление льгот прямо увязано с их социльно значимой деятельностью, которая компенсирует бюджету убытки от налоговых льгот. В отношении религиозных организаций (как и учреждений культуры) льготы являются выделением доли общественного богатства на удовлетворение духовных потребностей как общества в целом, так и его различных конфессионально ориентированных частей.

    В настоящее время существуют разные, в том числе резко отличающиеся друг от друга, взгляды. Некоторые нерелигиозные граждане протестуют против того, чтобы деньги налогоплательщиков расходовались на поддержку религиозных организаций. Другие же выступают за полный возврат национализированного церковного имущества и предоставление максимума льгот и субсидий, не особо задумываясь над тем, что в конечном счете за все это заплатит само общество.

    Представляется необходимым выработать такую систему государственных льгот и субсидий, которая учитывала бы все многообразие имеющихся в обществе воззрений. Быть может, есть смысл внимательнее изучить зарубежный опыт «церковного налога», позволяющий гражданину по личному выбору направлять определенную часть налоговых платежей конкретной религиозной организации или же светским социально значимым учреждениям (например, образовательным). В сущности, такой налог уже косвенно уплачивается гражданами России, поскольку государственная помощь религиозным организациям осуществляется за счет бюджета, в который граждане платят налоги. Но в отличие от явного взимания «церковного налога» сейчас налогоплательщика не спрашивают, на нужды какой организации он предпочел бы направить долю уплачиваемых денег.

    Передача религиозным организация культового имущества и иные формы поддержки в настоящее время трактуются частью общества, в том числе религиозными деятелями, как акт покаяния и компенсации за государственные преследования в прошлом. Однако следует учитывать, что такая передача происходит за счет всех граждан России, а фактическими благополучателями являются нынешние участники религиозных организаций, многие из которых не могут быть признаны лично пострадавшими. В то же время общество и государство должны с уважением и пониманием относиться к нуждам людей, избравших путь религиозного служения, трудов по сохранению, восстановлению и приумножению духовного и материального культурного наследия конфессий.

    Ради обеспечения равенства и справедливости при рассмотрении современных имущественных притязаний конфессий нужно учитывать, что в царской России они находились в неравноправном положении. Как известно, РПЦ имела в Российской империи статус государственной и в различных формах финансировалась государством, получала от него разнообразное имущество. Таким образом, имущественная собственность господствующей церкви частично формировалась за счет принудительного изъятия денежных средств и имущества у лиц иных вероисповеданий.

    В силу того, что передача религиозным организациям культового имущества имеет преимущественно духовно-нравственную мотивацию, крайне важно, чтобы неуклонно учитывалось конфессиональное происхождение такого имущества, и оно возвращалось бы той же конфессии, правопреемникам той же организации, в которой оно было первоначально создано.

    С одной стороны, считается как бы самоочевидным, что здания или реликвии, ранее принадлежавшие, например, буддистам или мусульманам, не будут переданы христианам или иудеям. Но в то же время никаких правовых оснований, препятствующих такой передаче, ограничивающих в этом плане права собственника-государства по распоряжению имуществом, не существует.

    Данная проблема кажется надуманной только в отношении имущества конфессий, сильно различающихся в своем вероучении и культе. Чем больше близки конфессии или религиозные движения, образовавшиеся в результате внутренних разделений в одной конфессии, тем больше у них оснований оспаривать друг у друга имущества, тем актуальней становится вопрос, какими критериями должны руководствоваться органы власти, решая, кому отдать предпочтение. В православии эта проблема связана с тем, что помимо Московского патриархата в России существует несколько старообрядческих православных религиозных организаций и иные канонически не связанные с Московским патриархатом православные религиозные организации, например, Российская православная свободная церковь.

    Бесспорно, что светское российское государство не должно определять, какую из православных церквей считать «истинной». Но в то же время правовая неурегулированность, отсутствие четкой формальной регламентации действий государственных органов, принимающих решения о передаче имущества в условиях конкуренции интересов нескольких религиозных организаций создает возможность для того, чтобы запросы одних удовлетворялись в ущерб интересам других. Формально не нарушая законодательства, государственные органы имеют возможность реализовывать политику протекционизма, принимая решение, кому из наличествующих претендентов передавать культовые здания и иное имущество религиозного назначения. Данная проблема в той или иной мере затрагивает интересы не только православных, она касается и иных конфессий и должна быть разрешена в соответствующих нормативных актах.


Журнал «Религия и право» № 4, 2001,
печатается в сокращении