Главная / Статьи / Общество / ЦЕРКОВЬ ИНГРИИ: СТАРЕЙШАЯ И ЮНАЯ
ЦЕРКОВЬ ИНГРИИ: СТАРЕЙШАЯ И ЮНАЯ
ЦЕРКОВЬ ИНГРИИ: СТАРЕЙШАЯ И ЮНАЯ
24.09.2011
845

В мае после длительного ремонта откроется один из старейших храмов Санкт-Петербурга — приход Святой Марии церкви Ингрия. Здание будет воссоздано в своем первоначальном виде, с полной ликвидацией следов советского варварства. Многое, что связано с ним, вызывает вопросы. Скажем, почему эта старейшая лютеранская церковь находится не где-нибудь, а в самом центре Санкт-Петербурга? (По соседству, кстати, есть еще один лютеранский храм, шведский, в котором до сих пор располагается спортивное общество). Что означает загадочное слово «ингрия», включенное в название церкви?

Извечная наша беда в том, что мы склонны то и дело переписывать историю, впрочем, как и не интересоваться ею вообще. Многие из нас, наверное, имеют представление о том, как Петр строил Санкт-Петербург, очень схожее с известными поэтическими строками: «На берегу пустынных волн/ стоял он дум великих полн,/ и вдаль глядел. Пред ним широко/ река неслася; бедный челн/ по ней стремился одиноко./ По мшистым, топким берегам/ чернели избы здесь и там,/ приют убогого чухонца...» Но даже в них, заметим, «пустынные» лишь волны, а пейзаж включает в себя тем не менее «бедный челн» и «чернеющие избы». В этом-то и заключается историческая правда.

Царь Петр пришел не в пустынную местность, а в край, населенный большим народом, в древнюю землю, которая и носила это ушедшее из жизни имя — Ингрия, иначе Ингерманландия. Она занимала во времена шведского владычества территорию между берегом Финского залива и тогдашней шведско-русской границей, ограниченной на западе рекой Нарой, на востоке — рекой Невой и юго-западным побережьем Ладожского озера. Ингрия не являлась духовной пустыней. Административно была поделена на лютеранские приходы, которые действовали самым активным образом. Лютеранский приход в Копорье, по свидетельству историков, известен с 1590 года. После возвращения Ингрии под власть Москвы в 1595 году он, как и многие другие, был ликвидирован. Трудно, наверное, найти другую такую землю, как Ингрия, где борьба православия и лютеранства достигала бы большего накала и драматизма. Приходили и уходили новые завоеватели и властители, насаждая свои верования, но Ингрия оставалась. И лишь во время атеистического безбожного режима почти удалась попытка уничтожить древний народ Ингерманландии. Но вера сохранилась чудом.

    Петербург с полным правом можно назвать центром лютеранства в России. По данным всероссийской переписи населения 1897 года, 99 274 жителя столицы Российской империи принадлежали к протестантским исповеданиям, в своем подавляющем большинстве — к лютеранскому. В городе до конца 1920-х гг. действовало около десяти евангелическо-лютеранских приходов, из них несколько немецких, финский, шведский, эстонский и латышский.

    Финский петербургский лютеранский приход — старейший среди ненемецких лютеранских приходов. Первая финская церковь была построена уже вскоре после основания Санкт-Петербурга. Ганноверский резидент Ф.Х. Вебер, описывая город в своей книге «Преображенная Россия», упоминал о деревянной финской церкви, которая находилась вблизи Потешного (Марсова) поля, в районе так называемых Финских шхер. В 1719 г. в Санкт-Петербурге был образован финско-шведский лютеранский приход Святой Анны. В 1733 г. по указу императрицы Анны Иоанновны для него на Большой Конюшенной улице был выделен участок под постройку молитвенного здания, и здесь возвели новую деревянную церковь.

    В 1745 г. шведы образовали свой отдельный приход, для которого в 1767 г. на смежном участке, Малой Конюшенной улице, была построена каменная церковь Святой Екатерины. Центр финского прихода остался на Большой Конюшенной улице и первым его пастором стал выходец из Финляндии Э. А. Норденберг.

    В 1803-1805 г. для финского прихода на Большой Конюшенной улице по проекту архитектора Г. Х. Паульсена была построена каменная церковь, получившая название Святой Марии (в честь императрицы Марии Федоровны). Торжественное открытие церкви, помещение которой было рассчитано на 2400 сидячих мест, состоялось 12 декабря 1805 г. Прямоугольное в плане здание завершено небольшим куполом на высоком барабане; прорезанный окнами главный фасад декорирован четырехколонным портиком тосканского ордера с треугольным фронтоном; боковые фасады украшены пилястрами. Здание церкви в слегка перестроенном виде (в 1871 г. архитектор К. Андерсон перестроил церковь внутри, перестройка фасада производилась в конце XIX в. по проекту известного архитектора Л. Н. Бенуа) сохранилось до наших дней.

    Число прихожан церкви Святой Марии росло в соответствии с увеличением численности финского населения Петербурга. Переселение уроженцев Финляндии в российскую столицу активизировалось после ее присоединения к России и образования Великого княжества Финляндского в 1809 г. В 1790 г. членами финского прихода числились 3720 человек, в 1860 г. — около 13 тысяч человек и в 1905 г. — около 16 500 человек. За пределами самого города приходу Святой Марии принадлежало лютеранское население деревень Александровское, Волынкино, Емельяновка (Аутуансаари) и Тентелева (Тёнттёля) на южной стороне Невы, Жерновка (Уусикюля), Парголово и Лахта на северной. В Лахте в 1904 г. был открыт молитвенный дом церкви Святой Марии, построенный по проекту архитектора Э. Ф. Шитта.

    Финская лютеранская церковь уделяла большое внимание культурно-просветительской деятельности, стремясь, чтобы прихожане были не только сильны в вероучении, но и постигали основы грамотности. Финские церковно-приходские школы стали возникать в Петербургской губернии еще с конца XVIII в. Вопрос об учреждении школы при церкви Святой Марии поднимался еще в 1820-е гг. В июле 1829 г. прихожане обратились к министру народного просвещения с ходатайством «о разрешении учредить при приходе сей церкви школу для обучения бедных детей». Петербургское консисториальное собрание в 1833 г. сообщило, однако, в Департамент просвещения о том, что «вышеупомянутая школа за недостаточностью собранной на учреждение и содержание ее суммы и за неполучением от прихожан ожидаемых пожертвований не учреждена». Позднее вопрос об основании финской средней школы в Петербурге все же удалось решить, и главная заслуга в этом принадлежит пастору К. Сирену, возглавившему финский приход в 1836 г. Школа открылась в августе 1844 г. в усадьбе церкви Святой Марии. Первоначально в школе было всего 14 учеников и двое учителей, одним из которых был сам Сирен (он же был заведующим школой), другим — Т. Фриман, будущий деятель культуры и редактор одной из петербургских финноязычных газет. Финская школа церкви Св. Марии позднее послужила базой для создания Петербургской финской единой школы. Заслуживает упоминания тот факт, что основание финноязычного среднего учебного заведения в Петербурге произошло раньше, чем в Финляндии, где финскому языку учили только в начальной школе, а среднее образование оставалось шведоязычным до 1864 г., когда финский язык в Великом княжестве был уравнен в правах со шведским.

    После 1917 г. в жизни как всей евангелическо-лютеранской церкви в России, так и отдельных ее приходов, произошли существенные изменения. Последствия закона об отделении церкви от государства и школы от церкви сказались на представителях всех конфессий, в том числе на лютеранах: были реквизированы земли, выделенные пасторам, здания церковных школ и библиотек, кассы для бедных, часть церковной утвари. С февраля 1918 г. обучение религиозным предметам было отменено в средних учебных заведениях Петроградского учебного округа. Все же лютеранская церковь, не имевшая монастырей, крупных земельных угодий и располагавшая относительно скромным имуществом, понесла не такие крупные потери, как православная или даже католическая церкви. В 1918-1921 гг. финские лютеранские приходы Петроградской губернии добились внутренней самостоятельности. Образование отдельной финской консистории и высшего церковного совета и объединение финских приходов Ингерманландии в отдельный синодальный округ были утверждены Российским евангелическо-лютеранским епископским советом в Москве в марте 1921 г.

    Приход Святой Марии около трех лет оставался без пастыря: пастор Й. Сааринен отошел от дел по болезни и в связи с преклонным возрастом в 1918 г., и долго ему не могли найти замены. Лишь с декабря 1921 г. за приход стал отвечать пробст (старший пастор) Ф. Ф. Реландер, избранный финским епископом Ингерманландии. В 1923 г. Реландер сложил с себя обязанности епископа и выехал в Финляндию, а приход Святой Марии с 1925 г. возглавил рябовский пастор С. Я. Лауриккала, избранный годом раньше председателем финской консистории и высшего церковного совета вместо уехавшего Реландера.

    Пастор Селим Ялмари Лауриккала пользовался особой известностью и популярностью среди верующих, его называли «духовным отцом ингерманландских финнов». В 1920-е г., вследствие нехватки священников, он вел богослужения в нескольких приходах: помимо прихода Рябово и прихода Святой Марии, он также служил в приходах Колтуши (1917—1931 гг.), Марково-Ярвисаари (1921—1923 гг.), Дудергоф и Хиетамяки (1922—1937 гг.). С 1923 г. он занимал должность пробста северной Ингрии. Владея эстонским языком, Лауриккала читал проповеди не только в финских, но и в эстонских церквях. В 1929 г. после смерти эстонского епископа А. Э. Юргенсона он был избран также председателем эстонской консистории. В 1929-1931 гг. ему приходилось проводить службы и в шведской церкви Святой Екатерины.

    Новое наступление на церковь, предпринятое советским руководством на рубеже 1920-х — 1930-х гг., на этот раз было направлено не только против православия, но и против других конфессий, включая лютеранство. Лютеранская церковь давно обращала на себя внимание властей как церковная организация, наиболее многочисленная среди христианских церквей в России после православной. Нельзя считать случайным выход в 1931 г. в Ленинграде книги Л. Брандта «Лютеранство и его политическая роль», в которой утверждалось, что в национальных районах «успехи социализма вызвали бешеное сопротивление со стороны кулачества, которое... избрало религию, в данном случае лютеранскую, в качестве орудия своей контрреволюционной борьбы. <...> Кулачество использует лютеранскую свободу веры, лютеранский индивидуализм в качестве орудия против коллективизма, против единства материалистического мировоззрения, для контрреволюционной «критики» социализма. <...> Лютеранский поп устанавливает связи между финским, эстонским, латышским и немецким кулачеством и его зарубежными «братьями во Христе».

    Лютеранские приходы стали закрываться, начались репрессии против священников. Еще в ноябре 1927 г. пастор С. Я. Лауриккала был в первый раз арестован и выслан из страны за то, что он в начале года при поездке в Финляндию закупил там религиозную литературу. Эта закупка была предварительно согласована с властями, но, несмотря на это, органы ГПУ обвинили его в приобретении «вредных» книг. В декабре того же года, однако, власти пошли навстречу ходатайствам прихожан и финских дипломатов и разрешили пастору вернуться.

    В 1929 г. была предпринята первая попытка закрыть церковь и ликвидировать приход Святой Марии в Ленинграде. В начале января в церковь неожиданно явилась техническая инспекция, члены которой заявили, что они собираются возвести перегородки внутри церковного здания, которое в ближайшее время будет превращено в зал собраний расположенной поблизости финской трудовой школы. Это заявление было несколько поспешным, так как для закрытия церкви требовалось разрешение местных властей, которого у антирелигиозных активистов не имелось. Более того, члены церковного прихода незадолго до того заключили письменное соглашение с местным Советом об использовании здания церкви в целях богослужения. После обследования помещения церкви инженеры, входившие в состав комиссии, заявили, что здание не годится для школы, так как внутри него слишком темно. Позднее глава регистрационного бюро религиозных объединений Шляпин даже прислал прихожанам церкви Святой Марии успокоительное письмо, в котором он написал, что церковь остается за ними.

    Но тут проявили активность финские коммунистические активисты, заявив о своих планах закрытия церкви. В соответствии с обычной советской практикой они постарались изобразить дело так, будто эта акция была инициирована «снизу». Резолюции с требованием закрыть церковь Святой Марии и передать ее помещение «на культурные нужды» принимались в апреле 1929 г. на собраниях рабочих-финнов Финляндского участка Октябрьской железной дороги, Финского дома политического просвещения, курсантов и служащих Финского педагогического техникума. В этих резолюциях говорилось, что церковь Святой Марии, находящаяся в одном дворе с финской трудовой школой, мешает ее работе, что ее посещают лишь 200—300 финнов-горожан, в основном владельцы частных предприятий и другие «бывшие люди», абсолютное большинство финского населения Ленинграда в церкви не нуждается, финское духовенство и прихожане церкви обвинялись в контрреволюционной агитации.

    5 мая 1929 г. в городе был проведен антирелигиозный митинг финнов, на котором присутствовало около тысячи человек. На митинге утверждалось, что «церковь содержится на средства, собранные кулаками и попами из деревень, так что трудящиеся крестьяне... должны трудовые копейки тратить на содержание городской церкви, которые им необходимы для поднятия сельского хозяйства», рабочие, служащие и учащаяся молодежь церковь не посещают и не нуждаются в ней, а церковная двадцадка якобы спекулирует зданием церкви, сдавая его в аренду другим религиозным организациям. Митинг постановил «просить Ленинградский Совет финскую евангелическо-лютеранскую церковь закрыть и передать финскому домпросвету на культурные нужды». Попытка закрыть церковь и на тот раз не удалась, так как соответствующее разрешение от местных властей так и не было получено. Связано это было с тем, что церковь находилась под патронатом финляндского консульства в Ленинграде, проживавшие в городе граждане Финляндии были ее прихожанами, и меры, которые могли бы способствовать обострению и без того непростых отношений с северо-западным соседом, «наверху» не приветствовались.

    Наступление на религию, однако, продолжалось. На протяжении 1930-х гг. храмы в Ленинграде и области закрывались один за другим. К концу десятилетия здесь не осталось ни одной действующей неправославной церкви, за исключением католического костела Лурдской Божьей Матери в Ленинграде в Ковенском переулке. Пастор С. Я. Лауриккала, имевший финляндское гражданство, был вынужден уехать в Финляндию в мае 1937 г. Его преемник на посту председателя финской лютеранской консистории, пастор Пекка Бракс, был арестован в августе 1937 г. и расстрелян 15 ноября того же года на Левашовской пустоши. Приход церкви Святой Марии в Ленинграде перестал действовать в марте 1938 г., после того как финское консульство, под патронатом которого приход находился, выехало из города. 14 апреля 1938 г. Областная комиссия по вопросам культов приняла официальное решение о закрытии церкви. За пустующее помещение разгорелась борьба между различными ведомствами: на него претендовали Государственный Эрмитаж, Ленинградский областной совет добровольного спортивного общества «Старт», объединение «Рекламфильм» и организация «Союзторгучет», планиРемонтный завод счетно-аналитических и пишущих машин. Областная комиссия по вопросам культов в своем постановлении передавала здание церкви в распоряжение Эрмитажа, однако Ленсовет 22 апреля пересмотрел это решение, постановив передать здание Управлению жилищного строительства «для переустройства под жилое помещение для рабочих». Позднее здание было передано Ленинградскому дому природы, который владел им до конца 1980-х гг.

    Возрождение религиозной жизни ингерманландских финнов, начавшееся со второй половины 1970-х гг., приняло особенно активный характер с конца 1980-х гг. Финны-лютеране неоднократно ставили вопрос о возвращении им здания церкви Святой Марии, их просьбы оставались неудовлетворенными. Лишь в 1990 г. здание было частично, а в 1994 г. полностью возвращено финской евангелическо-лютеранской общине. В настоящее время в число прихожан церкви входят не только этнические финны, как это было раньше, но также представители других национальностей, в частности, русские, украинцы и эстонцы. На протяжении нескольких лет осуществлялась реконструкция здания церкви, его торжественное открытие намечено на 19 мая нынешнего года.