Главная / Статьи / Общество / СВЯТАЯ ТРУЩОБ
К пятилетию со дня окончания земного пути матери Терезы

Мать Тереза — одна из самых знаменитых женщин ХХ века. Для миллионов людей планеты она стала олицетворением христианской добродетели. Свою долгую жизнь она посвятила деятельной любви, служа бедным, голодным, больным, обездоленным людям во всем мире, и более всего в Индии.

    Мать Тереза (Агнес Гонджа Бояджиу) родилась в1910 году в католической албанской семье в городе Скопье. У нее было счастливое детство, так как семья была благочестивой и обеспеченной. Подросшая Агнес много времени проводила в ордене Святой девы Марии, помогая священнику. Там она читала о словенских и хорватских миссиях в Индии. Однажды внутренний голос сказал ей, что ее призвание — служить Богу. В 12 лет Агнес еще не хотела становиться монахиней.

    В 1928 году Агнес окончила среднюю школу и задумалась о своем будущем. Она снова услышала внутренний голос, призывавший ее стать миссионеркой в Индии. На этот раз девушка не стала противиться призванию. После нескольких месяцев подготовки в ирландском ордене сестер Лоретто она отплыла из Дублина в Индию. По прибытии туда она отправилась в монастырь ордена сестер Лоретто, где провела годы послушничества. Через несколько лет она приняла монашеские обеты и получила имя в честь Терезы из Лизье, весьма чтимой французской святой, стремившейся делать незаметные добрые дела с любовью и выполнять самую неприятную работу с радостью.

    10 сентября 1946 года Тереза отправилась в Дарджилинг. Позже она назвала эту поездку самым важным путешествием в жизни. Под мерный перестук колес поезда она задремала. Внезапно она проснулась, услышав голос, который говорил внутри нее: «Иди и живи среди бедных, а Я буду с тобой». Сомнений не было, это было повеление Божье.

    Вернувшись, она рассказала матери-настоятельнице о случившемся и о своем желании уйти из монастыря, чтобы жить среди бедных и служить им. Но ее желание было воспринято с враждебностью как беспочвенные мечтания. От такого отношения Тереза серьезно заболела и едва не умерла. Только спустя два года разрешение было получено, и 16 августа 1948 года Тереза покинула монастырь, навсегда простившись с его спокойной и размеренной жизнью.

    Ей было 38 лет. У нее не было ничего, кроме нескольких рупий в кошельке и большой любви к Христу в сердце. Для того чтобы лучше помогать бедным, она прошла ускоренные курсы медсестер, затем отправилась в самое запущенное бедняцкое гетто Калькутты. Там она помогала нищим, чем могла: купала детей, промывала раны... Жители трущоб были потрясены, кто же эта европейская женщина в дешевом сари, которая хорошо говорит на бенгальском языке, приносит с собой чистоту и тепло сердца!

    Через несколько месяцев у Терезы появилась первая последовательница. Тереза молилась, чтобы Бог послал ей больше помощниц, ведь работы было так много. Каждое утро они вставали очень рано, долго молились и шли на мессу, чтобы Господь дал им силы на весь день. Тереза говорила: «Молитва для нас — основное дело. Если бы мы не были постоянно соединены с Богом, было бы невозможно посвятить свою жизнь для самопожертвования, какого требует от нас жизнь среди одиноких и покинутых». Вскоре Тереза поняла, что для эффективной помощи бедным необходимо создание монашеского ордена Милосердия. И такой орден был основан в 1950 году. На тот момент в нем было 12 сестер.

    К трем обычным монашеским обетам — бедности, целомудрия и послушания — мать Тереза добавила четвертый — бескорыстное служение беднейшим из бедных. «Мы должны сознавать, что, служа бедным, мы служим Богу. Если мы хотим, чтобы нищие увидели в нас Христа, мы обязаны прежде всего увидеть Христа в убогом человеке», — учила мать Тереза. Сестры ухаживали за больными, раздавали лекарства и продовольствие, помогали прокаженным. Что-то им жертвовали благотворители, что-то они выпрашивали по домам, например, лекарства, срок годности которых истекал, тряпье, остатки еды — все шло в дело.

    Но самое главное сестры делились с обездоленными любовью и радостью Божьей. «Если наши действия просто полезны, но не дают радости людям, — говорила Тереза, — эти несчастные так и не будут никогда в состоянии подняться навстречу тому зову, который, мы хотели бы, чтобы они слышали, — зову Бога прийти к Нему».

    В 1952 году мать Тереза открыла первый дом для умирающих (позднее их стали называть хосписами). Однажды она увидела на улице умирающую женщину, которая была настолько слаба, что крысы начали есть ее заживо. Тело ее было сплошь покрыто язвами и фурункулами. Потрясенная монахиня доставила умирающую в ближайшую больницу, но там не хотели принимать несчастную из-за отсутствия денег и медицинской страховки. Мать Тереза проявила настойчивость и добилась того, что умирающую приняли в госпиталь. Но прямо на улицах умирали многие, и никого это не волновало: жители Калькутты привыкли к подобным вещам. Мать Тереза поняла, что необходимо особое учреждение, в котором могли бы находиться умирающие. Городские власти разрешили использовать для этих целей одно из заброшенных строений. В течение 24 часов сестры переносили туда больных и страдающих, и дом для умирающих начал свою работу.

    Мать Тереза и ее помощницы подбирали на улицах Калькутты несчастнейших из несчастных: стариков и старух, детей-калек, прокаженных, тех, кого не принимали больницы, съеденные голодом и болезнями живые скелеты. Многих спасти было уже невозможно. Вот ей принесли человека, половина тела которого умерщвлена раком. Зловоние идет от него. Брат милосердия, вычищая червей из запущенных ран больного, не выдержал, его вытошнило. Мать Тереза сама занялась этим больным. «Как вы можете выдержать этот запах, что от меня идет?» — спросил больной. «Это ничто перед теми страданиями, которые вы переносите», — ответила Тереза. Через некоторое время больной сказал: «Вы не человек, люди не могут так себя вести!» И, умирая, добавил: «Слава вам». «Слава таким, как вы, которые страдают со Христом», — ответила Тереза.

    Монахини стремились облегчить последние минуты несчастных, дать им умереть не по-собачьи, на асфальте, а под кровом на циновке или охапке соломы. Они делали простые, но такие важные вещи: обеспечивали умиравших последним глотком воды и ласковым словом. За более чем 40 лет существования домов для умирающих монахини ордена подобрали 54 тысячи человек с улиц Калькутты. Более половины (!) из них выздоровели молитвами и уходом сестер. Мать Тереза говорила: «Есть то, что нужно этим людям даже больше, чем пища и крыша над головой: понимание того, что они кому-то нужны, кем-то любимы. Они понимают, что даже если им осталось жить всего несколько часов, их любят».

    С середины пятидесятых годов она стала помогать прокаженным, создавая для них небольшие поселения, где те строили хижины из бамбука, изготовляли себе одежду, бинты для своих ран и предметы первой необходимости. Чуть позже на собранные орденом средства был построен город для прокаженных, в котором они и их дети могли полноценно жить, работать, учиться, получать медицинскую помощь.

    Когда в Калькутту приехала телегруппа с Запада, то ее работники были поражены, увидев мать Терезу, забравшуюся на огромную кучу мусора и откопавшую крохотного младенца с еще необработанной пуповиной. Она рассказала, что в таких мусорных кучах были найдены сотни брошенных детей. Чтобы спасти их, она стала создавать детские приюты. «Я стала матерью тысяч брошенных детей, оставленных на улицах и обочинах дорог, в мусорных ящиках и канавах. Мне приносят их полицейские и отдают больницы, если настоящая мать отказывается забрать ребенка себе, — рассказывала мать Тереза. — Я спасла их, обогрела и обучила. Многие из них нашли себе хорошие семьи в Индии, Америке, Европе. Но все они помнят меня. Они присылают мне свои фотографии, и когда я рассматриваю их, я радуюсь за моих детей. Я чувствую, что люблю этих детей, как родная мать, как научил меня любить Иисус».

    Широкая известность пришла к матери Терезе после того, как в 1969 году британское телевидение сделало о ней первый документальный фильм. Вслед за фильмом последовала книга, ставшая бестселлером. В 1979 году мать Тереза стала лауреатом Нобелевской премии мира. Получая награду «во имя голодных, раздетых, бездомных, всех тех, кто не видит ни помощи, ни заботы», она была одета в то самое дешевое сари, с которого начала свое служение в трущобах. В своей Нобелевской речи она говорила о христианской любви как движущей силе всего, что делает, и как об условии всеобщего мира. Она обратила внимание на величайшую угрозу человечеству, которую несет легализация абортов, поскольку они представляют собой настоящее убийство, осуществляемое матерью. Аборты она считала наихудшим злом нашего времени, с которым боролась при помощи усыновления детей семьями, желавшими иметь ребенка. Ее действия позволили спасти жизнь тысячам детей во всем мире.

    Международное признание расширило диапазон ее служения. Как лауреат Нобелевской премии мира она приняла на себя ряд международных поручений, отправляясь в зоны катастроф и военных конфликтов в качестве эмиссара мира, хотя прежде избегала малейшего участия в политике. Она посетила палестинские лагеря беженцев в Ливане, Эфиопию во время засухи, Гватемалу и Армению после землетрясения, Чернобыль после аварии на АЭС, Багдад во время войны в Персидском заливе. Она приезжала не как сторонний наблюдатель, а оказывала действенную помощь пострадавшим людям. В 1982 году во время осады Бейрута она смогла договориться с палестинскими повстанцами и израильской армией о временном прекращении огня, чтобы вывезти 37 изувеченных и больных малышей из госпиталя, в который попала бомба.

    Подымание бесчисленных человеческих тел согнуло тело матери Терезы. Она вела жизнь, подрывавшую силы, и не давала себе нужного отдыха, засыпая в багажных сетках вагонов третьего класса. Страдания тысяч людей отразились на ее бледном лице. Здоровье ее ухудшалось. В 1983 году она перенесла первый инфаркт, через шесть лет — второй, едва не окончившийся трагично. Тогда врачи вживили ей электронный стимулятор сердца. В 1990 году мать Тереза почувствовала себя настолько плохо, что вынуждена была отказаться от должности главы ордена. Замены ей не нашли, и она, подлечившись, продолжила свою работу. Все последующие годы она много болела, но насколько хватало сил продолжала трудиться для бедных. Вечером 5 сентября 1997 года она отошла к своему Господу, смерть наступила от остановки сердца.

    Папа Иоанн Павел II, узнав о ее смерти, не пытался скрыть слез. Он назвал ее жизнь одним из величайших событий ХХ века. Ее служение беднейшим из бедных, начатое когда-то в одиночку, выросло и умножилось тысячекратно. Сегодня более чем в 120 странах мира, в том числе и в России, в 600 отделениях ордена Милосердия трудятся несколько тысяч сестер и братьев (братство милосердия как ветвь ордена существует с 1963 года). Ордену принадлежат дома милосердия, лечебницы, лепрозории, клиники для больных СПИДом, дома покинутого ребенка, школы.

    Мать Тереза писала: «То, что я делаю, — это капля в море. Но важно не то, сколько ты сделал, а то, сколько любви ты вложил в свои дела. Важно не то, сколько ты дал, а то, сколько любви ты вложил в это. Пусть самая скромная помощь, но с большой любовью. Я верю в малые дела, именно в них наша сила. Для Бога нет больших и малых дел, потому что Он так велик, а мы так малы».

    Смысл своей жизни мать Тереза видела в том, чтобы указать людям путь к Богу. Она говорила: «Мы видим Христа под двумя видами: в алтаре под видом евхаристического хлеба и в городских трущобах в страждущих людях, забытых другими людьми. Когда я вижу тело, изъеденное червями, я его касаюсь как Тела Христова. Я в это верю как в слова Христовы». Когда мать Тереза открыла в Сан-Франциско хоспис для людей, умиравших от СПИДа, журналист спросил ее: «Вы знаете, каким образом эти люди заразились СПИДом?» Она спокойно ответила: «Христианин призван видеть Христа в мучительном виде бедных и страдающих, независимо от того, какой причиной вызвано это страдание. Меня интересует, куда они идут, а не где они были. Я хочу показать им лучший путь — путь Христа, путь, который ведет к спасению».