Главная / Статьи / Общество / В ОТЦЕПЛЕННОМ ВАГОНЕ
В ОТЦЕПЛЕННОМ ВАГОНЕ
В ОТЦЕПЛЕННОМ ВАГОНЕ
24.09.2011
537
В отцепленном вагоне     Мне очень нравится чудаковатый герой Маршака, который вечно все путал и все делал не так по своей забывчивости и рассеянности.

Вместо шапки на ходу
Он надел сковороду.
Вместо валенок перчатки
Натянул себе на пятки.
    Когда-то я мечтал отправиться в далекое путешествие, какое проделал герой Маршака, сидя в отцепленном вагоне. Всю дорогу «рассеянный с улицы Бассейной» ел и спал, спал и ел. Чудаку снились города и села, полустанки, мимо которых он проезжал. А вагон между тем стоял на месте. И каково было удивление, когда вместо ожидаемого южного моря он увидел все тот же Ленинград.

Закричал он: – Что за шутки?
Еду я вторые сутки.
А приехал я назад,
А приехал в Ленинград!
    Этим летом я неожиданно обнаружил, что поэтическая метафора обрела реальность и все мы (петербуржцы) превратились в «рассеянных», какими описал их Маршак. Едем в отцепленном вагоне и удивляемся, почему все там же, откуда отправились.

    Я возвращался домой из-за города, где несколько дней гостил у своего старого друга, заядлого садовода. Одновременно с нашей электричкой на Московский вокзал прибыл экспресс из столицы. Под мелодию «Гимна великому городу» выходили на перрон приехавшие из Москвы, в основном зарубежные гости. Их восторженные взгляды говорили о предчувствии встречи с одним из красивейших городов мира. Так получилось, что я вместе с ними вышел из здания вокзала и оказался на привокзальной площади с названием из нашего революционного прошлого – площадь Восстания. Милая девушка-экскурсовод стала бойко рассказывать иностранным туристам о достопримечательностях. Те дружно следили за указаниями ее руки, поднимая и поворачивая свои головы. Молодой человек из этой группы ко всему прочему приехал, по-видимому, с желанием попрактиковаться в русском языке, он принялся читать по слогам то, что было написано огромными буквами на здании гостиницы «Октябрьская».

    – Город-герой Ле-нин-град! – произнес он, явно довольный своими успехами.

    – Ленинград?! – переспросила седая дама в шортах. В знак протеста она недовольно покачала головой. – Ноу... Ноу... Санкт-Петербург!!!

    Туристы стали возбужденно о чем-то спорить, забрасывая вопросами покрасневшую от растерянности экскурсоводшу. Они никак не могли понять, куда все-таки попали. Ехали в город, названный в честь святого апостола Петра, а приехали в коммунистическое прошлое. Туристы твердо знали и доказывали это опешившей девушке, что у одного города не должно быть два названия. Та явно терялась, что им ответить. Кажется, истина была установлена путем голосования, после чего все как дети весело захлопали в ладоши, скандируя:

    – Петербург! Санкт-Петербург! Аллилуйя!

    Поначалу и я радовался вместе с ними, а затем стало больно и обидно за наш город и его жителей, которые еще 12 июня 1991 года решили возвратить городу его прежнее имя. Но ничего не могут с собой поделать и подобно герою Маршака то и дело возвращаются назад в Ленинград, то есть во вчерашний день, по-прежнему называя себя ленинградцами. Многие, не секрет, тоскуют о былом, как евреи по пути в обетованную землю грустили о Египте. Так мы и едем вот уже тринадцатый год в отцепленном от локомотива вагоне. В немалой степени этому способствует общая обстановка в городе. Оглянитесь, вокруг большевистские названия улиц и площадей, бюсты и памятники «вождям». Более 700 петербургских улиц и площадей переименовали большевики за годы своего режима, и только сто из них смогли вернуть себе прежние имена.

    День 7 ноября по-прежнему красный день календаря, государственный праздник. В этом году знаменательный – 85 лет со дня октябрьского переворота. Целых три дня на него отпущено: гуляй, веселись, пьянствуй! Можно пойти на демонстрацию с революционными песнями. Можно вместе с коммунистами отправиться к бывшему штабу революции. Их бронзовый кумир на прежнем месте, в горделивой позе охраняет вход в Смольный, где теперь демократическое руководство города. А потом по Невскому, на Дворцовую, где соберется весь «красный» город. «На бой кровавый, на баррикады!» – горланят молодчики из бритоголовых, проходя мимо кинотеатра «Баррикада». Молиться за них надо. И я уверен, что таких оголтелых было бы меньше в нашем городе, если отказаться от наполняющей его большевистской атрибутики – наследия прошлых времен.

    На улице Сердобольской, напротив того дома, где, как гласит мемориальная доска, незадолго до штурма Зимнего скрывался Ильич, красуется революционное панно, поражающее своим размером (во весь пятиэтажный дом). Я попросил своего друга, художника Петра Митрофанова, нарисовать его с натуры. Убийственное панно. Настолько запущенное и ветхое, что штукатурка кусками валится вниз на головы прохожих, – проходить или стоять рядом опасно для жизни. На проспекте с характерным названием – Стачек, возле метро «Нарвская» аналогичный «шедевр», панно «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Мэрия Кировского района, в отличие от района Выборгского, постаралась и отреставрировала панно, наверняка затратив на это уйму денег. Теперь этот «шедевр» сияет всеми цветами радуги. Какие же ценности провозглашает панно? За тюремной решеткой революционная тройка допрашивает заключенного. Равнодушно и отрешенно ступают по трупам «врагов» вооруженные до зубов «борцы за народное счастье». Посмотришь на подобные «шедевры» и не верится, что мы в Петербурге Пушкина, Достоевского, Блока... Нет, мы с вами по-прежнему в отцепленном вагоне, «а с платформы говорят – это город Ленинград!»

    Думаю, и область наша примет активное участие в праздновании дня Петербурга, хотя, вроде бы это ей не с руки, ведь никак не может расстаться с названием Ленинградской.

    В итоге накануне юбилея, к которому так готовятся и которого ждут с огромным нетерпением, в голову приходят отнюдь не праздничные стихи:

Город мой, как тускнеет твой облик!
Ты как пленник с поникшим лицом.
Петербург Ленинградская область
Окружила блокадным кольцом.
Время смуты рождает причуды, -
Боже, как пережить этот бред:
Ленинградская область. Откуда,
Если города Ленина нет?
И все те же повсюду названия,
Стопудовая тяжесть оков:
Площадь Ленина, площадь Восстания,
Ворошилова, Большевиков.
С пьедестала взирает Дзержинский,
Ильича монументы кругом...
Настоящей Дорогою жизни
Ты спасешься, идя за Христом.
Горьковатый на сердце осадок,
И в жару пробирает мороз –
Петербург, ты в духовной осаде,
И спасет тебя только Христос.
    Я полагаю, мои земляки в конце концов поймут, что невозможно ехать в отцепленном вагоне, плыть без руля и без ветрил, жить без Бога. Да будет и на наших улицах праздник. Господи, благослови наш многострадальный город!


Рис. Петра Митрофанова