Главная / Статьи / Общество / ЛЮБИТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО... БЕЗ БОГА
ЛЮБИТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО... БЕЗ БОГА
ЛЮБИТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО... БЕЗ БОГА
24.09.2011
816
    До большевистского переворота было около сорока лет, когда Ф. М. Достоевский чутко уловил типаж своего времени: «русских мальчиков», которые, случайно встретившись в трактире, предлагали быстро решить все проблемы. Выражаясь современным новоязом, «знали технологии». Поскольку мы, почти как Бурбоны, «ничего не забыли и ничему не научились», то эти мальчики никуда и не делись. Одни постарели, другие заново народились. Одни только на время затихли, других бизнес и политическая суета отвлекают.

    Но вот что еще можно заметить: то ли приближается конец возрождения духовности в «одной отдельно взятой стране», то ли мода на религиозность у нас проходит. Начинают раздаваться голоса против мировых религий. Всех сразу. Скопом. Без различия. Особенно отчетливо они слышатся в прессе, в таких читаемых газетах, в частности, как «Известия», «Новое время», «Московские новости». Один автор вообще хоронит религию, другая предупреждает, как Минздрав: «Религия (причем любая) таит в себе угрозу». А третья делает великое открытие: «Никакого Бога нет». Впрочем, открытие это не новое. Когда-то один известный русский дедушка Федор Карамазов тоже предлагал: «Взять бы эту всю мистику да разом по всей русской земле и упразднить».

    Вот она наша религиозность! Флер религиозный, который мигом слетает, и истинное атеистическое лицо показывается, как только дела из рук вон плохи или, того гляди, жареным запахнет. Тогда религию в сторону и давай искать виноватых. А кто у нас во всем виноват? Известно – религии. Из-за них распри, из-за них войны. Кстати, 11 сентября – это день усекновения главы Иоанна Предтечи, уж не он ли виноват? Да, фанатики есть всегда. Но не будет ли логичнее искать причину, вызвавшую такую катастрофу и настоящую трагедию, скажем, в современных технологиях? Не проще ли закрывать дверь в кабину пилотов? В США на внутренних рейсах двери в кабину пилота держали открытыми, сам видел в 1998 г. Не проще ли потребовать от служб безопасности, чтобы выполняли свои прямые обязанности? Тогда бы, возможно, не было «Норд-Оста». Вместо этого у нас с большевистским напором возрождают архаический принцип коллективной вины всех религий.

    Говорят, есть хороший и очень миролюбивый ислам и есть его экстремистские искажения, которые следует изучать. Конечно, это утверждение не лишено смысла, судя по тому, что фанатиками кто-то руководит. Но ведь обвиняют не только исламских экстремистов, вызов брошен и христианству в целом. Заодно, так сказать, не делая разницы. В чем же можно упрекнуть христианство? Может, в том, что оно создало на основе античного наследия Европу, да и всю западную цивилизацию? Это убедительно показал еще П. Чаадаев и не только он один. Или в том, что христианство отучило представителей рода людского от тривиального людоедства и полигамии? В том, что привнесло в мир универсальную этику (следование одному этическому стандарту)? В том, что, расколдовав магический мир, сделало возможной современную науку? А может, виновата христианская церковь, которая весь XIX век боролась на Западе за отмену рабства? Или за широкомасштабную благотворительность, проводимую Всемирным советом церквей, в который входит около 350 церквей из более чем 100 стран мира (штаб-квартира в Женеве). Эти церкви объединяют около 500 млн. людей. Или в том, что католическая благотворительная организация «Каритас» тратит миллионы долларов, собранных верующими, на нужды самых бедных по всему миру, независимо от их вероисповедания? Или в неутомимости лютеранских дьяконис в Германии, опекающих социально уязвимых людей?

    Ко многому мы привыкли и считаем само собой разумеющимся. Но чего в современном христианстве не отыскать, так это фанатизма и терроризма. Христианство, наоборот, часто заслуживает упрека в чрезмерной секуляризации. Действительно, христианство на Западе явно эволюционировало в сторону гуманизма и благотворительности. Баптистский пастор М. Л. Кинг и индус М. Ганди, почитавший Л. Н. Толстого, основали философию ненасилия, которая стала составной частью современной политологии. А. Мень создал концепцию христианского гуманизма. Но ново-старым «русским мальчикам» (и девочкам) религия не нравится ни в каком виде и христианство, в частности.

    Что же предлагается? Да ничего! Даже и не пытаются! Поэтому подскажем: общечеловеческие ценности. Но общечеловеческие ценности не сами родились, они есть не что иное, как секулярный вариант этических предписаний (заповедей) мировых религий (не убивай, не воруй, не вреди другим и т. п.). Общечеловеческие ценности связаны, конечно, с гуманизмом. Но гуманизм бывает трех видов: религиозный, безрелигиозный (светский), атеистический. Что такое атеистический гуманизм мы (кто жив остался) хорошо знаем на своей потертой посткоммунистической шкуре. Или эксперимента с первым в мире атеистическим государством недостаточно? На якобы секулярный Запад нам кивать рановато, там государственного массового атеизма никогда не было. У них теперь светский гуманизм на тихом религиозном фоне. У нас же только совсем ленивый атеист не упрекает христианство в средневековых крестовых походах и инквизиции. Давность лет при этом не учитывается. Интересно посмотреть, какие походы были у сторонников общечеловеческих ценностей? Ведь что такое коммунизм, как не социальная проекция этих самых ценностей в атеистическом варианте? Или это уже забыто? По сравнению с преступлениями коммунизма (см. «Черную книгу коммунизма») крестовые походы церкви, даже с учетом масштаба, кажутся детским лепетом.

    По рассуждениям новых атеистов, исламские террористы не были бы террористами, если бы их религия не обещала им царство небесное. Но, заметим, самопожертвование без надежды на какую-либо награду нравственно еще выше. И атеизм, исключающий царство небесное как таковое, не остановил русских террористов в XIX и ХХ веках. Напомню некоторые религиоведческие аксиомы. Религиозное мировоззрение обладает свойством этически окрашенной тотальности (целостности), но одновременно оно устанавливает пределы этическому поведению (заповеди), что исключает оправдание целей средствами, возникновение тоталитаризма как целенаправленной политики. На практике этот баланс (целей и средств) часто не соблюдается, но можно ли здесь винить религию как таковую?

    Религиозное мировоззрение упрекают в закрытости (герметичности). Но именно религиозное мировоззрение максимально открыто, так как имеет дело с бесконечным – Богом. Если на практике это не так, то вопрос следует задавать людям, которые все способны извратить. Религия действительно сильное средство. Многие слепнут от яркого света монотеизма христианства и ислама. Для неискушенного ума трудно совместить монизм истины с плюрализмом мнений и свободой совести. Все же христианская Европа в ходе своей трудной истории научилась различать свободу и необходимость.

    К чему может привести полный отказ от религии? Как говорил герой Достоевского, если Бога нет, то все дозволено. Новоявленные атеисты утверждают, что Бога нет. А что тогда есть? Законы природы? Где же здесь открытость системы? Нам предлагают поверить в «самодвижущуюся материю», в самозарождение жизни, по сути, в «ковры-самолеты», «скатерть-самобранку» и «гусли-самогуды». Даже если согласиться, что все происходит по неизвестно откуда взявшимся законам природы, то опять же непонятно, а что такое свобода и, соответственно, нравственная вменяемость. По «законам природы» сильные должны перебить слабых на всех уровнях (дарвинизм биологический и социальный). По этим законам медицину нужно и вовсе отменить. Зачем же всяких слабаков поддерживать? «Грядущий хам» как итог эволюции! Если люди извратили великий гуманизм мировых религий, то нечего на Бога пенять, Который с небес за шиворот никого не хватает. Смешно, но претензии некоторых взрослых людей к Богу, давшему им все для мирной и счастливой жизни, звучат именно так.

    Новые «русские мальчики и девочки» думают, что они своим умом дошли до атеизма, но это всего лишь заблуждение. Они суть продукты и последствия семидесятилетнего промывания мозгов. Лучшее, что может быть для них, – срочная командировка в Европу, счастливо избежавшую заболевания принудительным госатеизмом. Можно рекомендовать Женеву для ликвидации пробелов в образовании. Дмитрий Карамазов, как известно, не отличался образованием, но это ему принадлежат слова: «Ракитин говорит, что можно любить человечество без Бога. Ну это сморчок сопливый может только так утверждать».