Главная / Статьи / Общество / ОТСЕЛЬ ГРОЗИТЬ МЫ БУДЕМ ШВЕДУ
ОТСЕЛЬ ГРОЗИТЬ МЫ БУДЕМ ШВЕДУ
ОТСЕЛЬ ГРОЗИТЬ МЫ БУДЕМ ШВЕДУ
24.09.2011
1483
К сожалению, сегодня многие забывают, что именно христианские истины легли в основу таких современных понятий, как свобода и достоинство личности, творчество, взаимная ответственность, равные права, – того, что принято называть общечеловеческими ценностями, на которых базируется гражданское общество. Культура в высших своих проявлениях проникнута христианским духом, христианскими символами и несет свидетельство о Христе. И это как нельзя лучше показывает Санкт-Петербург, который принято называть культурной столицей нашей страны.

Санкт-Петербург на протяжении двух столетий был и по сей день остается окном в Европу. Благодаря этому «окну» изначально в Северной столице обосновались разные христианские конфессии, которые мирно сосуществовали и плодотворно сотрудничали. Со времен Петра Великого православные, католики, лютеране, реформаты, а позднее и христиане других конфессий вместе строили этот город, наделяя его лучшими чертами своих культурных традиций. Конфессиональные различия, конечно, вносили в жизнь города свою специфику, но не становились причиной вражды, не мешали добрососедским отношениям и сотрудничеству.

В наши дни отношения между конфессиями нельзя назвать совершенно безоблачными. Они оставляют желать лучшего. Однако и в этой ситуации Санкт-Петербург выделяется на общероссийском фоне – у нас, в немалой степени благодаря прошлому города, межконфессиональные проблемы не стоят настолько остро, как в других регионах России.

Как же отношения протестантской Европы и России отразились в истории города? Задолго до основания Санкт-Петербурга и принятия христианства на Руси стали складываться торговые отношения между странами Северной Европы и Русским государством. В Лодейном Поле (Ленинградская область) найден клад, содержавший европейские монеты, в том числе серебряный динарий из Гротингена, изготовленный по повелению голландского епископа Гернольда в начале II века. По-видимому, дальнейшему развитию добрососедских отношений помешало долгое татаро-монгольское иго.

В эпоху смутного времени началась ожесточенная война со шведами, которые завоевали Великий Новгород и обширные новгородские земли, большая часть которых входит сейчас в состав Ленобласти. Нанесенный военными действиями ущерб был значителен не только по своим материальным размерам, но и по великому оскорблению религиозных чувств православных христиан. Шведы грабили и разрушали храмы, предавали осмеянию православные святыни, уводили в плен священников. Это не могло не встревожить соседние христианские страны и, в первую очередь, Голландию.

В первые годы правления русского царя Михаила Федоровича (1613– 1645), а именно в 1615 году, в Россию прибыли голландские посланники, имевшие официальные полномочия содействовать заключению мира между Россией и Швецией. Эта миссия включала в себя, помимо политических мотивов, и религиозный характер. «Справедливый мир между означенными государями (шведским королем и русским царем) необходим всему христианству...», – говорилось в инструкции голландским послам. О веротерпимости голландского правительства и его посланников может свидетельствовать их намерение в самом скором времени «присутствовать при целовании креста русскими, ибо подобно тому, как шведы имеют обыкновение присягать на Св. Евангелии, русские подкрепляют свои обещания целованием образа Спасителя на Распятии».

Посольству, в состав которого входили Рейноут ван Бредероде и Дирк Баас, удалось заручиться согласием на переговоры обеих враждующих государей и впоследствии завоевать их полное доверие. Предлагая враждующим сторонам заключить перемирие, голландские посланники, прежде всего, выражали заботу о религиозных чувствах русских верующих. По их предложению, «войско шведского короля во все продолжение перемирия не должно разрушать церквей и монастырей в городе Новгороде Великом и других царских городах, занятых шведами; не умерщвлять и не грабить жителей, не уводить ни митрополита Исидора.., ниже других священников, не вывозить ни колоколов ни пушек». Вскоре от шведской стороны получен был ответ, в котором шведский полководец де ля Гарди обещал, что «во время перемирия церквей и монастырей трогать не будет и не станет вывозить из России людей, колоколов и пушек».

Несмотря на успешные действия посланников, православный государь не посчитал возможным для себя лично снизойти до встречи с представителями протестантской страны. Голландские послы обращались к нему только письменно, в основном через митрополита Исидора. Митрополит часто молился вместе с ними в присутствии православного духовенства, князей и знатных бояр.

В это время переговоры о заключении мирного договора настолько продвинулись, что представители враждующих сторон смогли прийти к согласию на встрече, состоявшейся в деревне Дидерино, на которой присутствовали в качестве примиряющей стороны и голландские послы. После этой встречи, 10 марта 1616 года, они вновь посетили митрополита Исидора, рассказали, чем окончилось совещание в Дидерине, и объявили о предстоящей новой встрече, после которой война будет закончена и русские земли будут возвращены православному народу.

Вероятно, для голландских дипломатов все же было предпочтительнее вести духовные беседы с русским духовенством, чем с царем. После разговора с митрополитом и совместной молитвы они решили, что их миссия окончена и дальнейшие решения переложили целиком на волю Божью. Тем более что дальнейшие переговоры должны были затронуть решение в основном проблем политических. Итак, пустившись в плавание из Стокгольма, голландские миссионеры после долгого отсутствия на родине, 4 августа 1616 г. прибыли в Гаагу.

А через несколько месяцев, в начале 1617 г. в Столбове, деревне между Тихвином и Ладогой, был заключен русско-шведский договор, согласно которому король Густав Август возвратил русским Новгород, Старую Руссу, Порхов, Ладогу и Гдов. В третьем пункте договора говорилось: «Вместе с вышеназванными крепостями и городами шведский король возвращает также всякие церковные украшения как в церковь св. Софии, так и во все другие церкви и монастыри в Новгороде и других крепостях... и не дозволяет ничего вывозить из них, также и собственности и имущества митрополита, всего духовенства и всего русского народа». Беспрецедентный случай в истории! Никогда завоеватели добровольно не возвращали полностью всех своих трофеев.

Но часть русских земель, тех самых, вблизи которых вскоре будет построен Санкт-Петербург, оставалась под контролем шведского правительства. До самого своего изгнания из этих земель шведы не нарушили данных голландским послам и русскому народу обещаний. Ни в одной деревне, крепости или городе не вспыхивали религиозные раздоры, не было отчуждения и вражды, связанной с ущемлением и осмеянием чьей-то веры. Господь оберегал эти земли, чтобы вскоре воздвигнуть на них великий город, который явит миру скрепленное Его благословением многонациональное и межконфессиональное единство. Так было в начале основания нашего города, и мы верим, что Господь вернет ему свое благословение навсегда.