Главная / Статьи / Общество / ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ДЛЯ ХРИСТИАН
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ДЛЯ ХРИСТИАН
ПОЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ДЛЯ ХРИСТИАН
24.09.2011
891
Любовь к Христу и любовь к политике

К тем, кто интересуется политикой, изучает политологию и политическую философию или занимается ими профессионально, могут быть обращены слова, являющиеся перефразировкой известной мысли П. Я. Чаадаева: «Прекрасная вещь – любовь к политике, но есть еще нечто более прекрасное – это любовь к Христу». Тут возникает встречный вопрос: разве эти два вида любви должны взаимоисключать друг друга.

Давно уже стало притчей во языцех устойчивое мнение о том, что политика – одна из самых грязных сфер социальной жизни. Спорить с этим трудно. Грехопадение первых людей повлекло за собой дальнейшее грехопадение всех форм человеческой цивилизации. Характерно, что глубина падения этих форм была разной, скажем, у искусства и политики. Последняя оказалась наиболее сильно поражена греховностью. В ее сферах концентрация зла во всех его видах была во все времена максимальной. Люди с самыми низменными наклонностями и страстями находили в политической сфере широкий простор для их реализации и удовлетворения. Те свойства греховной человеческой природы, которые невозможно было реализовать в сферах, например, музыки, архитектуры, науки, экономики, находили свое применение в области политических отношений. Это приводило к тому, что в политику устремлялись далеко не самые лучшие представители человеческого рода, обладающие не слишком высокими, а зачастую и откровенно низменными социальными притязаниями.

И все же, несмотря на жесткий реализм этой картины, любовь к политике и любовь к Христу совместимы. Доказательством тому служит существование такой теоретической дисциплины, как политическая теология. Она способна показать нам, как Бог действует в мировой политической истории.

Притча о сеятеле как введение в курс политической теологии

Все сферы политологии и политической философии испытали на себе сильнейшее воздействие секуляризации, а это привело к тому, что теперь присутствуют различные типы исследовательских позиций, так же, как и разное отношение к Слову Божьему. Это, в частности, относится и к пониманию смысла евангельской притчи о сеятеле, рассказанной Иисусом Христом (Мф. 13:3-8; 18-23). Как в данной притче обнаруживаются несколько типов «слышащих слово», так и в области политологического дискурса выявляется несколько категорий исследователей. К первой категории относятся те, кто не принимают Слова. Их сердце и разум либо еще не готовы, либо вообще не способны вместить великий смысл услышанного. И любые усилия обратить их будут тщетны. Это не вина человека, а его беда. Как стакан не может вместить ведро воды, так и дух человека, представляющий собой малый, убогий сосуд, не в состоянии вместить в себя Бога. Наличие теоретиков такого рода следует принимать как неизбежность и не огорчаться этому.

Другая категория исследователей – это те, кто с готовностью воспримут все то, что несет в себе христианская социально-политическая аналитика. Это может произойти на студенческой скамье или позднее, но на этом все и закончится. Впоследствии они в жизненной и рабочей суете в результате общения с коллегами-позитивистами отойдут от ранее принятого, забудут о нем либо же станут рассуждать и писать о политике точно так же, как это делают секулярно мыслящие политики.

И, наконец, особая категория – это те, кто являются «избранными сосудами», кто способен принять в сердце живого Бога и все открывшееся им богатство теологического понимания социально-политической жизни. Те, для кого политическая теология станет основанием и главным средством осмысления и оценивания проблем политической жизни, научатся не только распознавать, как Бог действует в социальном мире, но и видеть пути и возможности, позволяющие действовать вместе с Ним в условиях современной политической динамики.

Два аналитических подхода – христианский и секулярный

Предметом внимания и забот политической теологии является тот аналитический инструментарий, которым вооружают современных субъектов политического мышления Священное Писание и христианская духовно-интеллектуальная традиция. Собственный аналитический, мирообъяснительный опыт христианской мысли обширен и глубок. И, конечно же, он не может быть совершенно вычеркнут из коллективной памяти современного цивилизованного общества при всей секуляризованности последнего. Поэтому позитивистски ориентированная социально-политическая аналитика, несмотря на свое господствующее положение, не в состоянии считать себя самодостаточной. Ей приходится помнить о том, что существует иная аналитическая традиция, хотя и не такая древняя, как греко-римская, но все же имеющая право именоваться классической. Это христианская модель социальной аналитики, которая имеет свой язык, свои принципы формулировки проблем, свои способы постановки вопросов и поиска ответов. Она обладает неисчерпаемыми эвристическими возможностями и способна обнажать такие грани политической реальности и высвечивать такие смысловые оттенки глобального и локальных политических интертекстов, которые скрыты от позитивистского подхода непроницаемой завесой.

Христианская социально-политическая аналитика – это не столько познавательная, сколько интерпретативная система принципов, руководствуясь которыми исследователь приходит к особому пониманию социально-политических реалий и их контекстов. Ее задача состоит в том, чтобы не столько добывать новые знания, сколько интерпретировать уже имеющиеся. Однако плодотворность такой интеллектуальной установки обнаруживается в том, что подобный подход, дающий новое понимание известных событий и фактов, все же в конечном итоге оборачивается обретением новых знаний – знаний не осведомительного, а мировоззренческого характера.

Две аналитические парадигмы, христианская и секулярная, успели в течение эпохи модерна разойтись в разные стороны, подобно крыльям единого разводного моста. Их отстранение друг от друга явилось всего лишь частным случаем взаимоотстранения сакральной и профанной сфер в современной культуре. К. Барт так писал об этом: «Как сакральное, к нашему прискорбию, отстаивает сегодня, именно сегодня, свою самостоятельность по отношению к профанному, точно так же и профанное отстаивает свою самостоятельность по отношению к сакральному. Обществом теперь правит его собственный логос, точнее – целый сонм подобных божествам сил и ипостасей. Хочется сравнить нас с благочестивейшими людьми эпохи эллинизма или предреформации: мы уже начинаем догадываться, что кумиры суть ничто, но этим их демоническая власть над нашей жизнью еще не сломлена» (Барт К. Христианин в обществе // Социально-политическое измерение христианства. Избранные теологические тексты ХХ века. М., 1994, с. 17).

Указанные подходы вряд ли следует сталкивать между собой. Они пребывают в разных мировоззренческих плоскостях. Там, где философско-политическая мысль, руководствующаяся секулярными установками и принципами, заходит в тупик, у нее всегда есть возможность попытаться взглянуть на интересующие ее проблемы в свете принципов христианской социальной аналитики. И тогда она может обнаружить, что существуют целые пласты важных смыслов, ценностей и норм, не охватываемых позитивистской политологией. В результате такого проникновения на чужую концептуальную территорию теоретическое сознание как бы оказывается в новом для него культурном пространстве христианских смыслов, ценностей и норм. И это перемещение может оказаться для него чрезвычайно плодотворным, поскольку позволяет, во-первых, увидеть многое из того, что раньше было от него скрыто, а во-вторых, увидеть известное и привычное в свете совершенно новых для него смысловых и ценностных определений.

Что привносит теологический взгляд в понимание политической реальности?

Тот вклад, который вносит христианский взгляд в объяснение современных социально-политических реалий, весьма существенен. Его суть может быть объяснена с помощью слов того же Карла Барта, давшего свое определение человека с христианским мировоззрением: «Христианин в обществе, – пишет он, – это нечто новое среди старой рутины, это истина среди заблуждений и лжи, это справедливость в море несправедливости, это дух среди грубой материальности, это формирующая жизненная сила среди жалких духовных потуг, единство среди всеобщей разорванности современного общества» Там же, с. 13). Эти слова в полной мере сохранят свою значимость, если мы будем говорить о христианине в политике, о христианском сознании перед лицом политической реальности, о функциях политической теологии.

Политическая теология обладает своим собственным языком. Это система знаков и значений, при помощи которых религиозное, христианское сознание размышляет и рассуждает о проблемах развития социально-политической реальности. Этот язык позволяет, при известной духовно-интеллектуальной самодисциплине, сочетать глубокие смыслы священных истин как с категориями политической теории, так и с реалиями повседневной политической жизни.

В самом общем смысле политическая теология призвана решать следующие задачи:

* демонстрация познавательно-аналитических, объяснительных и оценочных возможностей, какими располагает христианская социальная аналитика по отношению к политической реальности;
* систематизация индивидуально-коллективного социально-политического опыта в свете принципов христианского мироистолкования;
* трансформация этого опыта в формы, отвечающие критериям современной христианской политической культуры;
* использование данного опыта в практике политического просвещения/образования.

Политическая теология ориентирует политическое сознание на сочетание христианского традиционализма с насущными требованиями современности, прочерчивает пути и разрабатывает формы сопряжения вечных библейских истин с теми ментальными, миросозерцательными стереотипами, носителем которых являются современные политические субъекты.

Важнейшим содержательным основанием политической теологии является Священное Писание. Книги Ветхого и Нового Заветов, мысли, высказанные Иисусом Христом и апостолами, труды отцов и учителей Церкви, разработки старых и новых богословов – главные источники идей и принципов политической теологии.

Основная дидактическая цель политической теологии состоит в том, чтобы предоставить каждому желающему возможность получить представление о взгляде Бога на политическую историю человечества, т. е. научить смотреть на политическую жизнь общества с позиций христианского богословия.

Предназначение политической теологии состоит в том, чтобы не просто связывать веру и разум, библейские истины с истинами научными, но содействовать их взаимопроникновению и превращению в единый комплекс аналитического инструментария, позволяющего исследовать проблемное пространство политической реальности.

Исходные положения политической теологии можно свести к двум основным.

Положение первое: христианская идея должна служить не для оправдания, а для объяснения политической реальности.

Политическая практика прошлого, вплоть до ХХ в., непозволительно часто оправдывалась при помощи христианской идеи, как это было, например, с монархическим строем. Но христианская апологетика и христианская аналитика – разные духовные формы. Если первая не применима по отношению к политической практике, то вторая совершенно необходима при объяснении происходящих внутри нее процессов.

Положение второе: политическая теология – это учение об овладении беспорядком.

Оно означает понимание того, что Бог, каким Он предстает в христианском сознании, – это Бог порядка. Все, что противоречит Его установлениям и вносит в них разлад, диссонансы, элементы беспорядка, хаоса, подлежит реорганизации, трансформации, упорядочению. Это относится и к социально-политической сфере.

Существуют различные виды порядка и далеко не каждый из них отвечает христианским критериям. Задача политической теологии состоит в том, чтобы обосновать необходимость и возможность созидания таких форм социально-политического порядка, которые бы в полной мере соответствовали этим критериям.