Главная / Статьи / Общество / ПРОТЕСТАНТИЗМ - РЕАЛЬНОСТЬ РОССИИ
ПРОТЕСТАНТИЗМ - РЕАЛЬНОСТЬ РОССИИ
ПРОТЕСТАНТИЗМ - РЕАЛЬНОСТЬ РОССИИ
24.09.2011
677
После распада СССР не только среди представителей различных религий, но и светских наблюдателей было широко распространено представление о том, что идеологический вакуум, возникший после падения коммунизма, будет быстро заполнен возрождающейся верой. Эти представления были опровергнуты временем: Россия остается одной из самых секуляризованных стран, если не самой секуляризованной. Успехи и православия, и протестантизма, и католицизма, и ислама, и новых религиозных движений гораздо скромнее ожиданий конца 80-х гг. Тем не менее на этом общем скромном фоне успехи протестантизма наиболее значительны. Во многих городах (в основном на Дальнем Востоке и в Сибири) уже сейчас на рядовых воскресных богослужениях в протестантских церквах присутствует больше верующих, чем в церквах православных. Практически все конфессиональное многообразие протестантизма не только привилось, но и укоренилось на русской почве. Протестантские общины не только растут быстрее всего, но и социально-демографический состав их наиболее перспективен – молодежь, мужчины, специалисты, бизнесмены...

Всего за двенадцать лет появилась многочисленная протестантская интеллигенция, которой никогда раньше не было. Современные российские протестанты, по сравнению с представителями других вероисповеданий, в том числе и православными, отличаются гораздо большим интересом к богословским вопросам. Целые направления протестантизма возникают в наши дни в результате спонтанных богословских поисков отдельных искателей Истины. Так, например, вновь возникла российская реформатская церковь. Самостоятельно изучая Библию, несколько групп провинциальной интеллигенции пришли к ортодоксальному кальвинизму. Свое начало современное русское реформатство берет в библейских обществах, возникших в 1991 г. И хотя в начале 90-х гг. таких обществ возникало множество, два общества, в Москве и Твери, занялись изучением не только Библии, но и различных христианских учений. Еще одна особенность этих обществ состоит в том, что они были созданы не по инициативе какой-либо церкви (как это бывало обычно), а независимой группой заинтересованных людей. В процессе изучения их привлек кальвинизм. С 1991 по 1993 год эти общества занимались изучением кальвинизма и одновременно налаживали контакты с иностранными церквями. В 1993 г. установили контакты с Голландской консервативной церковью реформатов. С ее помощью общества по изучению Библии были превращены в полноценные церкви. Сначала были сформированы церкви в Москве и Твери. Позднее таким же образом возникают церкви в Брянске, Омске.

Создается впечатление, что Россия, веками абсолютно глухая к проповеди протестантизма, внезапно обрела к ней слух. И не просто обрела слух, но и оказалась в лице многих своих сыновей и дочерей очарована протестантизмом. Как будто догоняя упущенное время, все многообразие протестантских учений и религиозных прозрений находит в наши дни каких-то своих последователей. Этот новый российский протестантизм еще очень молод, среди его адептов практически нет людей с хорошим профессиональным теологическим образованием. Либо дилетантизм, либо подражательность пока что сдерживают развитие российской протестантской мысли, но молодость – порок, который быстро проходит.

Среди российских протестантов уже сейчас не так мало представителей художественной интеллигенции. Некоторые театральные коллективы при пятидесятнических церквах (например, в Ярославле) полностью состоят из профессиональных актеров. В провинциальных общинах присутствие художников, музыкантов, журналистов, преподавателей гуманитарных дисциплин – привычное дело. Появление высокопрофессиональной серьезной русской художественной культуры, вдохновленной протестантизмом, – лишь вопрос времени, его неизбежность уже теперь очевидна.

Если о протестантской художественной культуре можно говорить лишь в будущем времени, то в области социально-политической протестантское присутствие уже состоялось. Макс Вебер с его идеями «протестантского духа капитализма» воспринят как руководство к действию. Некоторые экономисты, социологи, бизнесмены пришли к протестантизму, исходя из представлений о том, что только в этой вере возможен честный, посвященный Богу труд в миру и только на основе этой веры может быть построен справедливый, «христианский» общественный порядок. Сейчас действует несколько серьезных общественных организаций социально-экономической направленности, в том числе протестантов-предпринимателей, занимающихся социально-экономической проблематикой. Ярким примером такой организации могут служить «клубы достоинства», возглавляемые блестящим экономистом профессором Александром Зайченко. В этих клубах протестанты, в основном пасторы различных деноминаций, обсуждают пути христианского решения социально-экономических проблем и разрабатывают конкретные проекты.

Важнейшей стороной идейной эволюции российского протестантизма становятся поиски протестантской формулы русского патриотизма.

Многие течения протестантизма активно ищут свои корни в истории, культуре и духовной жизни России, пытаются найти родственные явления в русском православии. Например, некоторые пятидесятнические группы создают себе легендарную историю со времен княгини Ольги; Христианский миссионерский союз проповедует о существовании протестантской традиции в русском православии, к которой причисляет и Сергия Радонежского, и Александра Меня; лютеране церкви Ингрии и сибирской лютеранской Библеистской церкви адаптируют для себя элементы православного богослужения и т. д. и т. п. Протестантизм в России не только растет, но и становится все более русским.

Социальная направленность русских протестантов, их патриотический порыв находят отражение и в конкретной политической деятельности. Особенно ярко политическая ориентированность русского протестантизма проявляется у пятидесятников. В оформлении помещений для богослужения часто используются российские флаги, и регулярные молитвы за победу демократии тоже не редкость. Активное участие (обычно на стороне «Яблока», иногда СПС) в предвыборных кампаниях – норма жизни пятидесятнических общин. Впрочем, активное участие в выборных кампаниях распространено не только среди пятидесятников. На думских выборах 1999 г., например, одна из самых больших в России методистских общин – Екатеринбургская – нарвалась на серьезные неприятности с облизбиркомом, потому что формально вошла в предвыборный штаб «Яблока», чем нарушила избирательное законодательство. Протестанты бывают горячими патриотами, поборниками великой и процветающей России; среди них нетрудно, например, найти сторонников войны до полной победы в Чеченской войне. Но их патриотизм имеет свою специфику: представление о великой России для них – это автоматически представление о демократической, правовой стране с неукоснительным соблюдением прав человека. Они часто не любят западную массовую культуру, тем не менее Россия для них – западная страна, пороки Запада – это общие пороки христианского мира. Какой-то особый русский путь, с их точки зрения, – нелепая фантазия.

Из книги «Религия и общество»,
Кестонский институт