Главная / Статьи / Общество / НАШИ УЖЕ ИДУТ К СВЕТУ
НАШИ УЖЕ ИДУТ К СВЕТУ
НАШИ УЖЕ ИДУТ К СВЕТУ
24.09.2011
636
Материал для этой статьи был подготовлен несколько месяцев назад, когда дневной приют «Луч надежды» при Доме молитвы на Поклонной горе функционировал в полную силу. Однако с 15 сентября 2003 года ситуация резко изменилась, приют был вынужден оставить помещение, где служители занимались с уличными детьми.

Причина таких кардинальных перемен – коллективное письмо от группы матерей, чьи дети посещают занятия воскресной школы в том же учебном классе, куда в будние дни в течение четырех лет приходили беспризорники. Можно понять волнение родителей за здоровье своих детей. Трудно понять другое – их действия и поведение лидеров церкви. Ведь никто из тех, кто принимал такое ответственное решение, руководствуясь «коллективным письмом» и принимая во внимание «горячие молитвы о закрытии приюта», не поинтересовался мнением служителей того же приюта или хотя бы деталями этого служения. Кроме того, само решение о закрытии приюта было сообщено им буквально на бегу, походя.

Если бы все обстояло иначе, то выяснилось бы, что сотрудники приюта с не меньшей ответственностью подходили к безопасности детей, чем их родители: обрабатывали помещение после занятий с «уличными» моющими и дезинфицирующими средствами, в пятницу вообще не занимались, чтобы проводить генеральную уборку. И за все то время не было ни одного случая заболевания детей от страшных инфекций. Видимо, это и был ответ Бога на проблему безопасности детского здоровья.

Разумеется, служители приюта были бы только рады, если бы братья и сестры, пресвитеры предложили совместными усилиями дополнить те меры, которые уже были предприняты для безопасности: установить кварцевые лампы, вентилятор, поменять стулья... Но факт остается фактом, их поставили перед готовым решением без каких-либо вариантов.

В настоящее время служители тем не менее не прекращают своей работы. Они навещают ребят у станции метро – места их обычного обитания. Приносят еду и одежду, но о духовной пище говорить не приходится. Вот что написала автор предлагаемого ниже материала о беспризорных детях Антонина Симусева:

«Можно, конечно, накормить ребят и помочь им одеждой. Но ведь это не спасает! Через Слово Божье спасает Христос. И как трудно вложить Божьи истины в уши тех, кто дрожит от холода под дождем или снегом и нуждается прежде всего в том, чтобы согреться в теплом помещении, просушить одежду, успокоиться душой.

Легко любить весь мир и проливать слезы о погибающих грешниках, которые далеко! А вот быть терпимыми к тем, кто с тобой рядом, – грязным, имеющим привычку к сквернословию, курению, воровству и прочим порокам – без любви Христовой невозможно. Однако именно таких детей дал нам Бог, и мы все за них в ответе!

Благодарю Господа за то, что Он не таков, как мы, человеки. Я знаю, что Он верен и не устает спасать погибающих. Слава Ему!»



Около года назад несколько ребят, посещавших наш дневной приют для безнадзорных детей, попали в следственный изолятор за совместное преступление. Некоторых из них мы знали два-три года. Они приходили к нам на несколько часов почти ежедневно, слушали Слово Божье, вникали в него... и вот результат! Узнав о случившемся, мы испытали противоречивые чувства: и стыд за них, и жалость к ним, и непонимание, почему Господь послал нам такое испытание. Должны ли мы винить себя в том, что случилось? Можно ли считать, что такая форма работы с уличными детьми неэффективна? Мнения разделились. Кто-то полагал, что ребята во многом уже научены, знают пути спасения, но, несмотря на это, избрали путь преступления, поэтому нужно отойти от них. Другие настаивали на том, что необходимо продолжать общение, так как именно в местах лишения свободы люди, проходя через скорби и страдания, склонны к духовным исканиям и переосмыслению своей жизни. Ведь Бог милостив и не отвергает тех, кто обращается к Нему за помощью. А мы – дети Его и должны поступать как Он.

Так было положено начало переписке с теми, кого еще совсем недавно мы считали своими питомцами, кому помогали лекарствами, одеждой и продуктами по тем скромным возможностям, которые имели, так как у приюта нет специального фонда для таких трат. В основном же мы продолжали духовную работу, назидая ребят и направляя их взор на Того, Кто любит их и может помочь, на Господа, Который говорит: «Воззови ко Мне – и Я отвечу тебе...» (Иер. 33:3). Вскоре произошло маленькое чудо: в СИЗО были допущены две сестры из нашей церкви для проведения библейских уроков, и они попали именно туда, где находились наши подростки. Мы приняли это как знак свыше, как милость Божью к юным заблудшим душам.

Вскоре Господь послал нам еще несколько человек, изъявивших желание переписываться с подростками-правонарушителями. Время расставило все по своим местам: те, кому нужны были только передачи, оставили переписку. Остальные, истинно нуждавшиеся в духовном хлебе, остались. Кто-то из них уже освободился и уехал домой, кто-то после суда отправился на зону, а кто-то еще ожидает приговора. Но все они обрели мир и покой в Боге. Слава Ему!

Понимаю, что не все так просто и однозначно. Часто говорят: «Чего не напишут из тюрьмы, чтобы разжалобить сердца христиан и получить от них передачу!» И все же хочется верить, что письма продиктованы не корыстью, а искренностью. Недавно я перечитала эти письма из неволи, вновь испытав радость, увидев, как ребята с Божьей помощью меняются, все больше и больше приближаясь к Господу, возлагая на Него свои надежды. Предлагаю и вам убедиться в этом.

Самый первый наш узник, с которым мы начали переписываться около двух лет назад, – Юра, 14 лет. Он посещал приют крайне редко. Мы знали, что он наркоман, но впоследствии выяснилось, что подросток воровал, а позже совершил разбойное нападение. Был осужден на 6 лет. В СИЗО обнаружилось, что он ВИЧ-инфицирован. Наши письма, судя по всему, не могли достучаться до его окаменелого сердца, и только после девятого письма наметился какой-то проблеск.

«Здравствуйте, мои дорогие друзья! Помогите мне разобраться в своей жизни и вообще во всем. Вечером перед сном беру Новый Завет и пытаюсь читать. Если честно, то я почти прочитал рассказ, называемый «От Матфея». Да благословит вас Господь!

Вы знаете, в хате все надо мною прикалываются. Говорят, что молиться Богу – это себя не уважать. А я говорю, что если Богу не молиться, то Он накажет тех, кто смеется над Ним.

...Вы спрашиваете, в чем я сейчас нуждаюсь, только в прощении Господа Бога – вот в чем я нуждаюсь. Прошу у Него прощения каждую ночь. Если честно, когда я только-только начинал молиться, мне как-то не хотелось и было лень, но сейчас совсем другое дело: сейчас я хожу на уроки и молюсь в радость.

...У меня есть для вас очень хорошая новость: я снова буду ходить на библейские занятия, и я этому очень рад! Помните, когда мы только начали переписываться в прошлом году, вы мне говорили, что на меня будут смотреть не так, как на обычных людей, если я буду читать Библию и молиться? Так вот, теперь я этим горжусь и всем, кто мне говорит, что я дурак, раз читаю Библию, отвечаю, что когда-нибудь в трудную минуту Господь Бог поможет и вам, и вы сами уверуете в Него, но они не верят и говорят, что это все бред».

Максим, 17 лет. Мы знакомы с ним около двух лет. Сирота. Жил с тетей-инвалидом. Писем от нее не получает.

«Когда я каждый день ложусь спать и при этом молюсь, то на следующий день у меня такое хорошее настроение! Хочется взять в руки Библию и за один час всю ее прочитать, чтобы понять, что хочет сказать мне Отец наш Небесный.

...Иногда вспоминаю, как я раньше жил, и думаю, как буду жить в дальнейшем. Мечтаю завести семью, детей, в общем, начать новую жизнь. Каждый вечер и утром читаю молитвы.

...Хочу поскорее прийти в церковь на занятия. Всем ребятам желаю только хорошего. Пусть не повторяют наших ошибок. Пускай слушаются родителей. Если у них есть какая-нибудь цель в жизни, пусть добиваются ее. Если не получается, Бог им поможет. Он всегда с ними! Я вас всех очень люблю!»

Антон, 16 лет. В младенчестве был усыновлен. С 13 лет стал убегать из дома, дышать клеем и жить в подвале с другими уличными детьми.

«...У меня скоро суд. Надеюсь на лучшее, только бы Боженька помог! Вы хоть молитесь за меня, но и я тоже молюсь, чтобы все обошлось.

...Спасибо, что вы меня не забыли и что вы меня учили! А ведь меня еще учила уличная жизнь, которая и посадила меня сюда».

Максим, 16 лет. Сирота, жил с отчимом и бабушкой. В 13 лет сбежал из дома, нашел компанию, где дышали клеем, периодически жил в подвале.

«Как там парни поживают? Вы мне написали, что они дышат клеем. Я был в ужасе, и вот хочу им дать пример. Прочитайте им эти слова: «Я прошу вас, парни, кто слышит, не дышать этой гадостью. Вас это к добру не приведет. Если из вас кто-то думает: вот будет меня учить, что мне делать, то я вам отвечу, бросьте эту гадость и спросите сами себя, зачем мне это надо. Лучше скажите себе: я буду Богу молиться, ходить в церковь, верить в Бога, чем подчиняться дьяволу, нюхать эту гадость! Я вам говорю чистую правду. Если вы мне не верите, то вспомните, к чему меня это привело и всех ребят».

...Я за этот срок осознал, что натворил, и теперь жалею, что не послушал всех вас».

Денис, 16 лет. Конфликтовал с отцом, из-за чего часто уходил из дома. Употреблял наркотики.

«Я думал, что никогда сюда не попаду. Начал учиться и работать, жить дома, но, как говорится, сколько веревочке не виться...

...Скоро праздник Пасхи, и у меня появилась мечта справить ее на воле с родителями и побывать на вечернем собрании в церкви.

...В газете, которую вы мне прислали, я вычитал, что братья-арестанты отрекаются от Бога, и я задумался: ведь это правда, я тоже читаю Библию, молюсь Богу, а потом все равно начинаю грешить. Может, нужен какой-то план по чтению Библии, чтобы лучше понимать и чтобы это закреплялось во мне, в моем сердце. А то какой толк, что я почитал Слово Божье, а потом пошел покурил или поорал матом, чтобы показать, какой я крутой.

...У меня скоро суд. Буду молиться Богу, чтобы Он мне помог. Хотя все в руках Божьих, и как Он пожелает, так оно все и будет.

...Господь мне судья! Аминь».

Саша, 16 лет. Мать Саши давно уже лишена родительских прав, отец – алкоголик. Подросток приехал в город из Волосовского р-на, скитался по подвалам, дышал клеем, пробовал наркотики. Старшего брата два года назад убили в подвале.

«...Почему сестра не приезжает ко мне? Я постараюсь молиться больше, чтобы Господь привел ее сюда на свидание.

...Я каждый раз перед сном читаю Библию и молюсь Господу, чтобы Он простил меня за то, что я сотворил. Я больше ничего подобного не совершу, потому что я хочу нормальной жизни, а не такой, которой живут «просвещенские» (имеются в виду те, кто обитает на станции метро «Проспект Просвещения». – Авт.).

...Я не знаю, почему так происходит со мной: когда я получаю письмо от вас или от отца, мне хочется плакать, быть добрым, доверчивым и просто хорошим человеком.

...Я сейчас надеюсь на одно, чтоб Господь мне помог. Просто все мои надежды исчерпаны. Я молюсь каждый день перед сном, чтоб Господь не оставил меня и чтоб когда я выйду из мест заключения Господь не оставил меня, и чтоб я, когда выйду, опять не стал заниматься тем, чем занимался раньше.

Я устал от этой жизни и очень хочу начать новую жизнь с Иисусом Христом. Когда я читаю Библию, надо мной смеются и говорят, что мне никакой Бог не поможет, что все это сказки, – никто меня здесь не понимает...

Я боюсь снова забыть про Бога, что Он вообще существует. Помолитесь за меня, чтобы я не забыл Бога, а то ведь я очень боюсь этого и думаю, что один я не смогу перебороть сатану».

Антон, 19 лет. Сирота. Воспитывался в детском доме. Не смог приспособиться к самостоятельной жизни. Проводил время среди уличных подростков. Во время обыска у него «нашли» два патрона, при этом оказались и «свидетели». Теперь ему грозит срок 6 лет.

«...Я хочу поскорее отсюда выйти и покаяться.

...Я просто не понимаю, у них что, нет совести? Почему сажают по беспределу и даже не думают о дальнейшей судьбе человека?

...Пока что дело закрыли, жду суда, а когда он будет, я не знаю. Надеяться пока не на что, только на Бога вся надежда. Может, Он мне поможет, больше некому».

Саша П.

«Вечный рай
Я уверовал в Бога,
Отца Небесного моего.
Моя душа встрепенулась!
Но в то же время стала спокойной.

...Эти стихи я написал специально для вас. Я даже сам не представлял, что могу сочинять стихи!

...Я так хочу рассказать, что у меня творится на душе: как будто какой-то переворот, революция настала, но не могу объяснить, что именно творится. Я иногда думаю, что вот у меня ВИЧ, что я так и не сделаю ничего хорошего в жизни, но внутренний голос говорит мне: «Выкинь эти мысли из головы. У тебя жизнь только начинается». Мне кажется, что так Господь успокаивает меня и дает понять, что еще не все потеряно.

...Я буду стараться идти за Богом, и я буду просить у Него столько мудрости и желания, сколько потребуется, чтоб идти за Ним, не отставая».

Как чудны дела Твои, Господи! Размышляя над письмами ребят, я внезапно поняла, что Бог уже зажег их светильники! Пусть они еще светят слабо, и пламя их веры колеблется, но я не сомневаюсь, что Иисус Христос поможет им устоять, потому что Он «...трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит, доколе не доставит суду победы...» (Мф. 12:20).

Господь держит их за руку и проводит через долину скорби, чтобы они вышли оттуда утвержденными в истине. Бог никогда не ошибается! Он знает сердце каждого человека и какой путь ему надлежит пройти, пока Слово Его не произведет свое действие. Слово эти ребята слышали неоднократно, и в этом их преимущество перед теми, кто сейчас смеется над ними. Наши уже идут к Свету, а те еще во тьме. Поэтому труд наш не тщетен. Просто надо с верою и терпением исполнять предназначенное Богом, а Он, в Свою очередь, совершит то, что угодно Его святой воле. И в данном конкретном случае тоже, ибо сказано: «...с небес призрел Господь на землю, чтобы услышать стон узников, разрешить сынов смерти, дабы возвещали на Сионе имя Господне...» (Пс. 101:20-22).

 

(Письма публикуются в сокращении)