Главная / Статьи / Общество / ТРЕТИЙ РАУНД
История христианской веры – это не крестовые походы, инквизиция и соперничество конфессий. Все перечисленное относится, скорее, к политике. История веры есть история непрерывной духовной борьбы подлинных приверженцев Христа с «князем мира сего».

Сначала христианство стремились уничтожить силой и страхом. Это был первый раунд битвы, и длился он столетия.

Первых христиан заключали в тюрьмы, распинали, побивали камнями. Верующих было мало, и они не обладали ни оружием, ни поддержкой в массах. Но будучи малочисленными и безоружными, они не отступили. Напротив, земные властители, окруженные армиями, жрецами и миллионами подданных, в конце концов, стали склоняться на сторону христианства. Постепенно оно стало ведущей религией большинства наиболее развитых государств.

И тогда сатана, изменив свою тактику, начал второй раунд. Он решил искушать христиан гордостью. Верующих в обществе стало большинство. Но это большинство было формальным. Многие приходили в христианство по той же причине, по какой ранее отвергали его: из стремления быть вместе со всеми.

Именно из среды таких людей выдвинулись инквизиторы, продавцы индульгенций, организаторы погромов и Варфоломеевских ночей. Действуя насилием, они объявляли себя поборниками Учения, призывающего к милосердию.

Истинные христиане вновь оказались в меньшинстве. И им порой было трудно не отдаться стадному инстинкту и не слиться с толпой, ликовавшей вокруг инквизиторских костров.

Тем не менее, и второй раунд был проигран сатаной. Подлинная вера выстояла. Инквизиция и родственные ей явления ушли в прошлое, которое напоминает о себе лишь отдельными рецидивами.

После этого сатана снова перевооружился. Он извлек из арсенала свое самое эффективное оружие, которое внешне оружием не выглядит. Не сумев победить с помощью кнута, он перешел к политике пряника. Гонг к началу третьего раунда прозвучал где-то в конце XIX века, когда пришедшее в нашу жизнь электричество создало условия для бурного технического прогресса. Начался рост благосостояния масс, иногда прерывавшийся разного рода катаклизмами. Во второй половине XX века темпы этого роста стали наиболее устойчивыми.

В техническом прогрессе, самом по себе, нет ничего плохого. Но беда в том, что люди поставили его выше прогресса духовного.

Правда, Россия на какое-то время сошла с общей дистанции. В духовном плане она, как бы, оказалась на уровне первых веков. В период господства атеизма на русской земле было уничтожено и затравлено столько христиан, что на этом фоне меркнут все кровавые деяния инквизиции в отношении еретиков.

Но кнут коммунизма, в конце концов, сломался, и россияне начали также искушаться «пряником», как и остальное человечество.

Дьявол и в прошлые века соблазнял людей материальными благами и сладостью мирского успеха. Но никогда он не делал этого с таким яростным энтузиазмом, как сейчас. Экраны телевизоров буквально заливают зрителей разноцветной рекламой товаров и экзотических путешествий. Новые сверкающие автомобили проносятся перед глазами прохожих, заставляя их задетые сердца стучать чуть громче. Многочисленные бары приветливо распахивают двери перед теми, кто хочет отвлечься от повседневности. А сексуальная индустрия организована с таким размахом, что даже простой обыватель имеет возможность, хоть иногда, почувствовать себя римским патрицием. Денежные ручейки и потоки текут вокруг людей: кажется, только протяни руку и зачерпнешь.

Сатана бросает в толпу и пряники, и карамельки, и золотые монеты. Трудно не увлечься общим настроем и не броситься за ними, отталкивая других. В этой толкотне одни набирают много, другим не достается ничего, но азарт одолевает всех. Увлекшись, люди все меньше думают о главном. Им не до этого. Интенсивная мирская суета – лучшая колыбель для человеческой души.

Подлинные верующие, как в России, так и в других странах, по-прежнему составляют малый процент от всего населения (хотя номинальных христиан великое множество). В вере тоже бывает нелегко устоять перед нарастающей лавиной искушений и не быть втянутыми в общий круговорот.

Нынешним христианам, в каком-то смысле, может быть даже трудней, чем первым последователям Христа. Две тысячи лет назад вера испытывалась страхом, теперь – соблазном. Когда враг действует силой, то, по крайней мере, ясно, кто этот враг. Сегодня определить его гораздо сложней. Уводя людей от подлинного, сатана представляется благодушным, веселым и простецким. Пойдя ва-банк, он использует все свое искусство, превосходя самого себя. Он и мил, как большеглазая ведущая телешоу, и респектабелен, как профессор, рассказывающий о правоте материализма, и зажигателен, как политик, набирающий голоса.

Можно сказать, что лукавый сегодня лукав, как никогда. Бой за души идет бескровный, но и беспощадный. Его вполне можно назвать «последним и решительным». Устоять в таком бою очень непросто. Но устоявший заслужит, наверное, не меньшую награду, чем тот, кто в свое время не испугался меча.

Все сказанное отнюдь не является призывом к полному разрыву с миром и его заботами. И сам Христос не настаивает на этом. Его слова: «не заботьтесь для души вашей, что вам есть» звучат как пожелание. Он понимает, что на подобное способны лишь единицы. Большинству это не по силам. Люди слишком слабы, чтобы полностью довериться Создателю. Поэтому мирская активность и размеры имущества человека, сами по себе, не служат Христу основанием для приговора. Он говорит, что «надеющимся на богатство трудно войти в Царствие Божие», но не закрывает для них ворота на засов.

Христос не приговаривает богатых. Он их жалеет, понимая, как тяжело им идти к цели нагруженными и что многие из них могут не дойти.

«Легче верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие». Игольные уши – это ни что иное, как два близко расположенных столба, которые устанавливались в те далекие времена на таможне при въезде в город. Чрезмерно загруженный товарами «караван пустыни» пройти через такие уши не мог и в город не пропускался.

Конечно, к небесным вратам мы не понесем свое земное имущество. Но мы принесем туда то, чем нагрузила нас борьба за обладание мирскими прелестями: груз сердечной отверделости, тюки душевной пустоты и глыбы потерянного времени. Поэтому каждому стоит поразмыслить, какой ценой ему дается мирское процветание и стоит ли оно того. Пройдет ли он со своей поклажей через самую главную таможню.

Исход «третьего раунда» предрешен. Он закончится так же, как и два предыдущих. Имя проигравшего известно. Неизвестно лишь, как много будет тех, что проиграют вместе с ним.